Тема

Причащение вечности

Иван Лобанов
Журнал/Архив/Номер 96/Причащение вечности
Причащение вечности

Вечность обещана верующим во Христа, вечная жизнь, как говорит об этом Евангелие: «Бог ведь так полюбил этот мир, что пожертвовал Сыном Своим единственным, чтобы всякий, кто верит в Него, не погиб, но обрел жизнь вечную» (Ин 3:16, пер. М. П. Кулакова, далее ПК). Единственное основание для этого — личная вера.

Опыт вхождения в общение с Богом многообразен, но есть что-то общее в этом вхождении, что делает нас соучастниками Божьего спасания, причащает нас вечности.

Мы слышим Божий призыв, затем откликаемся на него, проходим через крещение, а затем живем в общине (церкви), где происходит и научение нас Слову Божьему, и соучастие в Трапезе Господней (причастие). И мы не можем не делиться тем, что нас переполняет, — жизнью христианской — с окружающими нас. Это наше свидетельство. Мы вкусили, как это здорово — быть с Господом и Его церковью здесь, поэтому рассказываем об этом родным, близким и знакомым.

Всякое наше движение к Богу — это результат Его воздействия, на нас влияет Святой Дух, только происходит это незаметно для нас, потому что Бог не принуждает нас к спасению. Это может быть результатом довольно драматичных действий, как это было некогда с Савлом, известным нам сегодня как апостол Павел. Он был противником христиан и участвовал в гонениях против них со стороны иудеев. Сам он свидетельствует: «Я преследовал и смерти предавал всех приверженцев этого Пути как ложного учения, связывал и бросал в тюрьмы как мужчин, так и женщин… что я шел из синагоги в синагогу, заточая в тюрьмы и избивая верующих в Тебя» (Деян 22:4, 19, ПК). И вот он отправляется в Дамаск: «Я взял письма к братьям в Дамаск и отправился туда, чтобы оттуда всех сторонников этого нового учения вести как узников для наказания в Иерусалим» (Деян 22:5). На пути в Дамаск Господь явился Савлу и развернул его к Себе.

В наши дни могут быть и более удивительные истории о том, как люди приходят к Богу, спасаясь от всякого рода зависимостей, избавляясь от вредных привычек. Изменения в них самих и в их жизни становятся явными для всех спустя некоторое время. Одного нашего брата во Христе не узнала его одноклассница, когда он приехал через пару лет из города к себе на родину, в поселок. Она сидела и смотрела на него в автобусе, наконец решилась и спросила, кто он такой: «Вы очень похожи на Юру, но сильно моложе него». — «Это я, Галя, я во Христа уверовал и потому так изменился».

Но такое изменение всегда требует от верующего усилий. Бог находит человека, обращает, спасает. В этом чудо. Но наша вера все же требует действий, она проявляется в практике жизни. В Новом Завете есть две позиции, которые описывают веру с двух противоположных концов: то, что делает Бог, и то, как это проявляется в нашей жизни. Апостол Павел много пишет о том, что мы становимся Божь­ими людьми по Его воле, Его силой, Его благодатью, к этому ничего нельзя добавить (см.: Еф 2:8, 9). Бог позвал патриарха Авраама, обещая ему многочисленное потомство, и тот поверил Богу, и только за это Бог причисляет его к праведникам (см.: Рим 4:1–10). Но есть Послание Иакова, где описывается, что вера проявляет себя в делах: «Не угодно ли тебе, жалкий ты человек, признать, что вера без дел тщетна? Когда Авраам, отец наш, возложил Исаака, сына своего, на жертвенник, разве не за это свидетельство веры был он признан праведным?.. Тут все вышло по Писанию: “Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность”… Так что видите, будет признан человек праведным или нет — от дел его зависит, а не от одной только веры» (Иак 2:20, 21, 23, ПК). В конечном счете позиция Павла сегодня более известна. Но здесь нет противоречия.

Дар от Бога — вечная жизнь. За что? Иными словами, чем мы заслужили такое расположение Бога к нам? В посланиях сказано, что «Христос в назначенный час умер за людей, отвернувшихся от Бога. Едва ли пожертвует кто жизнью своей даже за праведника (впрочем, кто-то, быть может, решится умереть за хорошего человека). А Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Так Бог явил Свою любовь к нам» (Рим 5:6–8, ПК). Любовь Бога безусловна. Мы не можем заработать любовь, как ребенок не зарабатывает любовь своей матери — она любит его не за что-то, а потому, что такова сущность материнской любви.

Причащение вечности

После того как мы поняли и приняли факт нашего призвания, мы соглашаемся на жизнь в новых условиях, когда для нас есть факт существования небесной реальности и жизнь качественно изменилась: в ней есть не только отношения социальные, между людьми, но и отношения сверхъестественные — с Богом. Как в социуме мы несем обязательства, такого же рода обязательства мы берем на себя и в отношениях с Богом. Мы должны что-то делать. Мы не можем не делать. И вот здесь пример с Авраамом приобретает два измерения. Бог призвал — Авраам послушался. Бог называет Авраама праведным — Авраам начинает действовать. Вера Авраама дала ему статус праведника до того, как он начал действовать, но после приобретения статуса он не мог не действовать.

Христианин не может жить прежней жизнью, какой жил до обращения. Даже его неверующее окружение знает, каким он должен быть, что ему можно, а что нельзя. Приходится, как говорится, соответствовать. Не то чтобы это было трудно, но определенных усилий сто´ит, потому что верующий хочет исполнить волю Божью.

В начале христианской жизни мы прикладываем усилия по изучению Писания, мы учимся молиться, нам непривычны новые христианские песни. Признаться, я даже не подозревал, что есть такой жанр, как христианские гимны, до того как стал верующим. Молитвы тоже даются не сразу. Если вы выросли в христианской семье или с юных лет были в этой среде, то это происходит естественно. После обращения в 19 лет я не сразу привык молиться всякий раз перед едой, благодаря Бога за хлеб насущный и прося его благословить. Бывало, что вспоминал об этом, уже начиная есть, тогда останавливался и замирал в тихой молитве (дело было в армейской столовой). А уж про Библию и говорить нечего. Пугали ее объем, не всегда понятные слова, расположение книг, странное устройство (главы, стихи, странная орфография и пунктуация, параллельные места).

Общинная жизнь очень помогает, даже если это только посещение церкви по воскресеньям. Правда, нужно с кем-то подружиться. Сближают совместные обеды и группы, где изучают Библию, какие-то общие дела, связанные с благотворительностью (раздача обедов для бездомных у вокзала, разбор принесенных в церковь вещей для нуждающихся, строительство на территории церкви).

Ни с чем не сравним опыт на богослужении, когда ты участвуешь в пении, слышишь молитвы собратьев, а проповедь касается твоего сердца. Но и сюда надо ходить: если в первые дни после обращения ты торопишься в церковь (хорошо, когда в семье ты не один верующий, когда не надо преодолевать сопротивление родных), то через год-два может наступить апатия и прийти мысль, что сегодня можно пропустить богослужение. Труд сердца должен вершиться постоянно. Не принуждать, а побуждать себя зрело подходить к вере. Может не быть воодушевления, прежнего вдохновения, и это часто бывает от того, что очень много работы, ты устаешь, не всегда все хорошо в семейных отношениях, среди недели не читал Библию — как-то было не до этого. Вот тут и нужно побуждать себя, напоминать себе о причастности к вечности, о том, что ты причащаешься ей.

Особым богослужением в церкви является воспоминание о страданиях Господних — в Его дарах, хлебе и чаше причастия. В некоторых церквах оно происходит еженедельно, в других — раз или два в месяц, в третьих — раз в квартал. Суть этого служения так описана апостолом Павлом: «Посему, когда вы едите этот хлеб и пьете из этой чаши, всякий раз вы смерть Господа возвещаете в ожидании Его пришествия» (1 Кор 11:26, ПК). Причастие, или Вечеря Господня, в исторической церкви — Евхаристия (благодарение) — это небольшой кусочек от общего хлеба и чаша с вином; этот хлеб и вино принимают верующие. Вспоминается, как это было тогда.

Иисус очень сильно любил Своих учеников, апостолов, и как-то раз, перед Пасхой, Он их собрал на ужине и еще до того, как они поели, сделал немыслимое: Он им послужил, омыл им ноги. Они-то думали, кто из них важнее после Иису­са, а Он их всех сделал важнее, склонился к их ногам и как последний раб мыл им ноги. Царь вселенной мыл ноги грешникам, рыбакам, мытарям, бандитам (зелоты ведь были бандитами, они римлян ненавидели и убивали).

А потом Иисус прочел благословение над опресночным хлебом и стал его ломать, этот треск громко раздавался тогда в горнице: «Так будут ломать Мое тело, так будут свистеть бичи, рвущие Мою плоть, раздаваться будет стук молотков по гвоздям, пробивающим руки Мои и ноги. Ешьте его и потом, вспоминая Мои слова и то, что со Мной совершат эти люди».

Благословил Он и чашу с вином. Это был кратер, большая чаша, в которой виноградный напиток разводили с водой, а потом разливали по личным металлическим чашам, ведь люди того времени из общей посуды не пили, каждый носил свою. «Возьмите, разделите чашу между собой», — продолжил Иисус. «Всякий раз, когда вы будете собираться, есть, ломая хлеб, и пить из чаши, вы будете говорить о Моей смерти, вспоминая ее, и это продлится до Моего возвращения — Я вернусь, обещаю вам» (см.: Мф 26:17–30).

Вся эта братия воспела аллилуйный гимн, оставила горницу и пошла вниз, где у подножия Масличной горы в саду выжимали оливки, это место называлось Гат-Шманим, мы знаем его как Гефсимания. А потом был крест… В вечность мы входим потому, что Господь наш Иисус умер и на третий день воскрес, потом вознесся, сел справа от Отца и грядет во славе однажды во второй раз. Царству же Его не будет конца! Мы верим в это.

 

Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone