Тема

В погоне за горизонтом!

Всеволод Погасий
Журнал/Архив/Номер 80/В погоне за горизонтом!
В погоне за горизонтом!

Горизонт — это видимая человеку линия соприкосновения неба с земной поверхностью. А еще горизонт очерчивает все обозримое пространство. Его можно созерцать, можно осваивать. А можно двинуться дальше, за линию горизонта. Горизонт необходимо включает в себя и временнóе измерение. Этакий эйнштейновский пространственно-временной континуум, в котором время представляет собой сложные переплетения прошлого, будущего и настоящего.

У сознания свой горизонт. Он может быть узким, и тогда сознание скудно, прямолинейно и черно-бело. А может, наоборот, быть широким, тогда мы говорим о широком кругозоре, энциклопедичности знаний, глубине переживаний.

А применимо ли понятие горизонта к жизни? Безусловно! Нам знакомо устойчивое выражение «жизненный горизонт». В житейском языке это все разнообразие жизненной перспективы, в которой человек может реализовать свой потенциал. И мы некритично соглашаемся с таким бытовым употреблением. Более того, мы так и воспринимаем свою жизнь.

У каждого возраста свой горизонт, объективно существующий, но субъективно воспринимаемый. Детям понятие времени практически не знакомо. Они смутно представляют себе будущее и с трудом понимают, что означают слова «тогда», «через столько-то». Мечтание о взрослой жизни для них лишь игра, подражание детского сознания тем, кого они любят. Еще более смутно они понимают прошлое. Кажется, что до недавних событий можно дотянуться рукой. А вчерашний день — это лишь длинное сегодня, прерванное сном. Дети погружены в настоящее. Их горизонт — место, откуда восходит солнце и куда оно спешит убежать после долгого дня.

Подростки открывают для себя время через интенсивность социальных связей. Чем с большим количеством людей они контактируют, тем быстрее и незаметнее оно для них проходит. И наоборот, одиночество часто заставляет обнаружить течение времени. Прежде для подростков оживает прошлое. Но не во всей полноте, а в той лишь его части, где им было хорошо. Поэтому в настоящем они стремятся повторить состояние пережитой эйфории. Подростки начинают действовать, но понятие будущего для них пока абстрактно, поэтому они не в состоянии просчитать последствия своих дел. Их горизонт — граница между теплом социального принятия и холодом отчужденности.

Юноши и девушки вдруг открывают для себя устремленное в бесконечность время своей жизни. Они воспринимают прошлое (тяжелое или легкое) монолитно. А будущее впервые предстает в виде горизонта, все пространство которого заполняется образами, и их им хочется достичь. Что это за образы? Откуда они рождаются? Они генерируются в обществе, состояние которого и определяет их «генетическую характеристику». Попробуем сделать морфологический разбор образов будущего.

Вы согласитесь со мной, что в основании большинства мотиваций лежит желание стать счастливым. Счастье, в свою очередь, в современном мире неразрывно связано с понятием успешности (в отношениях, профессиональной деятельности, спорте и т. д.). Критерии успеха формируются социальными ценностями, а путь к нему лежит через социально значимые достижения, через усилия, которые для этого нужно приложить. Понятие «достижение целей» сегодня является «модальным» — основным вариантом индивидуального существования (и основой в образовательных концепциях) постиндустриального мира. Почему? Современная цивилизация стала таковой благодаря постоянному научно-техническому прогрессу. Прикладная наука дала импульс развитию промышленности и новой социально-экономической модели, которая, в свою очередь, сформировала собственную иерархию ценностей и стала их экспансивно навязывать. Так как цели принадлежат будущему времени, в него смещается акцент деятельностной устремленности. Популярные сегодня жизненные цели можно объединить под общим заголовком «развитие»: реализация личностного потенциала, карьерный рост, достижение внутренней гармонии и т. д. Такое будущее никогда не становится настоящим, потому что ни в одной из этих областей человек никогда не сможет дойти до совершенства. На этом пути, завоевывая все новые и новые высоты, человек будет чувствовать неудовлетворенность тем, что имеет здесь и сейчас. Цель как предполагаемый и желаемый результат действия требует постоянного напряжения сил. Достижение цели обесценивает ее, и на горизонте маячит новая, еще более привлекательная цель. Жизнь становится погоней за горизонтом*. Поэтому, живя предчувствием успеха, человек не осуществляет полноту своего бытия в настоящем. Ориентация на целеполагание производит своеобразный мотивационный перегрев, который постепенно формирует человека определенного личностного типа, «человека достижений». Надо понимать, что вопрос не в отказе от целеполагания как важного жизненного конструкта, а в иллюзорности самих целей. Они-то и становятся миражами постоянно ускользающего горизонта. Кроме того, в среднем возрасте человек сталкивается с кризисом целей, поставленных в молодости, достигнутых или не достигнутых в настоящем. Он испытывает психологический дискомфорт из-за двух разнонаправленных переживаний. С одной стороны, если большинство поставленных целей уже достигнуто, то что остается на будущее? Задуманный сценарий воплощен в жизнь, и постепенно нарастает чувство пустоты и исчерпанности бытия. С другой стороны, наоборот, может произойти разочарование в том, что человек считал генеральной жизненной целью. Это ведет к экзистенциальной дезориентации и выбрасывает человека на обочину жизни. А если установка на деятельность успела стать частью структуры личности, она может привести к ее патологическим изменениям вплоть до параноидальной формы.

В погоне за горизонтом!

Горизонт жизни для людей пожилого возраста неожиданно обретает очень ощутимое, почти предметное измерение — чувство приближающегося небытия. Это финишная прямая, завершение которой невозможно ни предотвратить, ни отсрочить. Что же остается в сухом остатке настоящего? Понимание того, что ничего нового в жизни уже не произойдет. Время достижений прошло, и уже нет сил стремиться к новизне. Человек погружается в свое прошлое, в воспоминания о прежних достижениях и победах. Создается личный миф, легенда о самом себе. Не открыв свое настоящее, пропустив его, так и не научившись в нем жить, пожилой человек вторгается в настоящее своих детей и внуков. И зачастую сталкивается с ощущением, что молодые тяготятся его обществом, стремятся его избежать. Все это попытки пожилого человека защититься от сковывающего душу чувства конечности своего бытия.

В своем Первом соборном послании апостол Иоанн говорит о разном духовном возрасте, проводя аналогии с естественной жизнью человека. Духовный возраст также связан с восприятием времени и пониманием настоящего, прошлого и будущего. Попробуем разобраться. Первое, что бросается в глаза, — апостол дает возрастам характеристики в прошедшем времени: «Пишу вам, дети, потому что ради имени Его прощены вам грехи», «пишу вам, отцы, потому что узнали вы Того, Кто изначально есть», «пишу вам, юноши, потому что сатану вы победили» — и дальше добавляет: «вы сильны, и Слово Божие в вас пребывает». Прошедшее время указывает на качество, уже данное или приобретенное, которое определяет настоящее бытие. Так, человек, которому прощены грехи, называется ребенком, вошедшим в мир Божьего царства. Он уже унаследовал генетику Божьего Сына, ничего к этому не приложив, кроме веры. Что же происходит в настоящем времени, и почему мы не видим времени будущего? Здесь мы должны себе признаться, что рассуждаем опять в парадигме современной цивилизации, где время дискретно, а настоящее — «только миг между прошлым и будущим». Тема времени в размышлениях о Царстве Божьем важна потому, что она сосредотачивает христианина на настоящем как на той точке, где и проявляется Божья сила, где действует Дух Святой. Это сосредоточение помогает открывать Божью волю в самой ткани проживаемого момента. Мы уже говорили о детях, которые с присущими им наивностью, доверием и искренностью открывают тайну прощения, искупления, оправдания и усыновления, погружения в отчую любовь. О юношах говорится как бы в двух временах: в прошедшем — «вы победили лукавого» и в настоящем — «вы сильны, и Слово Божье в вас пребывает». Прошедшее время указывает на уже свершившуюся данность, результат которой определяет настоящее. Хрис­тос победил сатану, и во Христе юноши унаследовали эту победу. «Слово Божье в вас пребывает» — они научились жить в настоящем: в реальности Божьего царства, познавая и исполняя Его волю.

И наконец, отцы. Свидетельство их зрелости — причастность Тому, Кто сотворил само время, победил смерть и вобрал ее в себя. Они познали, что смерть является не непроницаемым горизонтом, завершающим земное существование, а разорванной завесой, за которой в сиянии вечности их встречает Божья любовь.

Итак, две парадигмы, два восприятия времени, два направления активности.

Человеческая жизнь как путешествие к горизонту желаний и как воплощение Божьего царства. Время как дискретность прошлого, настоящего и будущего, где прошлого уже нет, будущего — еще нет, а настоящее — миг между двумя несуществующими безднами. И время как способ открытия Божественного присутствия в настоящем. Активность в достижении цели и активность в поиске смысла. В чем отличие цели от смысла? Цель всегда связана объективной реальностью и отвечает на вопрос «что?». Стремление же найти смысл жизни приводит к ответу на вопрос «для кого и ради кого?».

 

* Я благодарен В. Н. Дружинину и его книге «Варианты жизни» (Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2005. Т. 2. № 3. С. 108–124), в которой я почерпнул описание «человека достижений».

 

Фото: Getty Images


Работает на Cornerstone