Интервью

Ответственность без перекосов — это как?

Владимир Стрелов
Журнал/Архив/Номер 79/Ответственность без перекосов — это как?
Ответственность без перекосов — это как?Владимир Стрелов, ректор колледжа «Наследие»

— Владимир, расскажите о вашем колледже «Наследие», о его целях и задачах.

— Кратко говоря, колледж создан для того, чтобы помочь современному человеку научиться читать Библию как Слово Божие, сделаться «квалифицированным читателем Библии» и через это узнавать Бога, встречаться с Ним, исправлять жизнь по Его заповедям и благодарить Его за бесчисленные дары — творение, спасение, устроение нашей жизни. По крайней мере, к этому, изучая Библию, вел нас Илья Яковлевич Гриц, основатель колледжа «Наследие».

Вместе с тем в Библии есть и человеческий пласт — это и история, и поэзия, и житейская мудрость. Как в хорошей литературе, в Библии есть свои законы построения сюжета, свои жанровые особенности, своя история создания. Это становится особенно очевидным, когда мы пытаемся читать Библию на языках оригинала, исследуем археологию и историю библейских стран. Все это также важно знать, чтобы чувствовать границы нашего понимания и не преткнуться о кажущиеся неточности, чтобы разглядеть и полюбить и человеческое измерение истории спасения.

— Тема нашего номера — «Ответственность за жизнь в вере, или Мужество быть». И звучит она так, словно без ответственности и нет бытия, жизни. На ваш взгляд, это действительно так? Или нет?

— Вы знаете, словом «ответственность» иногда злоупотребляют, поэтому сегодня многие его опасаются. Прежде чем говорить об ответственности Креста, Иисус говорит о радости жизни с Богом, жизни в Царствии Божием. Если мы этой радости никогда не ощущали, если встречи с Гос­подом не произошло, разговоры об ответственности будут лишь тяжким бременем для мятущейся совести.

И вместе с тем мы действительно не просто так оказались в этом мире, чтобы проводить здесь время так, как нам хочется. О каждом из нас у Бога есть Свой замысел — невероятно красивый, когда он осуществляется (посмотрите на тех, кого мы зовем праведниками). И вот тут как раз наша ответственность в том, чтобы этот замысел увидеть и воплотить, не потерять годы впустую.

Но мне больше по душе вторая часть этой темы, о мужестве быть. Когда это словосочетание только появилось у Пауля Тиллиха, он говорил о важности жить, творчески проживать данное нам время — вопреки или посреди тревог и неопределенности, которые сопровождают жизнь современного человека. Тиллих вкладывал в это понятие и важность того, чтобы оставаться самим собой, держаться за Бога и Его Слово, не поддаваясь давлению антицерковного общества или государства. Тиллих говорил о постоянном поиске смысла, Бога, и в этом, безусловно, мужество и ответственность каждого.

— Как вы можете охарактеризовать человека ответственного или безответственного?

— Наверное, есть разные грани понимания этого, разные уровни. Есть, например, ответственное отношение к жизни, чтобы не тратить время свое и других попусту, ответственность в отношениях, чтобы держать данное слово. Есть большее: ответственность за то, чтобы оставаться верным дружбе, браку. Я уже говорил об ответственности быть самим собой, верным Богу — невзирая на обстоятельства и, быть может, вопреки даже родным, любимым. Советский философ и психолог Сергей Рубинштейн как-то подметил, что бывает человек в повседневности приятный, симпатичный, с легким характером, но лишенный высоких целей, больших внутренних побуждений. И бывает наоборот — человек с трудным характером, но способный к подвигу, у него масштаб ответственности иной — это ответственность за жизнь.

Но, думается, пока нас жизнь не ставит в такие предельные ситуации, я хотел бы, чтобы моя ответственность и ответственность окружающих начиналась с малых и повседневных вещей.

— Ответственность — категория душевная или духовная?

— Разделение на душевное и духовное в значительной мере условно, схематично — человека невозможно разделить на составные части. Когда Писание говорит о душевности, имеется в виду больше естественное, человеческое, как и добродетельные язычники «любят любящих их». А духовное — это как бы жизнь иного вектора, ради других — как у Христа. Психологи этот вектор назвали альтруизмом.

Здесь, наверное, важнее сказать, что ответственность может быть природной или заложенной воспитанием, но в любом случае в каком-то смысле естественной для человека. А может быть сознательно вырабатываемой. Вот вторая особенно драгоценна.

— Есть категория безответственности, на другой чаше весов — гиперответственность. Что это такое? Насколько она вредна, на ваш взгляд, в обычной и в духовной жизни?

— Я не специалист в этом вопросе, могу лишь порассуждать. Приставка «гипер-» говорит о том, что человек чувствует слишком много ответственности: за порученное дело, за отношения, за других людей. Все как будто зависит только от него, эдакая иллюзия всемогущества, но на самом деле часто за этим стоит страх неудачи, собственного несовершенства, в конечном счете неприятие себя.

Такие люди (и я один из них) инстинктивно стремятся все сосредоточить в своих руках, боясь делегировать полномочия, и вечно кажутся недовольными. А в духовной жизни они могут зацикливаться на ошибках и грехах, им трудно перейти к тому, что составляет высшую форму молитвы, — к благодарению и хвале. Так жить трудно — и самому человеку, и тем, кто его окружает. Наверное, и Богу с ним трудно.

Видимо, необходимо учиться снимать с себя излишнюю ответственность, доверять другим, благодарить даже за мелочи Бога — это один из путей преодоления гиперответственности. Но по большому счету меняет нас опыт любви — когда мы знаем и чувствуем, что Бог и ближние (или Бог через ближних) нас любят.

— Можно ли перекладывать ответственность за свою веру и свои поступки, например, на лидера церкви — на пастора, на священнослужителя? Ведь есть такие люди, которые шагу не ступят, не спросив разрешения-благословения на то, что спокойно могли бы решить сами. Я знаю нескольких художников, чьи работы оказались в мусорном контейнере после обращения ко Христу, по этой причине. Правда, они потом возвратились к своей профессии, но несколько лет прилежно мели двор. Что это, «послушание»? Бог уполномочил священнослужителей давать подобного рода советы?

— Ближние — это те, кто может помочь нам услышать Бога. Для этого не обязательно быть священнослужителем, Бог может говорить и часто говорит через наших близких, просто мы Его не слышим.

Вместе с тем новообращенный часто совершает ошибку, отождествляя священнослужителя с Богом, забывая, что тот тоже человек. Самим священнослужителям бывает трудно удержаться в границах и сказать: «Не знаю», когда на них с такой надеждой смотрят. Я знал одну девушку, которая некритически слушалась духовного наставника (прекрасного человека, но не имевшего возможности вникнуть полностью в ее ситуацию и, видимо, переоценившего ее силы), тогда как окружающие советовали ей иное. В результате — надрыв, обида и даже временное прекращение молитвы.

К сожалению, бывает, что, «обжегшись» на священнослужителях, человек решает, что ему теперь вообще не нужны другие люди в качестве советчиков. Это другая крайность.

Именно поэтому у нас в колледже есть такой предмет — молитвенное чтение Священного Писания. Во время него мы как раз учимся слушать и различать — в словах Писания, в словах ближних, в мыслях, которые ложатся на сердце, — то, что нас назидает в духовной жизни, то, что от Бога. Здесь невозможно дать какой-то алгоритм, это приходит с опытом.

— Как воспитать в ребенке ответственность?

— Раньше я бы с легкостью дал вам много советов об этом, в конце концов, я занимался педагогикой профессионально. Но сейчас, когда у меня самого растет пятилетний сын, я скажу: «Не знаю». Есть прекрасные авторы — Симон Соловейчик, Антон Макаренко, зарубежные авторы. У одного педагога была фраза «воспитание ответственностью». Вот это, мне кажется, путь здравый, по крайней мере, в подростковом коллективе это работает: воспитывать не ответственность, а ответственностью, поручая что-то.

— Как воспитать в себе ответственность, если, скажем, с детства человеку ее не прививали? Есть ли какие-нибудь советы?

— Мы как-то перешли от ответственности за жизнь в вере к ответственности в бытовом смысле этого слова. Ну допустим. Я знаю людей, которые над собой систематически работают в плане ответственности, понимая, что без этого им не вырасти в профессиональном и личном плане. Но каждый по-разному работает. Одному, чтобы справиться с опозданиями, потребовалась консультация психолога. Другой выработал привычку отвечать своевременно на письма. Третий начал вести дневник и анализировать свое поведение. Четвертый, признав наличие саморазрушительного поведения, пошел на группу самопомощи. Тут общих рецептов быть не может.

— На протяжении веков в христианстве были разные попытки достигнуть духовной дисциплины, которая в некотором смысле ассоциируется с ответственностью. Чего только не было: и духовные упражнения, и самобичевание, и ношение вериг — все это попытки умертвить плоть? Такая своеобразная ответственность за свое духовное состояние?

— Прежде всего мне кажется, что сегодняшние представления о средневековой аскезе во многом преувеличены: западает в память и остается в веках самое невероятное, да и некоторые житийные истории писались в соответствии с определенным литературным каноном. Добавьте еще, что монахи в чем-то шли против природы, пытаясь ее превзойти — отказываясь от естественного для человека, брака. Естественно, до нас дошли разные экзотические описания. Но уже в памятниках IV–VI веков, в писаниях преподобного Иоанна Кассиана Римлянина, в «Луге духовном» Иоанна Мосха подчеркивается, что молитва — путь более высокий, чем самые изощренные умерщвления плоти.

Ну а духовные упражнения, например регулярное чтение Писания или молитва в определенное время, размышления над тайнами спасения, — это действительно ответственное отношение к своему спасению.

— Как ответственность за свою жизнь в вере связана с любовью к Богу и людям?

— Мне кажется, опыт апостола Павла это прекрасно иллюстрирует. Вся его жизнь стала ответственным служением, и делал он это исключительно по любви к Богу и тем, кто ему был поручен.

И в то же время ответственность — это вовсе не только про дела. Иногда хорошо давать себе отдыхать в радости и свободе, «субботствовать». Праздновать — это как раз признак по-настоящему ответственного отношения к своей жизни, ведь это дает силы для долговременной деятельной любви.


Фотография предоставлена Владимиром Стреловым


Работает на Cornerstone