Портрет

Жан-Фредерик Оберлин: жить полной жизнью

Оксана Зеленова
Журнал/Архив/Номер 80/Жан-Фредерик Оберлин: жить полной жизнью
Жан-Фредерик Оберлин: жить полной жизнью

Жан-Фредерик Оберлин (1740–1826) — немецко-французский лютеранский пастор, благотворитель и общественный деятель. Он родился в Страсбурге, городе, где исторически гармонично сосуществовали немецкая и французская культуры, в многодетной семье профессора, учителя протестантской гимназии. Юноша, отличающийся большими способностями, поступил в Страсбургский университет и стал изучать там богословие. Большое влияние на Оберлина оказал пиетизм — движение в лютеранстве и реформатстве, сосредоточенное вокруг идеи рождения свыше. Верующему студенту, видимо, глубоко запала мысль, что внутренние изменения после такого рождения неизбежно сказываются на окружающем нас внешнем мире. Молодой человек стал задумываться о том, к какому преобразующему мир служению его призывает Бог. В 1763 году Оберлин стал магистром искусств, а затем устроился домашним учителем в дом страсбургского хирурга Даниэля Цигенхагена. У него Оберлин приобрел познания в биологии и медицине. Между тем он продолжал заниматься и богословием и в 1767 году получил докторскую степень. Молодой человек интересовался и военным делом, принимал участие в военных учениях и подумывал стать капелланом.

Но тут жизнь Оберлина переменилась. В Страсбург приехал пастор Иоганн Штубер, служивший в горной деревушке Вальдбах1 в эльзасском регионе Бан-де-ла-Рош (в немецком варианте — Штейнталь). Он искал подходящего преемника на свое место, и Оберлин, усмотревший в этом Божий призыв, принял рукоположение и поехал на место служения. Его паства состояла из грубых и необразованных крестьян, которые жили в грязи и ужасающей нищете, оторванные от всего мира и ко всему равнодушные. Единственное, что удалось предшественнику Оберлина, — это выстроить там школу и научить крестьян читать. Молодой пастор, который хотел, чтобы преображение души сказалось и на устройстве жизни его прихожан, стал им указывать на убогость их жизни и призывал что-то изменить. Как и следовало ожидать, крестьяне решительно не хотели что-либо менять и реагировали на непрошенного проповедника мрачно и злобно.

Казалось бы, Оберлину нужно было смириться и со своим одиночеством, и со своим бессилием. Однако в его личной жизни наступили радостные перемены — в 1768 году он женился на дочери профессора Страсбургского университета Мадлен-Саломе Виттер, которая стала его верной помощницей и вдохновительницей, и он снова взялся за работу. По мнению Оберлина, нужно было начать с того, чтобы проложить дороги через долину и построить мосты, соединяющие уединенные деревни с остальным Эльзасом. Пастор, оставив увещевания, сам взял в руки кирку и начал работать — и постепенно к нему стали присоединяться крестьяне. Работа закипела, крестьяне стали признавать в чудаковатом священнике своего — человека, который не боится физического труда.

Вдохновленный первым успехом, Оберлин решил, что нужно что-то делать с сельским хозяйством. Крестьяне Штейнталя не умели и не хотели толком работать на земле; даже картофель у них толком не рос. Оберлин попытался убедить крестьян работать на земле по-другому, но его слова встретили в штыки. Оберлин снова прибег к личному примеру: на своем участке стал выращивать овощи, хлеб и фруктовые деревья. Крестьяне, пораженные успехами пастора, стали приходить к нему за советом. Специально для крестьян Оберлин выписал картофель из Страсбурга. Выписал он и семена льна и клевера, которые также вошли в обиход штейнтальцев. Оберлин, желая улучшить еще и скотоводство, учредил на личные деньги премию той общине, которая представит лучшего вола.

Большое значение Оберлин придавал образованию. Он открыл несколько школ, построенных крестьянами на свои деньги, а также детский приют, которым управляла его экономка Луиза Шепплер. Оберлина можно считать родоначальником детских садов2 — он выделил для дошкольников несколько комнат и поручил детей воспитательницам, которые должны были научить их прясть, вязать, шить, а также показывать им карты и цветные гравюры, связанные с библейской историей и естествознанием. Занимался пастор образованием и взрослых: раз в неделю он беседовал с взрослыми прихожанами о сельском хозяйстве и естественных науках; помогал юношам получить профессиональное образование по рабочим профессиям, отправляя их учиться в Страсбург.

На все эти предприятия нужны были деньги, и Оберлин открыл у себя дома пансион, где учились дети обеспеченных родителей из разных городов, прослышавших про невероятные успехи образованного пастора. А для финансовой помощи крестьянам Оберлин создал две кассы взаимопомощи: в одной желающие могли получить небольшие суммы без процентов с условием расплачиваться точно в срок, а в другой, созданной на добровольные пожертвования, можно было взять деньги, чтобы покрыть имеющиеся долги на имущество.

Не оставлял Оберлин и своих прямых пасторских обязанностей, неутомимо читая проповеди на французском и немецком языках. Был он настойчив и в том, чтобы призывать паству к милосердию. Так, увидев, что толпа издевается над бродячим торговцем-евреем, пастор резко заявил, что его прихожане не христиане, и принял путника в своем доме. Узнав, в каких условиях живут африканские рабы в колониях, Оберлин надолго отказался от кофе и сахара, и его примеру последовали многие прихожане.

Жан-Фредерик Оберлин: жить полной жизнью

Шло время. Оберлин продолжал неутомимо работать. Его энтузиазм не угас и после того, как умерла жена, его верная помощница. Отец девяти детей, Оберлин продолжал служить как семье, так и своей пастве. Между тем во Францию пришли перемены — произошла Великая Французская революция. Оберлин, будучи, как многие французы, в душе республиканцем, поддержал ее. Однако попытки антиклерикальных властей надавить на пастора закончились ничем. Его лишили зарплаты — Оберлин получил лицензию профессионального вязальщика; закрыли его церковь — он создал клуб, где продолжал проводить богослужения; когда запретили богослужения, Оберлин стал проводить встречи с прихожанами на дому. Оберлин пережил революционные потрясения и правление Наполеона и продолжал все так же служить своей пастве и решать ее насущные проблемы. Население долины росло, и скоро перестало хватать полей, чтобы обеспечить нужды всех. Оберлин и тут нашел выход — ввел прядение шерсти. Его поддержали богатые промышленники Леграны, Жан-Люк и Даниэль, приехавшие в Штейнталь в 1813 году. С их помощью была основана прядильная фабрика, а также фабрика по производству шелковых лент. Еще один вызов, голод 1816–1817 годов, Оберлин тоже пережил, активно помогая нуждающимся.

Труды Оберлина принесли свои плоды — так, его деревня Вальдбах выросла к началу XIX века до 3 тыс. человек; долина, вверенная его пасторскому попечению, считалась одним из самых передовых мест в Эльзасе в области сельского хозяйства. Пастора оценили не только его прихожане: в 1818 году Оберлин получил золотую медаль Центрального общества Парижа, в 1826-м — орден Почетного легиона. Вскоре после этого Оберлин, отличавшийся отменным здоровьем, заболел, а через три дня умер. Его хоронили в деревне Урбах3 и оплакивали как протестанты, так и католики.

В честь Оберлина был назван город в штате Огайо и гуманитарный Оберлин-колледж в том же городе. Колледж в духе терпимости и открытости пастора Оберлина одним из первых открыл свои двери для женщин и афроамериканцев. Богословы, преподающие в Оберлин-колледже, известны как Оберлинская школа теологии, а самый известный ее представитель — знаменитый проповедник и лидер второго Великого пробуждения Чальз Финни. В честь Оберлина также назван один из частных христианских университетов в Токио. Увековечена память Оберлина и в церкви: так, Евангелическая церковь Германии молитвенно вспоминает Оберлина 2 июня. Велико было влияние Оберлина на сферу образования — в ряде городов создавались по образцу его учреждений приюты и детские сады.

Интересно, что Оберлин был известен и в России. О нем с большим почтением отзывался император Александр I, биография Оберлина была переведена с немецкого языка и напечатана в 1867 году с предисловием православного редактора, который приводит лютеранского пастора в пример своим единоверцам.

Жизнь Оберлина показывает нам, что искренняя преданность Христу и любовь к людям не просто меняют мир — они вдохновляют человека жить полно, насыщенно и радостно и заражают этой полнотой жизни и творчества окружающих.

 

1 Сейчас — коммуна Вальдерсбах.

2 Официально признанный создатель детских садов немецкий лютеранин Фридрих Фрёбель открыл первый детский сад только в 1840 году.

3 Сейчас — коммуна Фуде.

 

Фото: wikipedia.org, wikimedia.org


Работает на Cornerstone