Тема

Виктор Франкл — проповедник смысла

Роман Усачёв
Журнал/Архив/Номер 80/Виктор Франкл — проповедник смысла
Виктор Франкл — проповедник смыслаВиктор Франкл

Скорее всего, ХХ век войдет в историю как эпоха великих разочарований и всеобщей потери смысла человеческого бытия. С одной стороны, революции, мировые войны, фашистские концлагеря и ГУ ЛАГ, создание атомного оружия окончательно разрушили веру в гуманную природу человека и в поступательное движение человечества к «светлому будущему». С другой — философские течения прошлого столетия — фрейдизм, ницшеанство, экзистенциализм, постмодернизм — укоренили в умах относительность и даже бесполезность самого понятия «смысл жизни». Тем удивительнее выглядит фигура австрийского психолога и философа Виктора Франкла, утвердившего смысл существования не как абстрактную категорию, а как прикладной инструмент психотерапии, как путь практического возвращения человека к самому себе, к собственной цельности. Его психологический метод получил название «логотерапия», то есть «исцеление смыслом».

Франкл родился в самом начале прошлого века, в 1905 году, и умер на излете этого трудного столетия, в 1997- м. Дмитрий Леонтьев, доктор психологических наук, автор предисловия к книге Франкла «Сказать жизни “Да!”», назвал его «одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке»1. Это неудивительно, ведь 31 книга этого ученого переведена на несколько десятков языков, а его взгляды оказали влияние на многих выдающихся философов XX века.

Но самая главная причина, по которой Франкл имеет право обратиться к разочарованному поколению, заключена в том, что за свои убеждения он заплатил высокую цену. 25 сентября 1942 года этот австрийский ученый еврейского происхождения, его жена и родители были депортированы в концентрационный лагерь, из которого живым вернуться удалось только одному Виктору. Но, даже пройдя несколько фашистских «фабрик смерти», он не утратил воли к жизни. Наоборот, результатом этих чудовищных испытаний стало то, что психотерапевт сумел рефлексивно посмотреть на человека перед лицом невыносимых страданий и сделать вывод, что единственная движущая сила человеческой души — это сила смысла жизни.

Как психотерапевту, Франклу приходилось оппонировать идеям Зигмунда Фрейда, который, как известно, нападал не только на религиозное мировоззрение, но и на само понятие смысла жизни. Широко известно суждение отца психоанализа, которое он высказал в письме к своей последовательнице и поклоннице Марии Бонапарт: «Если человек задумался о смысле жизни, значит, он серьезно болен».

Сам Франкл был причастен и к первой венской школе психоанализа, основанной Фрейдом, и ко второй, которую связывают с именем Адлера. Но в итоге создал свою, которую принято называть третьей венской школой. Еще школьником Виктор заинтересовался идеями Фрейда, вступил с ним в личную переписку. Зигмунд благоволил юноше, по его протекции статья девятнадцатилетнего Виктора Франкла была в 1924 году опубликована в «Международном журнале психоанализа». Однако молодого человека в не меньшей мере интересовали идеи отступившего от Фрейда Адлера. Еще не получив законченного образования, Франкл примкнул к адлерианцам. Этот этап его научной биографии был отмечен публикацией в «Международном журнале индивидуальной психологии». Впрочем, сотрудничество с адлерианцами длилось недолго. В 1927 году на почве очевидных разногласий с коллегами Франкл покинул Общество индивидуальной психологии. Однако эти встречи с Фрейдом и Адлером не прошли бесследно, наложив отпечаток на все последующее творчество Франкла: практически во всех его трудах эти выдающиеся психологи присутствуют как явные и неявные оппоненты.

Виктор Франкл — проповедник смыслаКладбище в Терезине (Чехия) перед бывшим гетто

Самое главное, в чем противостоял Франкл идеям Адлера и Фрейда, а также идеям многих других ученых, сводящих человека к уровню рефлексов, функций нервной системы или психологических реакций, — это упрощение восприятия сущности человека: «Теперь нам ясно и то, что данные, полученные в плоскости низших измерений, сохраняют свою значимость в пределах этой плоскости. Это в равной степени относится к таким односторонним исследовательским подходам и направлениям, как рефлексология Павлова, бихевиоризм Уотсона, психоанализ Фрейда и индивидуальная психология Адлера. Фрейд был достаточно гениален, чтобы осознавать привязанность своей теории к определенному измерению. Он писал Людвигу Бинсвангеру: “Я остановился лишь на первом этаже и подвале всего здания”. Соблазну редукционизма в форме психологизма, даже, я бы сказал, патологизма, Фрейд поддался лишь в тот момент, когда он рискнул на следующее добавление: “Я уже нашел в моем невысоком домике место, куда поселить религию, с той поры, когда я натолкнулся на категорию невроза человечности”. Здесь Фрейд допустил ошибку. Его слова о “невысоком домике” являются ключевыми»2. Далее Франкл поясняет, что человек, являясь существом, безусловно, биологическим и психическим, представляет собой нечто намного более высокое, чем биологическая и психическая составляющие. Он приводит в пример самолет, способный ехать по земле, но выполняющий свое предназначение лишь тогда, когда поднимается в воздух. Даже если самолет еще ни разу не оказывался в воздухе, конструктор, глядя на него, с легкостью определит, сможет ли он полететь. Так и человек, «став человеком, остается в чем-то животным и растением»3, но именно человеком он становится, когда выходит за пределы самого себя.

Вот как Франкл это резюмирует: «Быть человеком — значит выходить за пределы самого себя. Я бы сказал, что сущность человеческого существования заключена в его самотрансценденции. Быть человеком — значит всегда быть направленным на что-то или на кого-то, отдаваться делу, которому человек себя посвятил, человеку, которого он любит, или Богу, которому он служит»4.

С точки зрения Франкла, невозможно рассматривать смысл жизни абстрактно, ведь понимание этого смысла будет отличаться от человека к человеку и от ситуации к ситуации. А открывается этот смысл только тогда, когда человек берет на себя ответственность за свою жизнь. При этом Франкл подчеркивает, что реализуется смысл жизни тремя способами. Во-первых — через деятельность. Во-вторых — через переживание ценностей и причастность к иному: к Богу, к культуре, прирде и, самое главное, любви, которую Франкл понимал как постижение другого человеческого существа во всей глубине его личности. И наконец — через отношение к страданию.

«Именно в тех случаях, когда человек сталкивается с невыносимой и неизбежной ситуацией... например с неизлечимой болезнью, стихийным бедствием или утратой близкого, ему дается шанс осуществить высшую ценность, постичь глубочайший смысл, смысл страдания. Ибо самое важное — это наше отношение к страданию, отношение, благодаря которому мы принимаем это страдание, берем его на себя»5, — пишет Виктор Франкл. В таких обстоятельствах человеку открывается то, что ученый назвал сверхсмыслом. Именно этот трансцендентный человеческому бытию смысл он назвал сверхсмыслом и утверждал, что только через него возможно преодолеть все страдания: «Этот окончательный, предельный смысл с необходимостью превосходит ограниченные интеллектуальные способности человека; в логотерапии мы говорим о нем как о сверхсмысле. От человека требуется не способность смиряться с абсурдом жизни, как утверждают некоторые философы-экзистенциалисты, а умение принимать свою неспособность постичь ее безусловный смысл в рациональных терминах; логос глубже, чем логика»6.

По Франклу, в самом человеке есть способность наделить свою жизнь смыслом и таким образом преодолеть страдания мира, не упираясь ни в свою природу, ни в обстоятельства, в которых оказался. Но смысл этот, безусловно, находится вне самого человека и выше его.

Виктор Франкл писал: «В концлагерях, этой живой лаборатории и испытательной площадке, мы были свидетелями того, как некоторые вели себя подобно свиньям, а некоторые — подобно святым. Человеку доступны обе возможности; какая из них будет осуществлена, зависит от принимаемых им решений, а не от окружающих условий.

Наше поколение реалистично, потому что нам довелось узнать человека, каков он есть. В конце концов, человек изобрел газовые камеры; но человек был и тем, кто, не теряя достоинства, шел в эти камеры с Иисусовой молитвой или Shema Gisrael на устах»7.

 

1 Леонтьев Д. Упрямство духа // Франкл В. «Сказать жизни “Да!”»: психолог в концлагере. — М.: Альпина нон-фикшн, 2009. С. 9–10.

2 Франкл В. Человек в поисках смысла. — М.: Прогресс, 1990. С. 19.

3 Там же. С. 20.

4 Там же. С. 19.

5 Франкл В. Основные понятия логотерапии. http://psylib.org.ua/books/franv01/index.htm 20.10.2020.

6 Там же.

7 Там же.

 

Фото: Wikipedia

 


Работает на Cornerstone