Мир Библии

Непопулярная добродетель

Иван Лобанов
Журнал/Архив/Номер 82/Непопулярная добродетель
Непопулярная добродетель

Смирение не самая популярная добродетель в этом мире. Честно говоря, и среди христиан о нем говорят нечасто. Мы попытаемся посмотреть на эту добродетель в контексте слов Спасителя Иисуса и понять, что же она значит.

Прежде всего вспоминается цитата из ветхозаветной книги Притчи Соломона (см.: Притч 3:34), которая используется как Иисусом, так и апостолами. Она дважды повторяется в Новом Завете, где она цитируется по греческому переводу, Септуагинте: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак 4:6; 1 Пет 5:5). Из этого текста следует, что смирение противоположно гордости, не вообще гордости как, скажем, чувству собственного достоинства, а превозношению, заносчивости. Само греческое слово «гордый» (хюперефáнос) состоит из двух слов: «гипер» (сверх) и «файно» (показывать) и обозначает того, кто показывает себя сверх меры, выставляется. В Евангелии Господь Иисус использует аллюзию на этот стих, когда говорит о гордых фарисеях и противопоставляет их поведению Своих учеников: «Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф 23:11–12). Слово «унижен» здесь того же корня, что и слово «смиренный».

Тот же евангелист Матфей сохранил для нас слова Иисуса Христа, приглашающие нас обратиться к Нему: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф 11:28–30). Если попытаться передать смысл этого призыва, он будет звучать так: «Я зову всех — приходите те, кто изнемог от трудов и устал от тяжелых нош, Я могу дать вам настоящий отдых. Я предлагаю вам взять другую ношу, легкую, удобное ярмо, носить которое Я вас научу, потому что Я обладаю кротостью и смиренностью, исходящими от самого сердца. Только так вы обретете покой в своих душах».

Да, слово «смирение» означало в древности преклонение перед богатыми и обладающими властью, но Иисус придает этому слову дополнительное значение — это умение умалять свое «я», умерять свои амбиции, даже когда кажется, что есть чем гордиться, когда ты чего-то в этом мире достиг. Осознание таких очевидных вещей и способность их спокойно принимать и составляет суть смирения Христова.

Как-то в зимнее время я отправился в путь, не зная точно, сколько времени это займет, не соразмерив своих сил с погодными условиями. Я руководствовался решимостью и предполагал, что где-то через час я уже буду на месте. Но дорога оказалась трудней, чем я предполагал, потом наступили сумерки, и через полтора часа я устал. Назад уже не вернешься, не было смысла, а до цели еще не дошел. Единственная мысль, которая заставляла меня двигаться дальше, была такова: меня ждут, а отсюда меня никто не заберет, помощи ждать просто неоткуда. Вариантов нет, надо идти. Это и было мое смирение. Пусть этот образ вспоминается вам, когда вы будете думать о смирении. Упорно двигаться к цели, потому что иначе нельзя. Я смирился с обстоятельствами и шел вопреки усталости.

Но в свете Христовом смирение есть нечто большее, чем внутреннее согласие с обстоятельствами и настойчивость в достижении цели вопреки сложившимся условиям. Апостол Павел говорит, что Христос «смирил Себя», явив высочайший образец смирения. Вот эти слова: «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп 2:5–8). Пожалуй, некоторые обороты нуждаются в пояснении. Наши «чувствования» — это внутренний настрой, образ мыслей, когда нам нужно жить, думая и действуя так, как Христос. Будучи Богом по сути, по природе, Он осознавал Свое равенство Божеству, но без всякого стеснения стал по сути человеком — предстал в ограниченной рабской природе, обрел подобие человеческое и выглядел как человек. В этом отрывке мы видим попытку апостола представить тайну боговоплощения. И это только то, что касается преображения божественной природы в человеческую.

Наиважнейшими словами относительно проявления Его собственной воли остаются глаголы «уничижил» и «смирил». Первый глагол связан с понятием кенозиса — опустошения, умаления, перехода от божественной славы к человеческому бытию. А второй — «смирил Себя» — с Его добровольным согласием на этот подвиг. В чем этот подвиг, спросите вы? Смирение Иисуса в послушании воле Бога, Его Отца, длилось до самой Его смерти — жертвенной смерти на кресте. А еще смирение Христа стало для нас возможностью обрести вечную жизнь.Вот как написал об этом Клайв Льюис: «Христос пришел в этот мир и стал человеком для того, чтобы распространить среди других людей ту высшую форму жизни, которая присуща Ему Самому… Каждый христианин должен стать маленьким Христом»*.

В практике христианской жизни смирение выглядит как противостояние личной гордости и осознания истинного положения человека в мире и присутствия в нем сверхъестественного. Преодоление гордости начинается с того момента, когда человек признает, что в мире существуют не только естественные условия и законы, но и сверхъестественные. А для вхождения в другой миропорядок нужно обладать не только знаниями (что вполне естественно), но и желанием соотнести свою волю с волей Божьей. И здесь нужна вера, без которой не существует христианской жизни.

Вера начинается с покаяния, желания измениться, а покаяние предполагает смирение, то есть наше согласие с волей Божьей. Если желание обрести Божий мир в сердце будет достаточно сильным, то мы сделаем первый шаг на том большом пути, по которому уже прошел Христос, «оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1 Пет 2:21). И затем каждый день христианина будет преодолением привычных схем, когда нужно будет перестраивать и перекраивать наш прежний образ жизни.

Это не произойдет одномоментно и в короткий срок. Даже разрушение Берлинской стены, делившей столицу Германии на Западную часть и Восточную, не произошло за одну ночь, это заняло несколько месяцев. И для окончательного восстановления инфраструктуры города потребовался не один год. Сложнее всего было с сознанием — стена в головах продолжала существовать еще какое-то время.

Процесс переподчинения своей воли Христу тоже занимает какое-то время, вот поэтому и нужно вспоминать о смирении как об активной позиции верующего человека жить не по своей воле, но по Христу. Это касается наших отношений с окружающим миром («По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил»; Рим 12:3), наших отношений внутри церкви («Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе; никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми»; Рим 12:16–18). И если что-то нам удается в нашей христианской жизни, то это будет происходить благодаря Богу, а не нашим усилиям, — это последний урок смирения.

*Льюис К. С. Просто христианство. — М.: Дом надежды, 2008. С. 150.

Фото: Getty Images


Работает на Cornerstone