Чему нас может научить нулевая промышленная революция

Михаил Дубровский
Чему нас может научить нулевая промышленная революция
Чему нас может научить нулевая промышленная революция

Что касается терминологии, то промышленной революцией изначально называли те колоссальные технологические изменения, которые происходили в Англии в XVIII веке и которые сделали эту прежде отсталую и бедную страну мировым лидером (это лидерство Англия удерживала более сотни лет — до середины XX века). Когда в конце XIX — начале ХХ века в США начался новый промышленный подъем, то английскую промышленную революцию стали называть первой. Однако некоторые исследователи указывают на то, что за сто лет до английской промышленной революции нечто подобное произошло в Голландии. Голландский технологический и промышленный подъем последней трети XVI–XVII веков назвали нулевой промышленной революцией.

В середине XVI века Голландия была частью огромной империи испанских Габсбургов. Им же принадлежала и почти вся Южная Америка, откуда испанская корона вывозила золото и драгоценные металлы кораблями. И все было хорошо, пока в Голландию не пришла Реформация. Многие голландцы приняли протестантизм, в то время как испанские короли были ревностными католиками.

Попытки вернуть подданных в лоно истинной церкви предсказуемо не дали результатов, и тогда в Голландию отправилась военная экспедиция, которая должна была наглядно убедить голландцев в превосходстве католической веры. После того как в первом же городе тысячи протестантов были повешены, стало понятно, что вопрос стоит крайне серьезно. Началась война между Северными провинциями (та часть Голландии, где преобладали протестанты) и Испанской империей, которая шла с перерывами в течение 80 лет (1566–1648).

Силы были заведомо неравными: у Испании был неограниченный ресурс золота, который позволял оплатить любое количество наемников, а все население Нижних земель (примерно территория нынешних Бельгии и Нидерландов) едва превышало 1 млн человек (включая стариков, женщин и детей), и большинство мужчин были не воинами, а ремесленниками. На этой территории не было никаких природных ресурсов. Единственным природным «богатством» Голландии были болота. Казалось, исход противостояния предрешен. Однако все повернулось самым неожиданным образом: Голландия не только одержала полную победу, но и стала мировым лидером, удерживавшим это лидерство на протяжении более ста лет!

Более того, прямо в ходе войны (которая, напомню, шла на территории Голландии) голландцы умудрились разработать и внедрить новые технологии. Вот далеко не полный их список.

Чтобы получить пахотные земли, им пришлось осушать болота. Эту работу невозможно было выполнить вручную, и голландцы применили для этой цели ветряные двигатели (мельницы). Также для осушения болот им пришлось прорыть дренажные системы — множество каналов. В результате они получили разветвленную транспортную инфраструктуру, позволившую наладить не только грузовые перевозки, но также пассажирское сообщение и почту.

Чему нас может научить нулевая промышленная революцияВиллем ван де Велде Младший. Орудийный залп. Ок. 1680

Именно благодаря каналам появилась возможность сплавлять из Германии в Голландию отличный корабельный и строительный лес. Были основаны голландские компании по торговле древесиной: Murgschifferschaft, Calwer в Шварцвальде, гильдия стропил в Пфорцхайме. Торговля древесиной была налажена на национальном уровне, и Голландия сформировала рынок сбыта древесины в Европе.

В борьбе против общего врага объединялись не только усилия, но и капиталы: местные купцы начали создавать акционерные общества. Это была новая по своей сути форма экономических отношений. В 1602 году было создано первое акционерное общество Республики Соединенных провинций — Ост-Индская компания, за ней последовали другие. Таким образом, купцы обеспечили общему предприятию куда больший потенциал, чем если бы они продолжали вести свои дела порознь (например, первоначальный капитал Ост-Индской компании насчитывал 6,5 млн флоринов).

Управление таким акционерным обществом осуществляли общая дирекция и его отделения (камеры) в разных городах, каждое из которых отвечало за исполнение своей логистической задачи. Решение сложных вопросов поручалось профессионалам. Благодаря этому компании добивались слаженного функционирования.

В середине XVI века на голландских судоверфях начали строить корабли, получившие названия «флейты» и «пинасы» (тамилы), технологию строительства которых голландцы довели до совершенства и которые получили широкое распространение в Европе. Для сравнения: только верфи города Заандам строили 2 тыс. кораблей в год. Российская империя за 20 лет петровских реформ смогла построить лишь 1 тыс. кораблей! Уже в XVI веке голландские суда обслуживали около 66 процентов всего товарооборота Европы.

Торф, богатство болот, пригодился голландцам в качестве топлива, его также научились применять в металлургии и получили металл гораздо более высокого качества.

Кроме того, именно в это время наступает и золотой век в искусстве Нидерландов. В XVI веке здесь творит один из столпов Северного Ренессанса Питер Брейгель Старший (1525–1569), прозванный Мужицким, и его сыновья Питер Брейгель Младший (1564–1638) и Ян Брейгель Бархатный (1568–1625). XVII век отмечен творчеством трех великих голландцев — Рембрандта Харменса ван Рейна (1606–1669), Франса Хальса (1582/83–1666), Яна Вермеера Делфтского (1632–1675) и других.

Список достижений можно продолжить. Кратко суммируя этот успех, можно сказать, что голландцы сумели превратить проблему в преимущество: ситуация, которая казалась совершенно безвыходной, стала для них ресурсом развития. Они научились использовать энергию негативных изменений для продвижения вперед!

Современный немецкий экономист Георг фон Вальвиц, автор новой истории развития экономических идей, назвал голландское экономическое чудо XVI–XVII веков результатом проявления присущих протестантам качеств: рационального ума торговца и экономической изобретательности.

Тут стоит задать вопрос: почему им это удалось? Ведь далеко не всякая проблема становится подобным ресурсом! Или, точнее, далеко не все люди (и страны) умеют использовать энергию, направленную против них, в своих целях.

На мой взгляд, стоит выделить несколько основных факторов, которые легли в основу их успеха.

Во-первых, для них возможность поклоняться Богу в соответствии с тем, как они верили, была важнее жизни. И это — первый и ключевой момент: если у человека или сообщества нет цели или ценности, которая была бы важнее самой жизни, кризис для таких людей неизбежно будет нести только разрушение.

Во-вторых, они сумели достичь довольно большой степени единства, взаимной поддержки и подотчетности. Протестантские церкви в то время — это не собрание индивидуалистов, а настоящие общины, пронизанные множеством связей и отношений. Никто из нас не может устоять в одиночку: Христос обещал, что врата ада не смогут одолеть Церковь, но Он не говорил этого об отдельном христианине.

В-третьих, после Реформации изменилось отношение верующих к труду. Для протестантов труд был служением Богу. А значит, и выполнять его надо было максимально качественно, профессионально. Причем необходимо было постоянно повышать свой профессионализм. Именно такое отношение к труду и позволило превратить естественные трудности в преимущество и ресурс.

Все эти три фактора весьма актуальны и для нас сегодня. Особенно в той ситуации турбулентности, которая в ближайшие годы, как представляется, будет только усиливаться.

 

Фото: wikipedia.org, ru.m.wikipedia.org


Работает на Cornerstone