Искусство

Добрые плоды доброго самаритянина

Ирина Языкова
Журнал/Архив/Номер 95/Добрые плоды доброго самаритянина
Добрые плоды доброго самаритянина

В США в штате Нью-Йорк есть городок Покантико-Хиллз, совсем небольшой, почти деревня. Городок получил название от реки Покантико, что в переводе с индейского значит «бегущая среди холмов». В этом городке расположено имение Рокфеллеров «Кайкит» и рядом с ним построенная ими баптистская церковь*, которую украшают витражи, созданные художниками мирового значения — Анри Матиссом и Марком Шагалом. История создания этих витражей тесно связана с историей семейства Рокфеллеров, и она стоит того, чтобы о ней рассказать.

Покантико-Хиллз — резиденция четырех поколений клана Рокфеллеров. Землю эту Джон Дэвисон Рокфеллер-старший (1839–1937) приобрел в 1893 году и построил тут виллу. Из всех своих домов Рокфеллер-старший больше всего любил именно это имение.

Рокфеллеры по праву считаются самым богатым кланом в Америке, но они никогда не кичились богатством и не бросали денег на ветер. Они известны как благотворители. Благотворительность была настоящей страстью Рокфеллера-старшего, он помогал многим людям, за что его прозвали Добрым самаритянином. За свою жизнь миллиардер перечислил на благотворительность около полумиллиарда долларов. Большая часть этих денег шла на исследовательскую медицину. В конце 1930-х группа ученых из Оксфорда получила от фонда Рокфеллера грант на 5 тыс. долларов (на сегодняшние деньги это чуть меньше 78 тыс. долларов). В результате исследований был открыт пенициллин. Рокфеллер тратил огромные деньги на образование. В частности, основал Чикагский и Рокфеллеровский университеты. Он был глубоко верующим человеком и жертвовал десятину от своих доходов баптистской церкви в течение всей своей жизни.

Рокфеллер-старший мечтал дожить до ста лет, и ему это почти удалось, он умер в 1937 году в возрасте 97 лет, завещав свое состояние единственному сыну — Джону Дэвисону Рокфеллеру-младшему.

От своего отца Рокфеллер-младший унаследовал не только капитал и имение, но и талант благотворителя. Он также тратил большие суммы на различные благотворительные проекты, дал деньги на строительство Центра Рокфеллера в Нью-Йорке, небоскреба Эмпайр-стейт-билдинг, пожертвовал 9 млн долларов на строительство здания ООН (именно благодаря его помощи штаб-квартира ООН была построена в Нью-Йорке, а не в каком-то другом городе мира).

У него было шесть детей — пять сыновей и одна дочь, которые также продолжили семейную традицию: помогали людям, вкладывали деньги в различные проекты общественной значимости.

Один из сыновей Рокфеллера-младшего, Нельсон Рокфеллер (1908–1979), стал известным американским политиком, занимал посты губернатора штата Нью-Йорк и вице-президента США. При этом он увлекался искусством и собрал замечательную коллекцию, которая располагается ныне на двух этажах дома в Покантико-Хиллз. Большая часть собрания — это искусство ХХ века, в том числе работы Пабло Пикассо, Тулуз-Лотрека, редкая коллекция гобеленов Пикассо. В соответствии с завещанием Нельсона Рокфеллера его коллекция была объявлена народным достоянием, то есть то, что он приобретал для себя, сегодня доступно для всеобщего обозрения.

Но теперь обратимся к церкви. Это скромное на вид здание настоящая сокровищница, так как в нем находятся витражи Анри Матисса и Марка Шагала. Эту церковь построил Джон Рокфеллер-младший в 1921 году.

Добрые плоды доброго самаритянина

Когда умерла жена Рокфеллера-младшего Эбби Олдрич, их сын, Нельсон Рокфеллер, предложил установить в церкви витраж в память о ней. И витраж заказали Анри Матиссу. Эбби была большой любительницей и покровительницей искусств, при ее содействии и участии был основан Музей современного искусства в Нью-Йорке, который является третьим по посещаемости музеем в США. Она была дружна с Матиссом, часто принимала его у себя дома и владела несколькими его работами. Матисс не смог отказать ее сыну в его просьбе, хотя ему уже было 84 года и он был прикован к постели. Он сделал эскизы витража «Роза», выбрал цвета и тип стекла. Но буквально через несколько дней, 3 ноября 1954 года, художник скончался. Витраж, созданный по его эскизу, был установлен в церкви только в мае 1956 года. Этот витраж оказался последней работой художника. Говорят, что он светится в любую погоду.

Когда не стало Джона Рокфеллера-младшего, а он умер в 1960 году в возрасте 101 года, Дэвид Рокфеллер, один из его сыновей (брат Нельсона Рокфеллера) задумал установить в церкви витраж в память об отце. Новый витраж должен был быть размещен напротив «Розы» Матисса, посвященной памяти его матери. По мысли Дэвида, эти витражи будут напоминанием той любви, что соединяла эту пару, прожившую вместе долгую и счастливую жизнь.

Витраж «Роза» стал символом любви к прекрасному Эбби Олдрич, новый витраж должен был отразить благородство и щедрость Джона Рокфеллера-младшего, которого, как и его отца, часто называли Добрым самаритянином.

Рокфеллеры сначала не могли найти художника, который взялся бы за эту работу. Но кто-то вдруг вспомнил о Марке Шагале. Может быть, здесь свою роль сыграли слова Пабло Пикассо, который сказал, что, когда Матисс умрет, Шагал останется последним художником, который понимает, что такое цвет. Семья обратилась к Шагалу, и тот с радостью откликнулся. Шагал взялся за эту работу в знак благодарности Рокфеллерам за свое спасение. Дело в том, что в 1941 году руководство Музея современного искусства в Нью-Йорке (а Рокфеллеры были основателями этого музея и входили в совет директоров) помогло Марку Шагалу со своей семьей выехать из оккупированной нацистами Франции в США и перебраться в Нью-Йорк. Это спасло ему жизнь.

В 1964 году напротив «Розы» Анри Матисса был установлен витраж «Добрый самаритянин», созданный Марком Шагалом.

В верхней части витража изображено распятие, вокруг в разных направлениях летают ангелы, в правой части помещен евангельский эпизод — самаритянин везет на лошади избитого человека, в нижней — изображен крупным планом тот же самаритянин, к которому приникает спасенный им человек. В нижнем правом углу художник изобразил самого себя.

Впечатленные мастерством Шагала Рокфеллеры заказали художнику серию из восьми витражей. В цикл вошли семь витражей по мотивам Ветхого Завета и один витраж  — Нового Завета. Это единственная серия витражей Шагала на территории США.

Среди многочисленных членов клана Рокфеллеров был еще один человек, чей образ также запечатлен на одном из витражей, созданных Шагалом для этого семейства. Это Майкл Рокфеллер — представитель уже четвертого поколения династии, пятый сын Нельсона Рокфеллера, правнук Рокфеллера-старшего.

Майкл родился в 1938 году. С детства увлекался историей и антропологией. Поступил в Гарвардский университет. Мечтал отправиться в научную экспедицию в Океанию, изучать жизнь и быт аборигенов. Его отец Нельсон Рокфеллер поддерживал сына и выделил деньги на поездку. Надо сказать, что незадолго до этого Рокфеллеры открыли в Нью-Йорке Музей примитивного искусства, и Майкл захотел внести свой вклад в коллекцию этого музея.

Осенью 1961 года вместе с голландским этнографом Рене Вассингом Майкл Рокфеллер отправился в экспедицию. Они наняли двух проводников из местных жителей и стали обследовать поселения аборигенов, выменивая предметы быта и искусства на металлические изделия. Через некоторое время они собрали целую коллекцию, которая позже вошла в экспозицию нью-йоркского Музея примитивного искусства. Экспедиция уже подходила к концу, но на ее пути лежало еще одно поселение племени асматов, про которых говорили, что они каннибалы. Однако это не пугало исследователей, и они решили заглянуть и туда. Аборигены отговаривали Рокфеллера ехать к асматам, говоря, что в этом племени бытуют суеверия, что душа человека переходит к тому, кто его убил и съел, а один абориген даже сказал, что видит «маску смерти» на его лице. Но увлеченный Майкл не захотел отказываться от своей идеи.

Рокфеллер выменял лодку у аборигенов, подвесил на нее мотор и отправился вместе со своими спутниками к поселению асматов по реке. Через некоторое время мотор лодки заглох. Проводники отправились к берегу вплавь, местным это было не впервой. А Майкл и Рене оставались в лодке. Однако вскоре ее перевернуло волной. Некоторое время они дрейфовали на обломках. Майкл тоже решил добраться вплавь до берега, и Вассинг остался в одиночестве.

Через несколько часов Вассинг обнаружил гидросамолет нидерландских военно-морских сил, а затем шхуна «Тасман» подобрала его. На поиски Майкла Рокфеллера были брошены большие силы. К месту поисков прибыл его отец Нельсон Рокфеллер. Но следов Майкла нигде не было. Утонул он или был съеден асматами-каннибалами, осталось невыясненным. Майклу было всего 23 года. Горю отца не было предела.

Впоследствии было установлено, что до берега в то время было около 15 км, так что, скорее всего, Майкл Рокфеллер утонул, так и не достигнув берега.

В 1976 году Музей примитивного искусства в Нью-Йорке прекратил свое существование. Но предметы искусства аборигенов, собранные Майклом Рокфеллером и Рене Вассингом, были переданы Нельсоном Рокфеллером в коллекцию музея Метрополитен в Нью-Йорке. Сегодня они представлены в крыле имени Майкла Рокфеллера. Деньги на содержание этих залов Нельсон выделил в своем завещании в память о сыне.

У Майкла Рокфеллера была сестра-близнец Мэри. Она мучительно страдала из-за смерти брата. Но горе не замкнуло ее, а повернуло в сторону других страдающих людей. Она стала изучать проблемы близнецов и помогать людям пережить потерю близких. Мэри даже написала книгу на тему, как пережить смерть близкого человека. На обложке книги помещено фото, где запечатлены они с Майклом в детстве.

Памятью о Майкле стал и один из витражей, созданных Марком Шагалом для семьи Рокфеллеров. Витраж «Распятие» передает один из самых драматичных эпизодов Нового Завета. На нем мы видим распятого Христа, а перед Ним — преклоненного на одно колено Майкла Рокфеллера. Рядом с ним в лодке изображен его друг Рене Вассинг, с которым они отправились в экспедицию. В правом верхнем углу — братья Майкла, сестра Мэри и мать. Распятый Иисус, принесший жертву ради спасения людей, олицетворяет здесь надежду верующих на спасение и искупление.

Все восемь витражей Шагала размещены в окнах по боковым стенам церкви. Кроме витража «Распятие» Шагал создал семь витражей, изображающих ветхозаветных пророков. Некоторые из них со временем Рокфеллеры посвящали памяти членов своей семьи.

Так, витраж «Пророк Иоиль» посвящен памяти Нельсона Рокфеллера, «Пророк Иезекииль» — Маргарет Макграф (Пегги) Рокфеллер, жене Дэвида Рокфеллера, «Пророк Исаия» — Рей и Нелли Уолкер, «Пророк Илия» — Лилиан Т. Боуэлс и Юнис Тюрнер. Пророки «Даниил» и «Иеремия», а также витраж с изображением херувима никому не посвящены.

Возможно, большинство имен семейства Рокфеллеров нам ни о чем не говорят, но витражи, созданные Марком Шагалом, известны всему миру. И так удивительно, что они несут память о людях, проживших жизнь не только для себя, но помогая людям и служа Богу.

 

*Сейчас в здании бывшей баптистской церкви находится Union Church, которая позиционирует себя современной, прогрессивной и инклюзивной.

 

Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone