Тема

Больше чем счастье: путь в реальность

Андрей Суздальцев
Журнал/Архив/Номер 82/Больше чем счастье: путь в реальность
Больше чем счастье: путь в реальность

Кажется, никакое слово не понимается так ложно, как слово «смирение». Сегодня оно явно не в чести. Чаще всего в поверхностном понимании оно обозначает свойство, родственное нерешительности, трусости, пассивности, забитости, бездеятельности, неспособности к творческому поступку — этот ряд можно было бы продолжить. Редкая мать пожелает своим детям расти смиренными в этом мире, где на первом месте стоят инициатива, борьба, соперничество, стремление покорять и властвовать. «Смирение» наряду с «духовной нищетой» звучит чуть ли не как бранное слово. Но, взрослея духовно и сталкиваясь с болью, непреодолимыми ситуациями, поражениями, обретая более глубокий духовный взгляд на вещи, человек, ругавший вчера смирение, начинает менять свой взгляд на это понятие. Он на опыте начинает понимать, что в этом слове таится нечто такое, что каким-то необыкновенным образом делает самый угнетающий тупик преодолимым, самую жесткую боль излечимой, а самую безнадежную ситуацию способно развернуть так, что она превращается в ступень к дальнейшему росту.

Если бы вам предложили путешествие в параллельную вселенную — и похожую на нашу, и сильно отличающуюся от нее, потому что там найден ключ к гармонии, потому что там человек соприкасается с бессмертным источником своей жизни, потому что звезды там ярче, вода вкуснее, события радостней, цветы цветут для вас, а вещи умеют смотреть на вас и разговаривать, — вы, наверное, задумались бы. Возможно, вам захотелось бы побывать в такой вселенной, на одной из ее планет. «Но не придумано такого транспорта, чтобы оказаться в таком мире, — скажете вы. — Нет такой силы, способной перенести меня в те благодатные миры». Но такой транспорт и такая сила есть. Они заключены в правильном понимании слова «смирение» и в правильных действиях, сообразующихся с истинным его значением.

Овладев смирением, мы окажемся в новом мире.

Но для этого потребуется храбрость, как и для любого путешествия в дальние страны.

Что же означает слово «смирение» на самом деле?

Для меня одним из центральных определений смирения является следующее. Смирение — это способность увидеть в ситуации глубинную волю Создателя вселенной и приложить усилие к ее выполнению. Звучит просто. Тем более что воля Бытия примерно всегда одна и та же. Я о ней еще расскажу.

Но вот что важно: для того, чтобы смиренно выполнить волю высшую, надо отказаться от своей собственной, эгоистической.

И вот тут-то начинаются трудности, связанные с установкой «хочу, чтобы все было по-моему». Эта установка объединяет почти всех людей на свете, и ни одна другая не принесла людям столько бед, как та, о которой здесь идет речь. И если иногда это желание, чтобы «все было по-моему», быстро проходит: когда, например, мы пытаемся починить электропроводку под напряжением, залезая в нее голыми руками, или ныряем в воду, где, как нас предупредили, находятся опасные утопленные железки (мой случай), — то в других эпизодах ситуация чаще всего не столь ясна.

В одной из первых глав Библии установка на гордыню — «пусть будет, как я хочу» — описана вполне реалистично и даже наглядно. Адам не стал прислушиваться к воле своего Создателя, а решился на первый в истории эксперимент своеволия. Давайте вспомним, что случилось, когда первый человек отказался от природы и гармонии Бытия, повернулся к нему спиной и своим автономным действием отсек себя от первозданной гармонии и великой божественной мощи. Вот что он получил как следствие — стыд, болезни, утрату бессмертия, труд в поте лица, дисгармонию в отношениях с женой, боль и страх.

Как ни странно, все эти враги человеческого счастья были выпущены из клетки благодаря простейшему желанию: хочу, чтобы было по-моему.

Своеволие Адама ничего не имеет общего с творческим дерзновением. Настоящее творчество как раз всегда открыто Высшему. Случай Адама иной — он от Высшего закрылся.

Своеволие — это утрата источника своей жизни.

И если прежде он опирался на бесконечную силу, благость и любовь Бога, то в своеволии стал искать опору в себе самом. Но там он ее не нашел. Ресурс человека велик, но несравним с ресурсом Творца.

И дело даже не в этом. Человек создан как часть единой вселенной — часть, обладающая сознанием и свободой выбора, в отличие от всех остальных созданий. Всю вселенную пронизывают одни и те же закономерности духовного и физического плана, служащие ее развитию и гармонии. И если какая-то из частей, какой-то фрагмент целого скажет: я сам себе хозяин, я сам себе закон, — то таким действием он себя отъединит от того, что его питало и животворило.

Адама никто не наказывал. Просто у каждого действия есть свои последствия. Ветка не может жить без дерева, а виноградные кисти без лозы. Отсекая себя от источника, мы будем жаждать.

Но в нашем мире люди упорно продолжают опираться на свои силы или на коллективную волю эгоистических сообществ (а каких же еще?), поворачиваясь спиной, как только представится возможность, к духовным принципам Творения, пытаются перекроить вселенную по новым правилам, которые они сами придумали.

Больше чем счастье: путь в реальность

Достаточно оглянуться вокруг, чтобы понять, к чему это привело: переполненные города, где не видно неба, отравленные и замусоренные океаны, вода, которую нельзя пить из-под крана, все новые разновидности вирусов и типов заболеваний, охватывающих уже весь мир, постоянная угроза вооруженных столкновений и так далее, и тому подобное. Вот мир, созданный установкой: пусть будет по-моему, вселенная, мне чужды твои законы!

Все начинается с простого желания. А может закончиться глобальной катастрофой.

Давайте же вернемся к этому простому желанию — к зерну всемирной драмы. Ведь оно находится не в дальних и недосягаемых пространствах, оно находится на расстоянии вытянутой руки и даже ближе — внутри каждого из нас.

Итак, мне предлагаются два варианта, два образа жизни. Первый, о котором мы говорили, поставивший мир на грань физической катастрофы, — я так хочу. И второй, который предлагают нам все мудрые книги мира, и прежде всего Библия, — да исполнится воля Высшего, Мудрейшего и любящего меня так, как никто не способен любить меня здесь, на земле. Это и будет смирением.

Но как же исполнить волю, лежащую в основе мироздания? Как ее узнать?

Знаете, это совсем несложно. Воля эта на 90 процентов заключается в том, чтобы быть полезным Богу и человеку прямо сегодня, прямо в самой что ни на есть обыденной ситуации. Иногда для этого достаточно не ответить на резкое слово кого-то из домашних. Иногда подойти к человеку, которому плохо, и поговорить с ним, утешая. Иногда, собрав все свои силы и мужество, отправиться в экспедицию или дальнюю командировку, зная, что такой поступок принесет пользу, хотя он и непрост в исполнении.

Но во всех этих делах, больших и малых, вы будете опираться на бесконечный источник сил — на Бога. Потому что, принимая Его волю вместо своей, вы примете и силы от Него, не сравнимые ни с чем другим в мире.

И вот что тут происходит. В вашу жизнь словно врывается свежая струя ветра. Действуя в гармонии с Высшей силой, вы возвращаете себе утраченный в ежедневном своеволии мир. К вам начинают тянуться люди, потому что вы работаете, как и все во вселенной, на отдачу. Цветы становятся ярче, небо — синей, ваша душа — легче и радостней. Вы начинаете чувствовать саму жизнь — вашу и окружающих вас. Вы понимаете, что это одна и та же Божественная жизнь. Вы становитесь счастливым. Вы постигаете простую правду о том, что смерть — это не конец, потому что, опираясь на бесконечный потенциал Бога, вы приобщаетесь вечной жизни.

Смирение — это канал к Божьей силе.

Христос призывает к смирению. Он говорит: «…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф 11:29). Он вручает нам ключи к силе, к содружеству с Богом, Он учит нас, опираясь на смирение, жить не в выдуманном своеволием ума мире, который никогда не был настоящим, потому что мы его выдумали и видим сквозь тусклое стекло эгоизма и своеволия, но в мире реальном, пронизанном силами света и любви.

Когда Христос сказал: «Я и Отец — одно», озлобленным окружением это было воспринято как проявление высочайшей гордыни. И тут таится еще одно парадоксальное и глобальное понимание, возникающее при встрече жизни духовной и жизни корыстной, эгоистичной. Ведь сказать о таком единстве с Отцом — значит отказаться от всего «своего». От всей своей корысти, выгоды, от своего отдельного от Отца ума, от всех своих отдельных от Отца желаний и даже от всей отдельной от Него жизни и на деле продемонстрировать высочайшую степень смирения и одновременно высочайшую степень силы, вытекающей из такого смирения.

Ибо, если я живу так, как хочет Отец, то и Он живет во мне так, как Он хочет, потому что я снял все перегородки, отделяющие Его от меня, в том числе перегородки, отделяющие меня от Его мудрости, силы и любви.

Вот что означает высшее смирение.

Конечно, до такого уровня нам расти и расти. Но это начало, путь к счастью, которое начинает осуществляться совсем скоро после того, как я решаю практиковать принципы смирения. И, знаете, если говорить более точно, цель такого пути — вовсе не погоня за счастьем. Скорее, это реализация бесконечного потенциала, заложенного в каждом из нас. Это великое стремление гусеницы стать бабочкой. Это вход в реальность.

Гоняясь за счастьем, мы никогда его не достигнем. Оно приходит как сопутствующее правильному пути переживание. И на этом пути мы бесконечно расширяем свои возможности, мы обретаем самих себя, мы узнаем о себе нечто такое, что превосходит счастье.

Фото: Getty Images


Работает на Cornerstone