Тема

Покаяние как процесс перехода в Жизнь

Евгений Галеев
Журнал/Архив/Номер 80/Покаяние как процесс перехода в Жизнь
Покаяние как процесс перехода в Жизнь

Покаяние — важнейшая тема и духовная практика в христианстве. Причем следует отличать первое покаяние, когда человек впервые приходит ко Христу, и ту практику покаяния, которая сопровождает нас всю жизнь. В молитве «Отче наш» слова «прости нам долги наши» занимают такое же прочное положение, как и просьба о насущном хлебе, ведь это такая же насущная потребность нашей души. Христос назвал Себя дверью. Духовная жизнь динамична, и если мы честны, то периодически обнаруживаем себя по эту сторону от Двери и вновь нуждаемся в том, чтобы войти в Отчий дом. По сути, каждая утренняя молитва — это вход в реальность Царствия Небесного. А раз нужен вход, значит, где-то был выход. И поэтому хочется поговорить о покаянии как о перманентном переходе из этой жизни в иную Жизнь.

Две жизни

Священное Писание говорит нам о двух жизнях. Одну оно называет суетной, а другую — вечной. Они противопоставляются друг другу — как по своему наполнению, так и по итогу. Само слово «суетная» говорит о бессмысленности, конечности и приводит в отчаяние. Суета — это вынужденный бег за ускользающим результатом. Симптомы суетной жизни — гонка и апатия. Есть те, кто бежит, и те, кто отчаялся их догнать. Отсюда неврозы и страхи, депрессии и прокрастинация. Отсюда бегство в иллюзорный мир алкоголизма, игромании, блуда. Это жизнь под контролем «основного инстинкта», и она наполнена сиротством. Ее постоянный фон — страх. Ее неизменный спутник — потеря смысла, ощущение бесконечного повторения, дежавю. Екклесиаст сравнивает ее с попыткой «поймать ветер» (см.: Еккл 1:17. Совр. пер.).

Когда пришел Христос, Он благовествовал о вечной жизни. Причем не только после смерти. Уже сейчас можно быть тем, кто «имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин 5:24). Само слово «вечная» приносит покой: ты не опоздаешь, не умрешь, ты не сирота. Не нужно выживать и работать локтями. У Отца есть удел для каждого, свой и неповторимый. Признаки вечной жизни — это праведность, мир и радость. В ней нет дежавю и апатии. Ее смысл не прекращается никогда. Христос предлагает: «Придите и пейте. Я даю смысл, который не исчезнет и будет вечным двигателем вдохновения и радости».

Покаяние — дар и плод

Но проблема в том, что этот новый смысл нельзя усвоить, если не отказаться от смысла предыдущего. В этом загадка и драма человеческой души. Не вливается новое вино в старые мехи. Еще печальнее, что это слабо зависит от «правильных» слов. Какие бы слова и догматы мы ни говорили, наше подсознание, наше сердце живет по своим собственным убеждениям и не подчиняется императиву разума. Если просто говорить: я теперь не завидую, а ищу Царствия Небесного, — это ни к чему такому не приводит, лишь к еще большему разочарованию.

Поэтому Христос предлагает не только Жизнь. Он дает переход, путь — каким образом мне оставить прежние стремления и обрести новые. Этот путь включает в себя разные компоненты, но называется одним словом — покаяние. Покаяние — это больше чем слова или переживания. Это глобальная метаморфоза и потрясение. Это тайна и чудо. Зачастую его сравнивают с прозрением. Это дар свыше, о котором можно просить и молиться. Его нельзя имитировать.

Однако если дар покаяния не от нас и дается свыше, есть и то, что Иоанн Креститель назвал плодом покаяния и требовал сотворить его. Сотворение покаяния — это путь навстречу благодати. По нему можно и нужно идти. И поскольку всякий путь состоит из шагов, то можно подробнее рассмотреть каждый из них.

Практические шаги

1. Признать нынешнее положение вещей неудовлетворительным. В первую очередь покаяние нужно тем, кто, по выражению Христа, осознает себя «больным». «Со мной что-то не то» — изредка мы можем сформулировать, что именно не так, чаще — нет, но сердце подсказывает и тревожит душу. Прислушавшись к себе, мы чувствуем, вечная жизнь имеет другие плоды — и мы их не имеем. Бог не улучшает суетную жизнь, а предлагает отказаться от нее. Если мы будем приукрашивать и подмалевывать ее, то останемся там, где были. И поняв это, мы перестаем защищаться и, опустив руки, выдыхаем: «Я где-то потерял себя. Я не хочу имитировать Жизнь, я хочу вновь обрести ее».

2. Признать собственное бессилие изменить ситуацию и призвать Его. Христос сказал: «Я есть жизнь», «Без Меня не можете ничего». Он — мост, вечный проводник на ту сторону пропасти. Без Его благодати мы не в состоянии перейти из суеты к вечности. Мы можем пытаться что-то делать здесь, по эту сторону, но все равно остаемся в одиночестве. Та сторона — это и есть личность Христа. Само наше бедственное положение указывает на то, что мы остались без Него. Где-то по пути мы потеряли близость Его присутствия. И лучшее, что можно сделать, это смиренно позвать Его: «Господи, я почему-то остался один и потерял Тебя из виду. Вернись, пожалуйста, и дай снова взяться за Твою руку. Спаси меня от суеты и смерти».

3. Позволить Богу пролить Свой свет нам в души и указать истоки проблем.

Мы, конечно же, страстно хотим избавиться от плена суеты и смертности. Но проблема в том, что, хотя в Божьих глазах жизнь-имитация и вечная жизнь резко отличаются одна от другой, на практике мы нередко их путаем. Пшеница и плевелы оставлены расти рядом. Чаще всего мы постфактум обнаруживаем, что впали в состояние суеты и греха. Мы видим последствия жизни по плоти. Они, конечно же, горькие и нам не нравятся. Однако гораздо важнее различить и увидеть, что именно привело нас к ним. И если в духовном детстве покаяние связано чаще всего с исповеданием греховных поступков, то зрелый человек различает истоки, которые приводят к этим поступкам. В глазах Божьих эти истоки и есть сама смерть.

Здесь отдельно хочется углубиться в суть греховной жизни. Отпав от Бога, человек осиротел, оторвался от источника и гаранта вечной жизни. Поэтому главным смыслом его жизни стало выживание и самоутверждение. Это очень хорошо видно в животном мире: выживает сильнейший, слабый обречен. Чтобы произвести потомство, нужно победить конкурентов. Лучше всех живет вожак, поэтому за власть ведется непрерывная борьба. Если ты не вожак, то вынужден приспосабливаться к нему и т. д. У людей все выглядит тоньше, разнообразнее, но парадигма осиротевшего человека та же. Если сам о себе не позаботишься — сожрут. И невозможно изменить эту парадигму без усыновления. Любые попытки жить по-божески без присутствия в жизни Самого Христа есть утопия и толстовство. Изменяется эта система лишь вхождением в нее Бога. Я могу отдавать, потому что Он воздаст, я могу сеять, потому что Он гарантирует урожай. Могу умирать, потому что Он воскрешает, и могу любить, потому что любим. Смысл вечной жизни — любовь и даяние. Вечное расточение себя, но не оскудение. И жить так возможно, только находясь на Лозе. Любое отпадение от нее рано или поздно возвращает меня в состояние сироты и стяжателя. И я снова начну выживать, враждовать, конкурировать, завидовать и унывать. Обратная сторона этой борьбы за выживание — это ощущение неуспеха, проигрыша. Именно поэтому недостаточно пытаться просто избавиться от уныния, зависти или апатии. Я не случайно прихожу в эту точку. Меня приводят туда претензии и желания ветхого человека. Обычно человек не осознает, какие мотивы являются побудительными для него. При этом не играет роли, как он сам озвучивает их. Реальные вещи живут в подсознании, и увидеть самого себя — огромная проблема.

Поэтому нужно мужество, чтобы сказать: «Покажи мне то, что живет в глубине моего сердца. Дай мне уразуметь, что привело меня в это состояние и чего я на самом деле искал, не то, что я сам себе говорю, а то, что говорит моя глубина».

И тогда мы увидим в Божьем свете не только наши раны и боль, но глубинные мотивы и желания. Подсознательные страхи и одиночество. Тогда мы по-настоящему сможем сказать: «Господи, я не хочу всего этого. Я оставляю и отрекаюсь от него. Я сознаю, что это бессмысленно и всегда будет приводить меня в тупик. Даруй мне другие желания, пробуди мой дух искать любви и служения».

4. Исправить ущерб, который нанесли другим людям. Одним из признаков истинного покаяния является желание исправить то, что мы совершили, находясь в плотском, греховном состоянии. Сирота не только обижаем, он всегда обижает. Он кому-то грубит, кого-то не замечает, кого-то ненавидит. Обретая вновь Отца и принимая Его милость, мы становимся милостивее. Мытарь Закхей, встретившись со Христом, восклицает: «…если кого обидел, воздам вчетверо» (Лк 19:8). Подобно ему наш дух желает исправить все. Если кого обделил временем, любовью, дружбой. Если судил и сплетничал.

5. И последнее. Жизненно важно, чтобы рядом с нами были духовно зрелые друзья, которым мы можем открыть все это. Те, с кем вместе мы можем провести эту духовную инвентаризацию. Я уверен, что нормальная жизнь христианской общины невозможна без таких доверительных, исповеднических отношений. Признавайтесь друг другу, молитесь друг за друга, носите бремена друг друга. Мы хотим таких друзей, но «кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным» (Притч 18:25). Если я что-то прошел с Богом, то могу и призван помочь другому. Выслушать, молиться за него, может, просто быть рядом.

Все это вместе и есть истинное Покаяние, переход в вечную Жизнь.

 

Фото: Getty Images

 


Работает на Cornerstone