Свидетельство

Покаяние хорошего человека

Дмитрий Науменко
Журнал/Архив/Номер 86/Покаяние хорошего человека
Покаяние хорошего человека

Всю свою жизнь я хотел быть хорошим человеком. Я родился в провинции, но получил хорошее образование, закончив очень хороший институт — один из немногих доступных в советское время переводческих факультетов.

Когда мои дети были подростками, мне нравилось работать с молодежью. Мне нравилось делиться с ними жизненным опытом, играть с ними в рыцарей. Но при этом я осознавал, что мое влияние на молодежь, и в частности на моих детей, очень невелико.

Однажды я попал на рыцарский фестиваль, оказавшийся христианским, и там услышал то, что меня поразило. Ребята из рок-группы играли тяжелый рок, и я услышал такие слова: «Бог сказал мне сказать тебе: “Встань!”»

Они пели с огромным энтузиазмом, убедительно, и мне казалось, что каждому из этих ребят Бог повелел сказать всем вокруг и мне в том числе: встань! Меня это очень зацепило. И я еще раз почувствовал, что при всем желании быть хорошим я не могу им быть.

В свое время я интересовался и религиями, и духовными практиками, и даже какое-то время, наверное, года два, я пытался читать Библию, но дальше Книг Царств я не пошел. Я с удовольствием читал учение Будды и даже начал читать Коран, но совсем немного в этом продвинулся, како е-то время я занимался йогой — все это повышает самооценку, помогает чувствовать себя хорошим. Занимаясь всем этим, я никогда не задумывался, что существует живой Бог. Мне нравилось читать мудрые слова, нравилось рассуждать и размышлять о них, однако я никогда не задумывался о том, что Бог есть, и уж тем более о том, что Он живой. Но однажды я с этим столкнулся, что называется, лицом к лицу.

Более девяти лет я работал в одной компании заместителем генерального директора и в конце концов само пребывание в этой должности и в этой компании стал считать грехом для себя — хорошего человека. Я понимал, что работаю на низкого и бесчестного типа. Мне приходилось выполнять всякие грязные дела: давать взятки, отмазывать нашу компанию от штрафов и выплат, когда компания реально была виновата, например, в том, что рабочие получили травмы. Мне приходилось всем этим заниматься, потому что я был уже немолод, мне было уже около пятидесяти, и я считал, что у меня нет никаких перспектив.

И однажды я поделился своими бедами с одним верующим человеком, который знал живого Бога, во всяком случае, он утверждал это. И этот человек предложил мне поведать о своих бедах не ему, а Богу и сказать Ему, что я готов принять Его решение: как Он предложит мне решить мою проблему, так я и поступлю. Мне это было странно, но я уже сталкивался с другими духовными практиками и решил попробовать. 

Покаяние хорошего человека

Я рассказал о моей ситуации Богу, которого я не знал и в реальность которого не верил. И, к моему удивлению и страху, в течение нескольких дней мне позвонила моя знакомая и предложила даже не равноценную, а лучшую работу! Я пошел в новую компанию и познакомился с ее руководителями. И после этого с радостью и ужасом понял, что тот самый Бог, к которому я обращался, услышал мои слова и откликнулся на них, что Он хочет вывести меня из ложных отношений. Я понял, что Бог есть, Он живой, Он реальный. Переживание Его реальности было для меня значительно большим, чем, например, реальность сакральных для граждан СССР мавзолея или стен Кремля. Для меня этот ответ и был реальностью.

Мой страх достаточно быстро прошел — осталась лишь радость. Я радовался, что Он есть, что Он откликается, что я могу к Нему обращаться. Правда, я еще не знал, с чем к Нему обращаться, и просто радовался. Я перечитывал все то, что я уже читал о Нем, но эти строки мне открывались иначе, чем раньше, я уже переживал присутствие живого Бога.

Так прошло немало времени — я просто радовался, однако дальше не шел. И в какой-то момент моя близкая знакомая задала мне странный вопрос: каковы мои отношения с Богом? Я ответил, что узнал, что Он живой, и меня это радует. И тогда она спросила меня, не пора ли мне задуматься о более серь­езных взаимоотношениях с Богом, если Он действительно есть. Меня это озадачило, я огорчился, что сам до этого не додумался, и стал искать, как мне построить с Ним отношения.

Я стал встречаться и общаться с верующими людьми, ходить в евангельскую церковь. И увидев, что это очень хорошее место, я захотел привести туда своих сыновей. Сыновья к тому времени уже были достаточно взрослыми людьми, и у них было немало своих проблем. Я понимал, что уже не смогу их разрешить, да и не хотелось контролировать ребят, делать что-то за них. Хотелось, чтобы они начали жить самостоятельно. И я стал ходить в церковь именно для того, чтобы привести в нее сыновей. Мне казалось, что самому-то мне это не нужно — ведь я знаю, что Бог есть, и уж постараюсь как-нибудь построить с Ним отношения. Церковь нужна моим детям, а не мне. Собственно, и отношения с Богом-то мне нужны только для того, чтобы решились проблемы моих детей.

Однако проблемы моих детей и отношения с ними только ухудшались, и однажды, когда я был в командировке — далеко от Москвы и детей, у моего сына начался глубокий запой. Я понимал, что ни я, ни младший сын не можем ему помочь, и тогда я взмолился. Я не знал тогда, что такое молитва покаяния, не читал этого текста, никто мне о нем не говорил. Но я понимаю, что я молился в тот день именно молитвой покаяния: я видел все мои недостатки, всю мою греховность, всю тщетность моих попыток быть хорошим человеком, и я просил Иисуса, которого я уже знал (верил в то, что я Его уже знаю), прийти в мою жизнь таким образом, чтобы я всегда мог быть с Ним. Я говорил Ему, что сам по себе я уже ничего не могу сделать, не могу быть хорошим человеком, и что мне надоели даже сами попытки казаться хорошим человеком.

Через неделю я вернулся в Москву, друзья сына помогли ему выйти из запоя, и он медленно стал входить во взрослую жизнь. А еще через две недели пастор церкви, куда я время от времени ходил, спросил меня, не хочу ли я принять водное крещение. Я очень удивился. Мы с ним уже не раз говорили об этом, я спрашивал, не нужно ли мне креститься, но он не предлагал мне принять крещение и даже отговаривал от этого шага. Я спросил, почему он переменил свое мнение. Он ответил, что видит во мне серьезные изменения, которые произошли со мной в то время, когда меня не было в Москве. И тогда я рассказал ему о молитве покаяния.

Через неделю после этого разговора я принял водное крещение, и началась — но не сразу, не со следующего дня, а в течение какого-то очень короткого периода — совершенно другая жизнь. Какая? Изменился я сам, изменилось мое отношение к жизни, изменились мои взаимоотношения с детьми, изменилось мое отношение к людям, к работе и ко всему на свете.

 

Фото: предоставлено Дмитрием Науменко, gettyimages.ru


Работает на Cornerstone