Тема

Сохранить жизнь

Сергей Корякин
Сохранить жизнь

Сохранить жизнь

Можно с уверенностью сказать: большинство людей согласятся с тем, что убийство — это большой грех. В каждом из нас подспудно живет убеждение, что человеческая жизнь священна, поэтому жизнь другого — это табу, на нее не имеет права посягнуть ни один человек, будучи, как говорится, в здравом уме и твердой памяти. Даже такое явление, как смертная казнь, еще недавно считавшееся приемлемым в цивилизованном обществе, сейчас уходит в прошлое — все больше стран отказываются от нее.

Однако история геноцидов и войн свидетельствует: чтобы толкнуть человека на убийство, ему (или даже целому обществу) можно внушить мысль о том, что другой — это не человек или недочеловек, то есть можно демонизировать или дегуманизировать того, кого следует устранить. Пропаганда, внушавшая жителям гитлеровской Германии, что все неарийские расы несовершенны и недостойны жизни, привела к мировой войне и истреблению десятков миллионов людей. Как верно однажды заметили исследователи холокоста, в Германии «немыслимое стало мыслимым, а потом немыслимое случилось»1. Благодаря подобной логике возникло много черных страниц в истории, в том числе и в истории нашей страны.

Но необязательно обращаться к таким трагическим эпизодам, чтобы увидеть, как даже в мирное время немыслимое с легкостью превращается в мыслимое. Здравое современное общество может выступать против войны и смертной казни и при этом спокойно относиться к лишению жизни нерожденных детей. Еще относительно недавно такое явление, как аборты, казалось чем-то неестественным и позорным, эта процедура проводилась тайно, а аборт по требованию не был официально разрешен ни в одной стране мира. Так называемый цивилизованный мир был воспитан на иудео-христианских ценностях, утверждающих, что человек сотворен Богом и поэтому носит в себе Его образ. Между любовью к человеку и любовью к Богу Божественное откровение ставило знак равенства (см.: Мф 22:37–40; 1 Ин 4:20). Однако процесс обмирщения, начавшийся в эпоху Просвещения, постепенно принес свои плоды. Общество становилось все более светским, утрачивая христианские моральные ценности. Теперь уже каждый человек определяет для себя нравственные ориентиры: он сам решает, во что и как ему верить, кого и как любить, как распоряжаться своей душой и телом.

Вопрос абортов с точки зрения современных защитников этой практики — это вопрос права женщины распоряжаться своим телом. Зародыш внутри утробы рассматривается как продолжение ее тела, это что-то вроде опухоли или нароста, который женщина вольна удалить при помощи врачей. Некоторые специалисты считают, что эмбрион еще не является человеком, так как не имеет сознания и не может делать нравственный выбор, свойственный человеческой личности. Кроме того, право на аборт защищает частную жизнь женщины, поскольку она сама может решать, становиться ей матерью или нет. К зачатому существу относятся как к вещи, от которой можно избавиться в любой момент.

Но современная наука не оправдывает такого отношения к внутри–утробной жизни. Исследования показали, что мужская и женская гаметы, соединившись, образуют новую биологическую сущность, которая развивается по своей собственной, лишь для нее предначертанной программе. Импульс и направление развития уже не зависят от матери, но определяются самоуправляемой генетической структурой эмбриона. В целом современные биологи убеждены, что в промежутке между несколькими часами и несколькими днями после зачатия образовавшуюся новую сущность можно назвать человеческим существом. Интересно, что, даже не зная этого, древний богослов Тертуллиан говорил: «Человеком является и тот, кто им будет; также и всякий плод присутствует уже в семени»2.

Если все-таки зародыш — это человеческое существо, то имеем ли мы право ради собственных частных интересов убивать другого человека? В древнем языческом мире жизнь новорожденных детей ценилась мало, особенно если они рождались недоношенными, слабыми или увечными. В Древней Греции, как и аборт, преднамеренное убийство нежеланного или больного ребенка было весьма распространенной практикой. Родители могли спокойно бросить, утопить или удушить своего ребенка, если он был для них обузой. Однако иудейский мир того же времени исповедовал совсем другие ценности. Каждый человек, будь он взрослый или младенец, богатый или бедный, раб или свободный, рассматривался как образ Божий, поэтому человеческая жизнь обладала большой ценностью. Только Бог мог полноправно распоряжаться жизнью, поэтому человек не имел права ни на аборт, ни на самоубийство, ни на убийство ближнего.

К сожалению, современное российское общество не во всем разделяет такое отношение к жизни. Россия стала первой страной в мире, легализовавшей в 1921 году аборты по требованию 3. По данным Charlotte Lozier Institute на 2013 год, наша страна занимает третье место в мире по количеству совершенных абортов. Основными причинами, толкающими женщин на аборты, являются финансовые и жилищные проблемы, давление окружающих, нежеланная беременность, сложные взаимоотношения с партнером. Как правило, в этих сложных ситуациях женщина не может найти поддержки со стороны, и решение сделать аборт нередко становится актом отчаяния.

Многие христиане на Западе осознали, что простыми запретами и проповедями проблему абортов не решить. Поэтому появилось множество программ, помогающих молодым женщинам с незапланированной беременностью сделать выбор в пользу жизни будущего ребенка. Такие организации предлагают психологическую и материальную помощь, в крайнем случае подыскивают бездетные семьи, готовые с радостью усыновить или удочерить родившегося ребенка. Для них главное состоит не в том, чтобы женщина осознала неправильность своего поступка, а в том, чтобы она сделала выбор в пользу жизни и чтобы ее ребенок появился на свет. К счастью, подобные программы существуют и у нас, например благотворительный фонд «Семья и детство», предлагающий консультативную, юридическую и финансовую помощь женщинам, решившимся на аборт, или благотворительный приют «Мамин домик», дающий пристанище и работу молодым матерям. Действует также телефон доверия 8 (800) 200-05-07 по вопросам незапланированной беременности. Но, к сожалению, при больших масштабах проблемы этих усилий недостаточно, чтобы в корне изменить ситуацию.

Можно запретить аборты, но это не поднимет ценности человеческой жизни. Гораздо больше о ценности нерожденного человека скажет реальная забота о нем. Если мы провозглашаем ценность каждой жизни, это не значит, что эта жизнь должна стать ценной для кого-то еще. Она должна быть драгоценна прежде всего для нас самих настолько, чтобы мы были готовы что-то сделать, чем-то пожертвовать ради ее спасения.    

1 From the Unthinkable to the Unavoidable: American Christian and Jewish Scholars Encounter the Holocaust. / Ed. by C. Rittner, J. K. Roth. Westport: Greenwood Press, 1997. P. 2.
2 Тертуллиан Квинт Септимий Флоренс. Апологетик, IX. 8 / Пер. А. Ю. Братухина. СПб.: Изд-во Олега Абышко, 2005. С. 127.
3 Для сравнения, в Великобритании аборты узаконены в 1967 году, в США — в 1973-м, во Франции — в 1975-м и в Западной Германии — в 1976 году.

 

Автор: Сергей Корякин
Фото: gettyimages.ru

 


Работает на Cornerstone