Решение

Жизнь на стыке тьмы и света

Татьяна Кантарелла
Журнал/Архив/Номер 95/Жизнь на стыке тьмы и света
Жизнь на стыке тьмы и света

«Это было лучшее изо всех времен, это было худшее изо всех времен, век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы, весна надежд, стужа отчаяния, у нас было все впереди, у нас впереди ничего не было, мы то витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, — словом, время это было очень похоже на нынешнее...» — эти, наверное, самые известные строки «Повести о двух городах» Диккенса столь актуально звучат по отношению к современности, впрочем, как и по отношению к любому времени после грехопадения человека.

Древний Израиль, будучи маленькой страной, постоянно находился под угрозой атак со стороны своих более сильных соседей. Войны были постоянными и зачастую весьма разрушительными. Во времена Исаии Израиль был практически стерт Ассирией с лица земли, а Иудея (и Иерусалим) была ее вассальным государством и тоже практически находилась под угрозой уничтожения. Слабые правители заботились больше о том, чтобы угодить Ассирии, нежели о том, чтобы быть верными Богу.

Иисус пришел в мир, также полный хаоса, разрушений и тирании. Это был мир, в котором нищета, голод и страдание касались практически всех, за малым исключением. Все знали: будет все только хуже — стоило лишь взглянуть на армии кесаря, Иродовых сборщиков податей и кресты, все чаще появлявшиеся вдоль дорог. Места на этих крестах займут вслед за Христом и те, кто верно следовал за Ним, проповедуя Божье Царство, рассеивающее тьму своим светом и переворачивающее привычные понятия правды, милости, любви и справедливости.

В последние несколько лет мы все живем с ощущением наступления худших времен. В разгар COVID-19 болезнь и смерть коснулись практически всех: или нас самих, или наших близких. Работа и служение многих повисли на волоске, улетучилось чувство хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне. А события последнего времени, кажется, окончательно лишили будущего нас и наших детей. Жизнь, которая какое-то время казалась стабильной, пошатнулась и погрузилась во мрак.

И тогда, и теперь — это худшие времена. Мало кто способен продолжить фразу Диккенса и сказать, что, как и тогда, сейчас также и лучшие времена. Как же нам жить среди всего этого? Исаия и многие его современники продолжали верить, что настанет время, когда народ Божий будет верным и позволит наконец Богу быть Богом: «И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы… И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать. О, дом Иакова! Придите, и будем ходить во свете Господнем» (Ис 2:2, 4–5).

Во времена, когда народ изнемог от войн, раздоров и нестабильности, Исаия провозглашал, что Бог задумал судьбу Своего народа не такой, и были люди, которые продолжали надеяться, что Бог (не раз избавлявший Свой народ из тьмы и мрака) придет, положит конец войне и страданиям и установит Свое господство на земле. Иерусалим будет освобожден и станет местом обитания Бога. Божьи требования справедливости и праведности будут достигнуты, но лишь потому, что Сам Бог будет обитать среди них, и Сам Бог будет действовать.

В Новом Завете мы видим, что это обетование касалось не только исторического Иерусалима и его обновления, но и совершенно иного обновления, явленного в воплощении Иисуса Христа. Многие из нас с вами испытали это обновление в Иисусе, когда Бог простил наш грех, преобразил сердце, примирил нас с Собой и друг с другом. Он дал нам новую жизнь, сделал нас новыми людьми, заключил с нами Новый Завет, дал свободу, единство и цель. И мы видели, как то, о чем говорит Исаия, уже начало исполняться в воплощении, служении и жертве Христа, хотя вокруг еще так много тьмы.

Тьмой Писание называет плачевное состояние этого мира, разрываемого войнами, ненавистью, хаосом, болью, безнадежностью. Мы все знаем, что в темное время лучше спать где-то в безопасности, ведь именно в темноте происходят самые страшные драки, улицы оглашаются выстрелами и криками, совершаются злодеяния. Неожиданные настигающие нас тени пугают ночью больше, чем любая тень днем. Когда мы внезапно пробуждаемся от ночного кошмара, то испытываем сильнейший страх, какого не бывает в другое время дня. И хоть мы уже узрели то, как Бог начал исполнять Свои обетования в пришествии Христа, в нашей встрече с Ним, Писание напоминает нам, что мы пока еще живем на стыке двух времен — тьмы и света, ночи и дня.

Апостол Павел пишет римлянам: «Ночь приближается к концу, и наступает день» (Рим 13:12; НРП). Это как раз о рассвете, когда еще темно, еще вроде ночь, но уже пробивается свет, зарождается день. И именно в это время, как мы знаем, труднее всего бодрствовать. Хорошее прошлого дня уже улетучилось, ночь все еще сковывает страхом, облегчение еще не наступило и не известно, когда наступит. Но как кто-то верно заметил: ни хорошее, ни плохое не будет длиться вечно. Именно поэтому, чтобы прожить как лучшие, так и худшие времена, нам нужно то, что в отличие от них длится вечно. Апостол Павел напоминает нам о том, что не проходит, но остается всегда: «…вера, надежда, любовь — сии три пребывают вовеки; а большая из них — любовь» (1 Кор 13; пер. Кулаковых).

Это единственное, что поможет нам одолевать тьму, отражать Христа, когда нам причиняют боль, когда нас касается страдание, когда мир кажется таким далеким, а справедливость — лишь мечтой. Помогут вера и надежда на то, что тьма не вечна и Бог побеждает ее, но побеждает Своей любовью, изливаемой через Своих людей. Начало второй главы Книги пророка Исаии, как мне кажется, тоже об этом — дела тьмы и беспробудного сна будут преображены Божиим присутствием: «…и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать… Придите, и будем ходить во свете Господнем» (Ис 2:1–5). Именно за ви´дение Божьего мира так важно держаться, когда вокруг сгустилась тьма, именно его использовать в качестве фильтра, через который мы смотрим на жизнь, трещащую по швам.

Много веков назад один раввин спросил своих учеников о том, как можно узнать, что ночь прошла и наступает день. Один предположил: «Когда увидишь вдали животное, можно различить овца это или коза». Другой сказал: «Когда увидишь вдали дерево, можно различить смоковница это или персиковое дерево». Но раввина не удовлетворили эти ответы, и он сказал ученикам: «Тогда наступает день, когда, глядя в лицо любого человека, ты увидишь в нем лицо своего брата или сестры, потому что если ты не можешь видеть в людях братьев, то все равно, какое время суток, — ты живешь во тьме, тьма еще не отступила, и свет еще не пришел».

Если бы мы видели то, что видит Бог, если бы знали, что знает Бог, если бы ходили Его путями, тогда бы в наших сердцах завершилась конфронтация и мы никогда более не стали бы восставать друг против друга ни в наших душах, ни в наших словах, ни в наших поступках. А мы порой ждем, пока Бог чудесным образом обратит мечи в плуги, продолжая активно этими мечами размахивать. Да, ожидание рассвета затягивается, но он обязательно наступит… Но что мы делаем для приближения этого дня и готовы ли к нему?

Уличные крики затихнут, и ночь преобразится в тихую, святую и ясную, но какими предстанем мы в этом свете? Ведь слишком часто вместо того, чтобы любить Бога и любить других, мы больше думаем об угождении себе и своим убеждениям, переставая любить и теряя связь с Богом в хаосе этой жизни.

Павел же напоминает — рассвет близко и призывает уже сейчас жить так, как мы желаем прожить вечность, держаться за то, что вечно, отражать Царство Бога, переделывать мечи на плуги. Спасение близко, говорит он, «оставим дела тьмы и наденем доспехи света». Сегодня — время пробудиться и жить «как при свете дня», потому что только в Божьем присутствии не пугает даже самая темная ночь и путь, пролегающий через долину смерти, не вызывает страха.

 

Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone