Тема

Закон воздаяния

Михаэль Каплан
Журнал/Архив/Номер 93/Закон воздаяния
Закон воздаяния

Говоря о справедливости, люди зачастую имеют в виду чувство справедливости, которое является отчасти врожденным, отчасти приобретенным. Традиционные определения слова «справедливость» говорят, по сути, о двух ее видах: о правовой, юридической, и социально-экономической. Для людей же верующих источником справедливости является Бог, а значит, Высшая Справедливость должна найти свое отражение на страницах Священных Писаний.

Уже в первых главах Библии мы читаем о свершившейся несправедливости, требующей юридических последствий: «И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдем в поле]. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Быт 4:8). Это преступление требует справедливого воздаяния и должно быть регламентировано заповедями. В истории с Каином мы впервые видим намек на то, что наказание за убийство неизбежно. Затем убийство совершил его потомок Ламех* (см. Быт 4:23–24). Так или иначе, становится очевидной необходимость регламентировать отношения между людьми, что мы и видим, когда читаем историю Ноя. Здесь впервые появляются законы о воздаянии тем, кто пролил кровь человека: «…кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию…» (Быт 9:6). Интересно, что Бог говорит об этом при заключении Завета с Ноем. Завет — это договор, если применять современную терминологию, и, как у любого договора, в нем есть условия, которые необходимо соблюдать. Соблюдать Завет с Богом — значит исполнять Его заповеди.

В иудаизме распространена точка зрения, что Ною было дано по крайней мере семь заповедей, в том числе и те, которые говорят о необходимости установления справедливой судебной системы. Но если следовать буквальному смыслу текста 9-й главы Книги Бытие, то здесь Бог дает заповедь о восстановлении справедливости после совершения убийства. Пролитие крови — понятие, которое по сути равно предумышленному убийству в иудаизме — воздается пролитием крови виновного от руки палача или, возможно, свидетеля. И в дальнейшем мы видим в Торе, что свидетели, выступавшие в суде, должны были участвовать в казни. Итак, в соответствии с заповедью виновный в предумышленном убийстве должен быть казнен. Казнь — это и есть воздаяние за убийство, воздаяние, восстанавливающее справедливость.

В иудаизме есть мнение, что поскольку все люди, живущие на земле, являются потомками Ноя, то, заключая Завет с ним, Бог заключил Завет со всеми его потомками, поэтому заповеди этого Завета распространяются на всех людей. Что же касается Израиля, то Всевышний «добавил» ему еще и другие заповеди. Согласно Торе, любой ущерб должен быть восполнен, а значит, нужны механизмы, восстанавливающие справедливость, то есть, с одной стороны, нужно было оценить действия человека, а с другой — воздать ему по заслугам.

Итак, существовали два механизма. Первый из них — заповеди Торы, которые и определяли критерии оценки действий виновного; второй — это институт, который, используя эти критерии, оценивал действия, повлекшие за собой ущерб, и размер ущерба, нанесенного в результате этих действий. Тора называет этот институт судом справедливости. Такой суд должен быть и справедливым, и непредвзятым. Закон Моисея многократно подчеркивает важность этих качеств: «Не делайте неправды на суде… по правде суди ближнего твоего» (Лев 19:15); «не извращай закона» (Втор 16:19) и т. д.

Особое внимание уделяется также качествам людей, на которых возложена обязанность судить, то есть судей. В иудаизме есть термин, который может быть переведен как «муж справедливости». На страницах Священного Писания этот термин характеризует людей веры, пророков, для которых жажда справедливости — часть их природы. Но это качество не врожденное — жажду справедливости люди верой наследуют от Мессии, который принесет на землю истинный и окончательный справедливый Суд, как написано у пророков.

Испорченность мира есть следствие греха, и ее необходимо восполнить и устранить. Поэтому функция Мессии — исправление мира, то есть устранение последствий греха и установление справедливости. При установлении Им на земле Царства Божьего, называемого также Царством Справедливости, Он совершит Свой справедливый Суд.

Кроме несправедливости есть разные проявления испорченности мира. Именно поэтому законы возмездия или компенсации ущерба проработаны в Торе в деталях. Вот один из примеров: «Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и четыре овцы за овцу» (Исх 22:1).

Следующая важная деталь, на которую здесь хочется обратить внимание, та, что закон Торы регламентирует не только механизм воздаяния, но также говорит о прощении и покаянии. При этом важно отметить, что покаяние не отменяет необходимости компенсации.

Также нужно упомянуть о законах, вызывающих наиболее острую дискуссию: «Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх 21:22–25). Однако еще в талмудистские времена мудрецы, исследуя эти тексты, доказывали, что, хотя закон Торы предполагает конкретное возмездие за содеянное — лишить человека глаза за то, что он выбил ближнему глаз, или зуба, если ближний потерял из-за него зуб, — здесь речь может идти об эквивалентной, то есть компенсирующей, материальной выплате. Разумеется, тогда возникает вопрос: если это так, то с какой целью Тора пользуется столь строгой формулировкой — глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу и т. д.? Смысл этого можно сформулировать так: во-первых, таким образом Закон Моисея подчеркивает всю серьезность инцидента и строгое к нему отношение. Виновный расплачивается своим имуществом, но его потери должны быть сопоставимы с потерей потерпевшего. То есть сумма компенсации зависит не только от размера нанесенного ущерба, но и от благосостояния виновного. Для него эта компенсация должна быть также болезненной, как если бы он потерял то же, что и потерпевший. Во-вторых, потерпевший должен получить компенсацию, достойную того, что он потерял. В этом и есть справедливость. Если потерпевший в результате травмы потерял доходную специальность, это также должно быть учтено, если человек, нанесший травму, богат, и это должно быть учтено, как если бы виновника лишили того же, чего он лишил потерпевшего. Тора говорит о наказании в такой форме, чтобы наглядно обозначить высокую цену проступка нарушителя и предупредить людей, чтобы они внимательно относились к здоровью и благополучию ближнего и не допускали, чтобы тот получал травмы и физически страдал. И тут мы переходим ко второй разновидности справедливости — социальной.

Как мы упоминали выше, мир нуждается в исправлении. И одной из проблем греховного мира является социальная несправедливость. Ее устранение возложено на Мессию и на нас, Его последователей: «…Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф 16:24). Таким образом, последователь Господа Иисуса Христа берет на себя ответственность в том числе за дела милости. По сути, это есть дела по исправлению социальной несправедливости в этом мире и восстановлению справедливости.

Тора выделяет и социально незащищенные категории населения: «Пришельца не притесняй и не угнетай его, ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской. Ни вдовы, ни сироты не притесняйте» (Исх 22:21–22); «…если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет, а в седьмой пусть выйдет на волю даром» (Исх 21:2); «Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста» (Исх 22:25). Как видим, это вдова, сирота, пришелец, раб и бедняк. Законы, регламентирующие отношение к слабым и незащищенным слоям населения, — это законы справедливости, проявляющейся в виде милосердия. При этом важно отметить, что милость, оговоренная Торой, — это минимум того, что человек должен делать. Например, необходимость оставлять на поле десятую часть урожая для социально незащищенных. Или возвращать обедневшему его земли в седьмой год. Верхней границы милости, ее максимального проявления в иудаиз­ме не существует. Более того, Тора поощряет умножение милосердия. И, разумеется, Абсолютом милосердия является Сам Бог. В Книге Исход мы читаем: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий [правду и являющий] милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх 34:6–7).

Кто-то видит напряжение и противоречие между законами справедливости и милосердной природой Бога. Знакомое нам из Евангелия «милости хочу, а не жертвы» заимствовано из книги пророка: «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (Ос 6:6). Милосердие Бога — особое, оно лежит в основании Его справедливости. И Он жаждет, чтобы человек научился милосердию, которого без справедливости не существует.

 

*Убийство, совершенное Ламехом, Раши (рабби Шломо Ицхок; 1040– 1105) толкует как казнь, совершенную Ламехом над Каином, хотя это и произошло непредумышленно.

Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone