Интервью

Человечество находится в состоянии перманентной катастрофы

Журнал/Архив/Номер 95/Человечество находится в состоянии перманентной катастрофы

С Игорем Максаковым, заместителем председателя Российского союза евангельских христиан-баптистов по Уральскому региону, старшим пресвитером Объединения церквей евангельских христиан-баптистов Челябинской и Курганской областей, беседовала Екатерина Гуляева

Человечество находится в состоянии перманентной катастрофы

— Добрый день, Игорь! Как вы думаете, почему человечество время от времени проходит через катастрофы?

— Причина катастроф, которые проходит человечество, — это мы сами. Это наш ошибочный выбор, наше неправильное отношение к Богу, к Его слову, к Его заповедям. И я бы даже сказал, что человечество не время от времени попадает в катастрофы, а оно находится в состоянии перманентной катастрофы. Катастрофа случилась в Эдемском саду, когда Адам с Евой сделали свой выбор. И с тех пор катастрофа никогда не прекращается в глобальном смысле. И кажется, что Бог использует катастрофические события в нашей жизни или в жизни всей Вселенной для того, чтобы превратить зло в добро и чтобы встряхнуть людей. Потому что, когда люди находятся в зоне комфорта, они не думают ни о чем — ни о своей судьбе, ни о судьбе ближних. Они просто живут, как вздумается, им комфортно. А вот когда что-то происходит, человек начинает задумываться, ради чего он живет, почему и для чего с ним такое происходит. И нередко на вопросы, которые себе задает человек, он находит верный ответ.

— Почему жизнь делится на времена стабильности и времена хаоса — и в жизни отдельных людей, и в жизни целых народов?

— У многих людей в жизни постоянная нестабильная ситуация, и прежде всего она проявляется в отношениях с самим собой, со своей совестью, с ближними и в отношениях с Богом, в конце концов. Как я вижу, некоторые люди проводят жизнь в мучениях. Может быть, у них есть каки е-то иллюзии, какие-то фрагментарные события в жизни, которые помогают им ощутить что-то еще, кроме мучения. Но мне кажется, что безбожное общество просто живет, как живется, — войны, проблемы, сложности, непонимание, тоска, вакуум, пустота.

Мне проще говорить о верующих людях — почему в их жизни Бог допускает времена хаоса и нестабильности. Для меня ответ, что называется, лежит на поверхности: чтобы мы не прирастали к этой земле, потому что, на мой взгляд, трудности нас приближают к Богу, очищают нас. Есть такая песня христианская: «Чем ночь темней, тем ярче звезды, чем больше скорбь, тем ближе Бог». Я думаю, мы понимаем, что мы «тянем лямку» за Адама и Еву вместе со всеми людьми. Бог не отгораживает нас ни от каких трудностей: ни от пандемии, ни от чего другого. Мы вместе со всеми людьми разделяем человеческую участь на земле. Но наше благословение в том, что мы это понимаем.

— Трудности, нестабильность заставляют людей как-то иначе действовать и жить — нестандартно, примеряясь к новым условиям. Что это нам дает?

— Нестандартно действовать сложнее, чем привычно. Жить по накатанной колее всегда проще и легче, есть уже какой-то шаблон для решения того или иного вопроса. А вот жить нестандартно — это удел смелых, неординарных людей. Потому что нестандартные действия — это всегда риск, и ты не знаешь, чем они закончатся. Еще я бы сказал, что Бог часто допускает это в нашей жизни, чтобы мы поняли свои недостатки. Только тогда, когда окунаешься из стабильности в нестабильность, ты вдруг понимаешь, что собой представляешь. Мне кажется, что главное в жизни — понять, кто ты есть на самом деле.

— Становятся ли люди хуже или лучше, ближе к Богу, пройдя через трудности? Просыпается ли в них эмпатия? Или, наоборот, они становятся мизантропами?

— Все индивидуально. Одна и та же ситуация, ну например потеря близкого человека, одного человека заставит озлобиться, обидеться на весь белый свет, а другого, наоборот, сделает мягче. Мое поколение — люди, которые родились в 70-х, воспитывались на фильмах о войне. В одном из фильмов тех лет была такая фраза: «Война делает хорошего человека еще лучше, а плохого — хуже». То же самое происходит с трудностями в нашей жизни, которые допускает Бог или которые мы сами себе создаем. Особенно с теми трудностями, которые допускает Бог. Опыт жизни показывает, что если какой-то человек что-то собой представляет и он, как мы говорим, хороший, стоящий человек, если можно на него положиться, то как правило такие люди что-то в своей жизни пережили. Они прошли какую-то закалку и смотрят на жизнь уже совсем по-другому, нежели чем тот человек, который просто жил благополучной жизнью.

— Как в трудные времена действует в людях и в церкви Дух Святой? Чему Он хочет нас научить? Что вы можете особо отметить?

— Дух Святой действует в церкви во всякое время. И все то, что мы видим на наших богослужениях в церквах, в людях, — это все творчество Духа Святого. В трудные времена Дух Святой прежде всего ободряет через Свое Слово, через ответы на молитву, через обстоятельства. Во-вторых, Дух Святой — это наставник. Он утешает и наставляет народ Божий, потому что в трудные времена мы особенно в этом нуждаемся. И мне думается, что эти действия Духа Святого еще больше сплачивают церковь, потому что люди начинают друг другу помогать. Дух Святой ободряет, наставляет, поддерживает и сплачивает.

Человечество находится в состоянии перманентной катастрофы

— Можно ли сказать, что, приспосабливаясь к новым временам, люди проявляют выдумку, опираются на творческий дар Бога?

— Мне вспоминаются чьи-то слова, что Бог, в которого мы верим, который создал вселенную, который есть альфа и омега, — Творец. И человек тоже творец. Но уровень мастерства разный. Мне кажется, что творчество, в лучшем смысле этого слова, во все времена было редкостью, несмотря на то что каждый человек создан по образу и подобию Божию и в теории способен творчески мыслить. А еще я вижу, что способность жить творчески проявляется в людях как с хорошей стороны, так и с плохой. Взять сегодняшнее время — оно породило массу мошенников-вымогателей, орудующих с кредитными картами. Это все творчество испорченного человека. Когда же творчество проявляется в верующих людях, Бог по-особенному благословляет их.

Когда человек попадает в новые условия, он не знает, как жить. В России говорят, что голь на выдумки хитра. То есть проблемы заставляют человека делать то, чего он никогда не делал. Но мне хочется думать, что творчество — это все-таки созидание чего-то нового.

— И вообще, нужно ли оно людям — жить творчески? Важно ли это? Что это нам дает?

— Каждый человек должен сам решить, есть ли место творчеству в его жизни. Ведь есть люди, которые стремятся жить, как все. И они не думают о творчестве в принципе. Мне таких людей жаль. Я думаю, что абсолютно все люди способны к творчеству, но все в разных областях. Художники, музыканты, полководцы, государственные деятели, пасторы, духовные лидеры, плотники, учителя и т. д. — все способны к творчеству в своей жизни и в жизни общества. Но ведь не все так живут. Однако задатки творчества, способность быть творцом Бог каждому из нас дал. Я думаю, что творчество в каждом из нас — это отражение в нас Божьего начала.

— Подразумевается ли творчество в отношениях с ближними, подсказывает ли неожиданные решения?

— Принято считать, что творческая жизнь — это нечто неземное, что-то высокое, небесное и что только какая-то элита может так жить, а не все люди. И я вспоминаю слова великого Сперджена, который говорил, что вера начинается с мытья посуды. Что он имел в виду? Он имел в виду, что творческий подход в отношениях проявляется даже в бытовых мелочах — в ежедневной заботе друг о друге, во внимании, в умении выслушать человека, а не торопиться со своими советами. Распространен стереотип, что творческий человек — это человек, как правило, ничего не умеющий и ничем таким не занимающийся, кроме как своим ремеслом, — ну например, музыку пишет. Где он сегодня будет спать, что есть, в чем дети пойдут в школу — это его вроде как не интересует. Но этот стереотип неверный, если в жизни верующего человека есть место творчеству, Бог дает ему некое устройство, я бы назвал это красивым словом «гармония».

— Как творческий подход меняет жизнь церкви? Вам приходилось это видеть?

— В последнее время у нас принято считать, что если в церкви не хватает радости, то во всем виноват пастор церкви. Или не умеет организовать, или нетворческий человек, или еще что-то — во всех умных книгах пишут, что все вопросы ведут к пастору. Я не совсем согласен с этим. Нужно оценить то, что происходит сегодня в некоторых церквах. Мы застыли в какой-то старой форме и считаем это абсолютной духовностью. И здесь нам нужен творческий подход, чтобы поменять то, что можно менять, и оставить неприкосновенным то, что никогда менять нельзя.

Почему в церкви, где я проповедую, где я несу какое-то служение, например музыкальное или пасторское, есть равнодушные люди? Я бы ответил так: они ходят в церковь больше по привычке, они не вовлечены в ее жизнь, и потому эта жизнь для них чужая.

Я вспоминаю самого себя. Я пришел в церковь в 18 лет осознанно, церковь была в одном из уральских городков, маленькая, примерно тридцать с небольшим в ней было человек, собирались в избушке, и мне там было интересно. Почему? Потому что я искал Бога, попав в определенные жизненные обстоятельства. Я искал Бога, ощутив одиночество и пустоту в душе. И в том городке не было альтернативы этой церкви — городок был и остается маленьким. Я бы посоветовал людям прочитать книгу Кевина Деянга «Почему мы любим церковь». Я бы посоветовал людям продолжать ходить в свою церковь несмотря ни на что и самим привносить в нее ту радость, которой, может быть, не хватает в ней.

— Что лучше для людей в церкви — изменения или стабильность?

— Сразу хочется ответить, что людям сегодня как никогда нужна стабильность. Люди устали от всего того, что происходит вокруг, людям нужны надежда, якорь, стабильность, постоянство во всем — в жизни, в политической обстановке, в церкви. Но так не бывает. Все течет, все изменяется, как сказал древний философ. Вокруг нас всегда что-то происходит.

И еще я думаю, что стабильность может привести к стагнации. Что люди, пытаясь сохранить что-то в церкви — структуру, архитектуру или еще что-то, могут завести церковь, как говорят, в боковой тренд: то есть ни вверх, ни вниз, а куда-то в сторону все начинает двигаться. Изменения привносят в церковь определенную жизнь. Изменения в церкви должны быть, об этом нам свидетельствует все течение жизни, природа. Если бы на дворе все время была зима, мы бы ходили с отмороженными носами — зато все стабильно. А ведь Бог так сделал, что все в природе меняется. В жизни каждый проходит возрастные изменения: детство—отрочество—юность—зрелость—старость, и это говорит нам о том, что наш мир Бог сотворил изменяющимся. Поэтому нельзя сказать, что нам нужна только стабильность или нужны только изменения. Должна быть здравая библейская гармония.

— Что бы вы хотели сказать людям, попавшим в нестабильную ситуацию, в беду, людям, переживающим отчаяние?

— Я бы этим людям ничего не сказал, потому что я не тороплюсь давать советы. Во-первых, нужно понять, что произошло, чтобы дать совет. А во-вторых, человек должен эмоционально освободиться от той боли и отчаяния, которые пришли в его жизнь, — для этого его нужно выслушать. И я всегда задаю человеку один и тот же вопрос: «Для чего Бог это сделал?» Не почему, не за что, а именно для чего Бог это сделал? Не случайность, не злой рок, не люди, а для чего-то Бог допустил испытание в жизни человека. Это надо понять, и тогда жить становится легче.

 

Фотографии предоставлены Игорем Максаковым


Работает на Cornerstone