Тема

Праведник не умирает

Андрей Суздальцев
Журнал/Архив/Номер 79/Праведник не умирает
Праведник не умирает

Вера пронизывает жизнь каждого человека, как верующего, так и «неверующего». Если бы «неверующий» не верил, что он сегодня доедет до работы, он не поехал бы. Если бы он не верил, что может эту работу выполнить, он не работал бы. Если бы он не верил, что метро, которое он сейчас не видит, работает, он не отправился бы сегодня на нем туда, куда собирался. Мы все созданы людьми верующими.

Каждый человек верит в те «истины», которые в него встроили с детства, как встраивают ту или иную программу в компьютер, и для него эта программа — набор истин. Поэтому существует несколько разновидностей веры — вера автоматическая, машинальная, не обязательно истинная, и вера собственно в истину, в правду. Достоинство и ответственность человека заключаются как раз в стремлении поверить именно в правду о себе, мире и его Творце и приближаться к ней.

У веры есть невероятное свойство: она открывает двери к тому, во что человек верит, но чего в его жизни, может быть, пока не произошло. Вера как чудесное соприкосновение мира с другими правилами может сделать небывшее бывшим, если только эта вера глубока и искренна. В этом смысле можно сказать, что она, «опережая время», видит то, что произойдет либо вот-вот, либо через какой-то более длительный временной отрезок.

Я помню, как был взволнован, когда в юности, читая одну из повестей Александра Грина, добрался до эпизода, в котором герой стреляет по трудной мишени. И вот когда он в нее целится, за секунду до выстрела, он интуитивно чувствует, что он уже попал в цель, и в этот момент он спускает курок. И он действительно не промахнулся. Я был взволнован, потому что вспомнил, что в моей жизни такое бывало, моя вера опережала время, впуская в него то, во что я верил, делая это видимым и возможным.

Действительно, ведь вера — это «созерцание неявного», по словам Иоанна Златоуста, или в церковнославянском переводе Послания апостола Павла к Евреям: «обличение вещей невидимых», или на современном русском — «уверенность в вещах невидимых». И все же старое слово «обличение», которое переводится как «проявление» и даже «ответ», содержит, кажется, больше точности и глубины, чем слово «уверенность». В ответ на нашу веру то, во что мы верим искренне и сильно, хоть и не видим, действительно проявляется в окружающей нас материальной и духовной реальности. Как часто Иисус, прежде чем исцелить больного, спрашивает: веришь ли ты, что Я это сделаю? И когда больной демонстрировал веру, тем самым приоткрывая двери небывшему, Иисус исцелял его. А там, где веры не находил, как у себя на родине, там исцелений почти не было.

Вера — это творческий акт. Она действует так, что с человеком случается именно то, во что он верит. Если он верит, что ему в жизни уготованы одни несчастья, они с ним и происходят, если он верит, что Бога нет, он действительно живет жизнью, в которую Бога не пускают, и в этой жизни Бог для такого человека чудес не творит, уважая его свободу, его выбор. В жизни же верующего чудеса происходят ежедневно, потому что он понимает, что сама жизнь и каждый ее день — это чудо, посылаемое Творцом. В жизни таких людей происходят чудесные события, невероятные совпадения обстоятельств, исцеления, приходит помощь, когда ее ждать неоткуда, но самое главное чудо здесь — это близость непостижимого Творца, все более явная в ответ на растущую веру, Он сам.

Время с его непреложными законами перед верой отступает. Мы видим, что время отступало перед Христом: Он знал, что ждет Его впереди, Он знал, что будет с человеком в будущем, Он мог необратимое бывшее (мертвость Лазаря) сделать небывшим, воскресив его. Богочеловек жил сразу в двух измерениях — в вечности, где времени с его необратимыми жесткими законами нет, и на земле с ее временны΄м потоком, в который Он вошел, в котором родился, действовал и умер на кресте. Но вечное порой прорывалось в Его жизнь во времени и «путало Ему карты». И тогда происходили чудеса. Ведь чудо Божье — это прорыв иного мира в наш поврежденный, падший мир. И вера причастна к этому прорыву.

Есть одно место в Евангелиях (см.: Мк 11:24), которое в точном переводе с греческого, сделанном в XX веке, звучит так: «…все, о чем вы молитесь и просите, верьте, что вы получили, и будет вам». С точки зрения логики эти слова Иисуса звучат парадоксально, а с точки зрения чуда и Благой Вести — радостно и вдохновенно. Логика говорит: как я могу верить в то, что у меня это уже есть, если я об этом только еще прошу и на самом деле у меня этого нет? Но то, что для логики абсурд, для веры — абсолютная убежденность в единстве просьбы и ответа Божьей любви, которая находится вне времени, ибо, как мы уже сказали, вера сдвигает время и его закон, как сдвигает его, например, знаменитое и парадоксальное высказывание Иисуса, обращенное к фарисеям, за которым проступает вневременная вечная жизнь: «…прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин 8:58).

Вера — поистине обладает таинственной сущностью, она сама по себе чудо и тайна. И если человек верует в беспредельную силу и правду, в Бога любви и Его жизнь в мире, то он становится причастником этой силы и этой правды, прорывая верой и благодатью земные необратимые законы пространства и времени. Физики в ХХ веке, утверждая обратимость этих категорий, опоздали на много тысяч лет по сравнению с людьми верующими. И чем глубже вера, тем больше ее возможности.

Но человек верующий, видящий реальность всех ценностей, со временем приходит к тому, что просить следует прежде всего об одном — да исполнится воля Твоя. Ибо жизнь Бога и ее проявление в его собственной жизни, осуществление в ней Божьей воли и есть величайшая ценность для верующего в истину. Ибо он перестал быть слепым, и вера сделала его зрячим, «вера его спасла его».

Один русский философ, живший в прошлом веке, рассматривая мировую историю, испытывал жестокую боль, видя, что живет в мире, в котором убили праведника Сократа, где шли несправедливые войны, где зло побеждало, где гибли невинные, где распяли Христа. И тогда, всматриваясь в свою веру и в Божью силу, он пришел к парадоксальной надежде, что Бог может бывшее сделать небывшим. Что Он может сделать так, что Сократ не умирал, что все невинные жертвы спаслись.

Звучит это на первый взгляд фантастично, но нам хорошо понятна и близка сама установка, само желание «выправить» историю, очистить ее от зла. Но разве в какой-то степени возможность бывшее сделать небывшим не осуществляется на наших глазах? Разве во время покаяния наши ошибки, зло через нас прошедшее, наши нечестность, страхи, себялюбивые слова и поступки не смываются с нашей души Божьей милостью, Кровью Иисуса Христа, пролитой на кресте Голгофы за наши грехи, если мы верим и принимаем в свою жизнь Его очистительную силу? И то черное, что жило в нашей душе, перестает действовать в нашей жизни и определять ее, и она дальше идет не так, как пошла бы, оставшись неочищенной, и бывшее действительно становится как бы небывшим.

Праведник не умирает

Вера творит чудеса, отменяя фатум, рок, жесткое необратимое время. Вера — это сотворчество Бога и человека, одолевающее земные падшие законы. Ведь без согласия человека не происходит его выздоровления (разве что в некоторых случаях, когда Бог читает у человека в душе). Иногда вера столь велика, что чудо происходит словно бы без участия Бога, словно бы «у Него за спиной», как это было с кровоточивой женщиной, прикоснувшейся к одежде Иису­са и исцелившейся, ибо она верила, что этого будет достаточно.

Но ведь способность к такой вере, преодолевающей невозможное, заложена в каждого человека при его создании, ибо в нем есть жизнь сверхъестественная, которую Создатель вдохнул в него при сотворении. Но к ней, к глубокой вере, которая зарождается в сердце человека при воздействии Святого Духа и Слова Божьего, надо прийти. И действуя в воле и жизни Бога, мы через эти действия начинаем понимать, как действует наша вера, и в ответ на них она возрастает, преображаясь из веры в уверенность, в полное доверие к Творцу, если и не всегда, то в минуты кризисов и неразрешимых ситуаций, когда все возможности человека соединяются в один импульс, в одно, порой беззвучное, слово, обращенное к Высшему.

У веры есть динамика, и поэтому она может уменьшаться и вовсе почти что исчезать, а потом вновь набирать силу. Нужно только не прекращать движение вперед, и она окрепнет.

Вера дается для действий, и прежде всего для таких, которые делают мир лучше, которые служат тому, чтобы проводить силу Божью и Его любовь в наш мир.

Сергей Аверинцев в одной из статей писал, что время в истории было иным до тех пор, пока в ее центре не встал Крест. И как только это произошло, от него время пошло как бы в две стороны, изменяя будущее и преображая смысл прошедшего. Необратимые законы дрогнули, парадоксы со временем и с тем, что считается невозможным, вошли в мировую историю, вневременное, вечное вошло в ткань времени и событий.

Все эти великие вещи произошли не когда-то в прошлом, ко мне безразличном, они произошли со мной, во мне, внутри моей души, изменяя мои возможности, изменяя мое сердце, просветляя и очищая его, делая меня причастным и к обратимому времени, и к преодолению невозможного, несмотря на мою малость, слабость, несовершенство. Вера — вещь практическая и жизненная. Она открывает двери к невероятному, она вкладывает ключ к вечности в мои руки.

 

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone