Тема

Святость в Ветхом Завете

Михаэль Каплан
Журнал/Архив/Номер 94/Святость в Ветхом Завете
Святость в Ветхом Завете

Слово «кдуша» переводится с иврита как «святость». Словари сообщают нам его значение — «отделенное, обособленное для Бога, для Творца». Но что это значит на практике?

Источником святости является Творец Вселенной. Именно Он способен распространить святость на весь мир, отделив нечто для Себя и определив его святым — будь то народ Израиля, или Храм, или Земля, обещанная Аврааму, или Тело Мессии. Таким образом, святость является категорией приобретенной и дается Творцом верующему, стремящемуся к Творцу. По мере приближенности к Творцу уровень святости как бы возрастает. Сегодня в религиозном иудаизме о Боге нередко говорят: «Святой, Благословен Он». Сам Бог, будучи отделенным от этого мира, имеет святую природу и является Источником святости. Именно поэтому все, что предназначено для служения Создателю, посвящено (отделено) для Него. Будь то люди или предметы и действия. Все они должны быть святы и обретают святость в силу этой особой отделенности.

Очень часто люди видят непримиримое противоречие между материальным и духовным, оставляя только за последним право на святость. Но верно ли это? Давайте вспомним. Первоначально созданный мир полностью был уделом Творца, и Адам был свят — в нем соединялись духовный и материальный миры. Будучи образом и подобием Бога, Адам освящал этот мир. Именно поэтому грех Адама изменил статус всего мира. Грех, отделив человека от Бога, по сути, отделил от Него весь материальный мир. Именно поэтому за грехом потянулась череда проклятий, обрушившаяся на материальный мир, — их отголоски мы ощущаем сегодня. Однако этот процесс обратим! И материальное может снова стать святым.

Для того чтобы это произошло, необходим механизм освящения. И Господь дал людям такой механизм в законах Торы. Павел в Послании к Римлянам (7:12) пишет: «…закон свят, и заповедь свята и праведна и добра». Святой закон Торы определяет прежде всего то, что не свято для Бога, и то, как несвятое сделать святым. При этом рассматриваются самые различные аспекты мироздания во времени и пространстве: например, суббота — свята, и поэтому многие дела, которые делаются спокойно в будни, оскверняют субботу. Квасной хлеб в обычные дни является святым, и мы произносим молитву, благословляя Бога за хлеб. Но если речь идет о празднике Песах, то все квасное является грехом и не может быть святым. Но давайте обо всем по порядку.

Есть понятие ситуационно обусловленной святости — этот важный для иудаизма момент часто упускают. То есть в одной ситуации действие является грехом, в другой оно свято и даже является исполнением заповеди. Например, интимная близость между мужчиной и женщиной вне брака — это грех, а в браке — это исполнение заповеди, прямого повеления Божьего, и приносит благословение.

Очень интересны также, например, правила освящения мяса. Чтобы жаркое из ягненка стало святым, необходимо совершить заповедь шхиты — слития крови. Исполнение заповеди освящает мясо, и если кровь была слита по правилам Торы, то оно даже может быть принесено в жертву в Храме. Получается так, что непригодное (или, как говорят иудеи, некошерное) в некоторых случаях может стать пригодным. Но для этого должна быть исполнена соответствующая заповедь. Заповедь как бы «приподнимает» предмет на более высокий уровень святости.

Святость в Ветхом Завете

В Библии сказано, что земля, обещанная потомкам Авраама, свята. А значит, есть понятие святости пространства. И есть вещи, которые обязательны в Земле Обетованной и бессмысленны в других местах. Иерусалим как часть Земли Обетованной обладает особым уровнем святости. И есть правила святости в Иерусалиме, неприменимые в других местах Израиля. Есть святой, то есть отделенный от Иерусалима, Храм, большую часть которого видели только священники. И в Храме есть Святое Святых — отделенное от отделенного, куда допускался только первосвященник и только один раз в год. Все это находит свое отражение в разных законах Торы.

Теперь перейдем к понятию о святости людей. Библия многократно называет еврейский народ святым. Но при этом звучит призыв: «Будьте святы, ибо свят Я, Господь, ваш Бог» (Лев 19:2). Так народ Израиля святой или еще пока не очень? И нужно ли что-то делать для достижения святости? Библия предупреждает, что есть действия, которые могут осквернить человека. Это действия, разрушающие святость. Но исполнение заповедей приводит к освящению. Отсюда следует, что освящение — это процесс, который требует усилий со стороны человека. В иудаизме считается, что человек, отказывающийся от запрещенного (некошерного) в пользу разрешенного (кошерного), прикладывает такие усилия. Но существуют и более высокие уровни святости.

Достижению святости может препятствовать не только прямое нарушение заповедей Торы. Неподобающее поведение, непристойная речь, обжорство, неряшливость, пьянство, похотливость также могут являться таким препятствием. Сосредоточенность жизни на материальном препятствует развитию духовного и, по сути, является самообманом. Заповедь «святы будьте» дана нам, чтобы предотвратить самообман. Быть святым означает возвыситься над материальным, отказаться от излишеств физического мира во имя единения с Творцом. Подчеркнем, что здесь речь не идет об отказе от материального, потому как наш мир есть соединение материального и духовного. Речь идет об отказе от материальных излишеств, о смещении акцентов с материального на духовное.

И тут мы приходим еще к одному аспекту святости, отмеченному Торой. Святость не может быть достигнута человеком в изоляции, поскольку это функция общественная. Святость, которая, условно говоря, не светит этому миру, лишена цели. Заповедь «святы будьте» имеет продолжение: «...ибо Я свят». 

Всевышний не может сравнивать Свою святость с человеческой, поскольку человек по определению не способен достичь таких духовных высот. Здесь говорится о возможности сближения с Творцом и предполагается взаимная устремленность, обоюдное движение навстречу Всевышнего и всего еврейского народа. Нередко на страницах Торы мы видим, что, когда Израиль делает, что называется, шаг назад — Бог делает шаг вперед, навстречу. Согласно законам Торы, физическая безопасность народа Израиля и его благополучие обеспечиваются Творцом и находятся в прямой зависимости от выбора Израиля, то есть от того, насколько еврейский народ «свят». С точки зрения Торы, для еврейского народа существует единственная возможность подтвердить и заслужить свою уникальность и право иметь свою родину: реализовать обязательство достичь единения внутри себя и с Творцом. Святость — это состояние, в котором человек близок к Богу и не отдаляется от Него в своих действиях. Человек не может достичь такого состояния своими силами, но может приложить начальное усилие в стремлении к истинному знанию и проявить постоянство в осмыслении святости поступков. Если человек освящается Создателем, то даже его материальные действия обретают святость. Иудаизм учит, что у святости двоякий смысл. Начало ее — служение, а завершение — воздаяние. Начало ее — старание, а завершение — подарок.

Всевышний будет наставлять человека на пути, по которому тот жаждет идти, и святость Господа освятит его. Даже пища, которую вкушает человек, устремленный к святости, возвышается, как если бы ее принесли на жертвенник Храма. Смысл святости в том, что человек пребывает в такой близости к Богу, что в любом действии, какое бы он ни совершал, он не отдаляется от Него. Однако подобное возможно только в том случае, если его разум и сознание постоянно заняты осмыслением величия Творца.

Немного скажем и о святости предметов. Некоторые предметы могут считаться святыми, так как содержат Имена Всевышнего, например тефиллин — повязка над глазами и на руку; коробочка с текстом, которая вешается на косяках дома, — мезуза; священные книги и т. д. Их использование в «несвятых» целях запрещено, и нельзя совершать действия, которые могут их осквернить, даже если эти предметы больше непригодны для выполнения заповедей.

Существуют и предметы, которые обретают святость лишь на то время, когда их используют в святых целях, как, например, четыре растения на праздник Кущей. В отличие от первой категории предметов после выполнения соответствующей заповеди их можно использовать в несвятых целях, но все еще запрещены действия, которые могут их осквернить.

В иудаизме придается большое значение святости времени. Суббота и праздники являются святым временем. Исполнение заповедей в любое время дня и ночи освящает время.

Святость места воздействует на сознание и вызывает благоговение только в том случае, если мы находимся в этом месте, тогда как святость времени пронизывает всю нашу жизнь, открывая нам божественный потенциал каждого мгновения. Изгнание народа Израиля из Святой Земли означало изгнание его из самого святого места, однако народ взял с собой заповеди Торы, которые являются источником святости времени.

Итак, по сути, в этой статье рассмотрены три концепции святости Ветхого Завета — святость материи, святость пространства и святость времени. И хотя передо мной стояла задача построить рассуждение на основании Ветхого Завета, нельзя не упомянуть о Мессии как о концентрации или, если хотите, точке пересечения всех возможных видов святости. В Нем соединены божественная и человеческая природа и осуществлена святость материи. Его святость пронизывает время, ибо Он вечен. Его святость не ограничена пространством и временем, ибо Он спустился в преисподнюю, и она не была разрушена. Но было бы неверно объяснять такой статус Мессии только лишь Его божественной природой. Ибо Он, обладая ею по праву, Своими действиями заслужил наивысший статус: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп 2:6–11).

 

Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone