Тема

В поисках своего призвания

Всеволод Погасий
Журнал/Архив/Номер 82/В поисках своего призвания
В поисках своего призвания

Пожалуй, более всего современный человек стремится найти себя, и на этом пути его подстерегает неудовлетворенность. Мы все интуитивно чувствуем потребность раскрыться, реализоваться — наверное, потому, что она заложена в нас Богом. Только каждый понимает ее по-своему. У этой потребности есть две проекции: духовная и социальная. Последняя нам понятна, потому что практична, — нужно состояться профессионально и творчески.

Психологи, работающие в сфере профориентации, говорят о двух мотивационных центрах, влияющих на выбор профессии. Один связан с желанием, с внутренним модусом «хочу» и объясняет наше стремление подражать примерам успешных, состоявшихся людей. Он может быть навеян романтикой профессии и проявляться в сильном увлечении чем-либо. Этот яркий и манящий образ обладает сильным, почти гипнотическим влиянием.

Второй мотивационный центр отражает модус «могу». Другими словами, «у меня получается», «мне это не сложно». Этот модус проигрывает первому по силе воздействия, потому что чаще всего не требует больших физических затрат и не приносит сильного эмоционального возбуждения. Он как бы сам собой разумеющийся, проходной. Так как человек не получает душевных дивидендов от своих способностей, он невысоко их ценит.

Психологи считают идеальным вариантом, когда совпадает то, что мы хотим, с тем, что у нас получается. Но в жизни чаще всего выходит наоборот: в юности мы стремимся подражать тем, кто в той или иной области добился успеха. Девушки грезят карьерой актрисы, певицы или модели, то есть тем, что дает популярность. Для юношей пик желаний — добиться финансовой независимости, чтобы было время заниматься тем, что нравится. Поэтому они ищут «быстрых денег» и не готовы к медленному и стратегическому карьерному росту. Мы пытаемся «найти» в себе способности, которые соответствовали бы желаемому развитию нашей карьеры. Возникает диссонанс между «могу» и «хочу», что зачастую приводит к неудовлетворенности в выбранной сфере деятельности и профессиональной несостоятельности.

Если с модусом желаний все более или менее понятно, модус способностей не так прост, как кажется. Бог задумал общество самодостаточным: в нем потенциально заложено все, необходимое для здорового самостоятельного функционирования по принципу живого организма, где все системы обеспечивают взаимное функционирование. Иными словами, у каждого человека есть своя особенность, свой уникальный дар, которым он служит другим.

Обществу нужны не только политики или медийные персоны, но и сантехники и учителя, продавцы и полицейские. Одни профессии считаются престижными, другие нет, одни приносят дивиденды в виде популярности, денег, власти, удовлетворение от других измеряется благодарностью тех, кому человек оказал профессиональную помощь. Ведь наши профессии восполняют нужды и потребности других. Сложность в том, чтобы согласиться посвятить свою жизнь тому, к чему чувствуешь предрасположенность. Это требует акта смирения, «умирания» для более привлекательной профессии. Причем требует не однократно, а всякий раз, когда появляется искушение поменять «профессию служения» на «профессию выгоды». Например, врача, профессионала, хорошего специалиста, который работает в государственной больнице за небольшую зарплату, приглашают в частную клинику со значительно большим гонораром. Безусловно, и на новом месте он будет лечить людей. Но те, кто не способен заплатить по коммерческому прейскуранту, не смогут получить его помощь. Или полицейский, который стоит перед выбором остаться в ладу с совестью, служа закону, или улучшить свое благосостояние, решая вопросы коммерческих структур. Не нам судить врача и полицейского. Но необходимо судить самих себя: согласились ли мы со своей профессиональной судьбой, или мы не можем себя найти просто потому, что не готовы смириться с тем, к чему мы имеем способности, и воспринять это как профессиональное служение? Например, можно ли говорить о призвании сантехника? Думаю, вопрос поставлен некорректно: призвание всегда — к служению. А служение может воплощаться в самых различных формах. Речь может идти скорее о миссии человека, реализуемой в профессии. Согласимся ли мы тогда воспринять свою работу как миссию? Останемся ли верными своему профессиональному призванию?

В поисках своего призвания

Как бы пафосно это ни звучало, но все зависит от того, как мы смотрим на наш профессиональный труд. Или сквозь призму рутины, выживания, наживы, или сквозь призму веры: Бог вложил в меня эти способности, я развил их в профессиональные навыки и теперь смиренно посвящаю мой труд Богу, чтобы Он действовал через меня, делая для других видимыми Свою любовь и заботу.

Духовную проекцию призвания, точнее, проблематику этой проекции, ярче всего мы видим на примере пророка Ионы. Только Богу известно, почему Он выбрал Иону и поручил ему совершить действие, идущее вразрез с его религиозными, мировоззренческими, национальными и этическими представлениями. На кону стояли сначала совесть, а потом и жизнь пророка. Предположим, что кроме исторического контекста известный сюжет говорит с нами на языке мифологических образов. И чрево кита, в котором оказался Иона, — это жизнь, точнее, существование, без красок, без радости, без будущего. Такая перспектива заставляет человека наиболее остро переживать чувство бессмысленности и непреодолимой душевной тоски, а также тесноту в сфере отношений, что часто становится причиной депрессии. Такую судьбу избирает себе человек, последовательно отвергающий Божью волю о себе. Такова судьба служителя, не готового смириться и принять Господне поручение и послушаться призыва Духа Святого.

Смирение — непростой труд души, и если сосредоточиться только на нем, то смирение дается весьма непросто. Но если вдохновиться примерами из Писания и увидеть, что те, кто соглашался с Божьим призывом, становились свидетелями Божьей славы и виновниками изменения жизни людей и целых народов, тогда довериться Божьему водительству будет радостно! Когда в Писании говорится о смирении, за которым следуют страх Господень, слава, богатство и честь, — это всецело относится к призванию. Найти свое место в жизни, в профессии и в служении означает смириться с тем, что Бог вложил в нас как дар, и позволить Богу распространять на людей, окружающих нас, Его любовь.

Фото: Getty Images


Работает на Cornerstone