Опрос

Насущный вопрос

Диана Юртаева
Журнал/Архив/Номер 94/Насущный вопрос
Насущный вопрос

Я работаю в хостеле. Ежедневно мимо меня проходят десятки людей. Самых разных: славян и чернокожих, азиатов и людей арабской внешности, молодых студентов и людей постарше, мужчин и женщин. Со временем я стала различать тех, кто стремится поскорее взять ключ и уединиться в своем боксе, а кто, переодевшись, зайдет в нашу небольшую столовую, ища с кем бы поболтать за чашкой чая. Стойка регистрации — в том же помещении, что и столовая, и я часто бываю невольной слушательницей разговоров на самые разные темы. С одного такого разговора я и хочу начать свой рассказ.

Это были два студента. Время было позднее, и они приглушенно о чем-то разговаривали. Но, видимо, накал страстей был таков, что один в сердцах выкрикнул: «Да этот религиозный фанатик корчит из себя святого!» Реплика привлекла мое внимание, и я попыталась уловить суть разговора. Оказалось, речь шла об одном из преподавателей, который из-за своих принципов отказался с пониманием отнестись к какой-то непростой ситуации. При этом он сослался на свою религиозную принадлежность.

Выпив чаю, ребята разошлись. Я же еще долго сидела в задумчивости. Что-то не давало мне покоя. Но что? И я поняла — меня зацепило то, с каким негодованием и даже издевкой они произнесли слово «святой». Во мне боролись две силы: религиозная совесть старалась на все, чему я стала свидетелем, навесить ярлыки и разложить по полкам, разум задавался вопросом: почему слово «святой» стало для них уничижительным?

Я подумала: если у людей в лексиконе есть какое-то слово, то оно для них обладает значимостью. Даже когда смысл сказанной фразы опровергает ценность этого слова, само его упоминание указывает на то, что в мировоззрении человека за ним стоит определенный образ. Другими словами, в светском мировосприятии есть какое-то представление о святости. Но святость — понятие абстрактное и больше субкультурное. Наверное, у каждого сформировался какой-то образ святого человека, это практично и понятно житейскому сознанию. Тогда я задалась целью узнать, как люди представляют себе святого человека, благо многие гости хостела легко идут со мной на контакт. Я спрашивала их: какого человека вы назвали бы святым? Вот что они ответили (высказывания респондентов приведены в виде прямых цитат, также указаны их имена, возраст и профессия).

«Никакого человека не могу так назвать. Святой — некий мифический, идеальный, правильный человек, не существующий в реальности» (Дмитрий, 42 года, менеджер).

«Если так говорят в религиозном сообществе, то безгрешный — по книгам Божьего слова — будь то Коран или Библия, где грехи прописаны. Если такое слышишь среди атеистов, то это означает — у человека, о котором так говорят, нет деяний, признанных социумом плохими и вредными» (Родион, 24 года, курьер).

«Нужно ответить на вопрос, что такое святость, тогда и будет понятно, кто такой святой. Я больше имел дело со светлыми людьми, но святыми назвать могу едва ли кого-то из них» (Юрий, 38 лет, инженер-программист).

«Нет такого человека, кого бы я мог назвать святым. По крайней мере, я таких не знаю. Святой человек, насколько я знаю, выделяется духовным совершенством и некоторой связью (близостью) с Богом» (Антон, 29 лет, программист).

«Насколько я знаю, мощи* святых бывают в церквах, Николая Угодника, например. Святой человек, в моем понимании, — это человек, который посвящает полностью всю свою жизнь помощи людям и живым существам. Как правило, у него нет излишеств: имею в виду много золота, евро, долларов, яхт и так далее. Помощь, в моем понимании, — это оздоровление, исцеление, это советы, наставления, это, возможно, материальная помощь нуждающимся. Но главное, это помощь духовная и вера в Бога без навязывания. У такого человека совесть чиста» (Наиля, 37 лет, тренер по йоге).

«На мой взгляд, святой — это тот, кто живет, отдавая себя людям и служа им без корысти, зависти, без разрушающих мыслей и тем более поступков, — и во благо другим, то есть не позволяет людям использовать себя, паразитировать на его служении. Он искренен в словах и поступках» (Людмила, 34 года, юрист).

«Для меня святой человек — это даже не про веру. Душа святого человека обладает внутренним светом и теплом. Он притягивает как магнит. Он обладает какими-то сакральными знаниями, к нему идут за советом, за успокоением. Хорошо даже просто находиться рядом с таким человеком. Он глубоко сопереживает, тонко чувствует, понимает без слов» (Екатерина, 28 лет, экономист).

Почему меня заинтересовал именно светский взгляд на образ святого человека? Верующие «со стажем» иной раз склонны оперировать библейскими штампами. Они знают, как поступать правильно, как должно быть и даже что истинно. Бог дал верующим Свою святость, но они зачастую не умеют ее проявлять в своей жизни, теряются, забывают о ней, подменяют ее своими представлениями. Путь воплощения святости в верующем человеке длинен и занимает всю его жизнь. Ведь чем дольше я сама живу с Богом, тем мне очевидней моя греховность и сильнее переживается Его милость ко мне. Светский же взгляд — отстраненный и непредвзятый. Часто мой вопрос даже заставал собеседников врасплох. Многие им задавались впервые.

Итак, в сухом остатке мы имеем два тезиса. Первый отсылает представление о святых в область религиозного, даже мифологического. Эта область для респондентов непонятная, периферийная, и они вспоминают то, что где-то слышали о святости. Второй тезис развернут ими наиболее подробно. Святой — он больше «светлый». Он раздает свою жизнь другим, помогая им чем может. Мудрый и бескорыстный, он способен сопереживать и соучаствовать в жизни других. Он становится центром притяжения для тех, кто не находит в данный момент жизненной опоры. Он аскетичен в потребностях, но обладает внутренней силой и широтой сердца. Видимо, для моих собеседников существование таких людей в мире важно, а повстречать их в своей жизни — счастье.

И мне подумалось, может быть, образ святого, который люди рисуют себе, в чем-то близок образу человека, в котором отобразился Христос, — быть светом и не догадываться при этом, что он свет.

*Мощи — высохшие, мумифицировавшиеся останки людей, почитаемые некоторыми церквами святыми, имеющими (по представлениям некторых верующих) чудодейственную силу. — Прим. ред.

 

Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone