Решение

Святость — Божье призвание

Владимир Попов
Журнал/Архив/Номер 75/Святость — Божье призвание
Святость — Божье призвание

Во времена царствования Иорама, Ииуя, Иоахаза и Иоаса в Израиле нес пророческое служение ученик и преемник великого пророка Илии Елисей.

Много чудес для блага народа совершил силой Божьей этот вестник Господа. Но не меньшим чудом была и его жизнь. Однажды женщина-сонамитянка, увидев Елисея в окно, дала ему особую оценку: «И сказала она мужу своему: вот я знаю, что человек Божий, который проходит мимо нас постоянно, святой…» (4 Цар 4:9).

Почему из уст сонамитянки вырвалась столь возвышенная характеристика по отношению к проходящему мимо человеку? Откуда у нее появилось такое знание? Она же еще не общалась с Елисеем непосредственно? Несомненно, во всем облике Елисея светилась красота святости. На всей внешности этого человека женщина заметила сияние Божьего присутствия, увидела некий небесный отпечаток.

Слова «святость», «святой», «святыня» встречаются нам почти на каждой странице Священного Писания. Очень часто они присутствуют в богослужебном и разговорном лексиконе. Каким же образом Библия показывает сущность святости? Ветхозаветная скиния богослужебного собрания и предметы, собранные в ней, назывались «святыней великой» (Исх 30:29). Места, отмеченные особым Божьим присутствием, также назывались святыми: «святые горы» (Пс 86:2), «святой город» (Мф 4:5). Священники святы, потому что избраны Богом и поставлены на специальное служение.

Вершина святости — Сам Господь. «Свят, свят, свят Господь Саваоф!» (Ис 6:3) — не умолкая восклицают небесные воинства. Святость Бога указывает на Его надмирное, верховное бытие как Царя и Владыки вселенной. Ангелы воспевают Его святую божественную природу, славу непревзойденного величия и полноту Его творческой силы и Премудрости. Бог абсолютно свят. Святость Бога ни с кем и ни с чем не сравнима. «Кому же вы уподобите Меня и с кем сравните?» (Ис 40:25) — вопрошает Господь через пророка.

Удивительно, но Всесвятой и Всесовершенный Бог, желая спасать души, ищет Себе соработников и исповедников в падшем, греховном мире. Бог призывает грешного человека встать на путь святости. У Бога есть могущество любви, чтобы извлечь человека «из страшного рва, из тинистого болота» (Пс 39:3). Откликнуться на Божий призыв к святости — значит уверовать в Него, покаяться, отвернуться от греха, всецело отдаться в руки Господа и стать Его чадом.

Бог имеет благодатные средства для того, чтобы освятить человека во всей полноте, включая дух, душу и тело человека (см.: 1 Фес 5:23). Человек — существо целостное, его природа трехсоставна: дух, душа и тело. На заре христианства в Древней Греции распространялись всевозможные религиозно-философские учения, которые принижали значение тела. Часть христиан в Колоссах оказалась под влиянием идей философов-гностиков (см.: Кол 2). Гностики не верили в воскресение тела, считая, что тело есть источник зла, вся материя порочна и дурна. Однако Библия говорит о теле как о вместилище души и духа. «… прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии», — призывает апостол Павел (1 Кор 6:20).

Сам Господь не погнушался человеческой природой, приняв в лице Иисуса Христа телесный облик: «Бог явился во плоти…» (1 Тим 3:16). Бог открыл Себя человеку, чтоб человек сделался причастным святого Божеского естества (см.: 2 Пет 1:4).

Человек, последовавший за Христом, может попадать в различные зоны искушений. Вспомним Иосифа, сына Иакова, который был в Египте и служил у царедворца Потифара. Жена этого господина усердно искушала его на зло, но Иосиф отражал искушение словами: «Как же я сделаю сие великое зло и согрешу пред Богом?» (Быт 39:9). Почему Иосиф устоял в искушении? Дух Господень был с ним, и этот Дух учил его бояться греха, любить Бога и добросовестно служить господину своему.

Святость — дар свыше и одновременно путь освящения, процесс преображения в образ Иисуса Христа. Святость предполагает борьбу с грехом, борьбу с искушениями и нападками сатаны.

Святость — особое состояние, которое исходит от Бога посредством Духа Святого. Грех — также состояние, а не только плохие поступки и преступные деяния. Святость прекрасна, грех отвратителен, уродлив и безобразен. Святость ассоциируется со светом. Грех уподобляется кромешной тьме. Грех — жизнь, сфокусированная на своем эгоистическом «я». Святость — жизнь для Бога и для других.

Знаменитое изречение Федора Достоевского «Красота спасет мир» не имеет никакого отношения к конкурсам красоты. Классик имел в виду красоту святости, явленную в жертвенной любви Христа, красоту отклика на призыв к святости, красоту следования по стопам Христа и подвижников веры.

«Поздно полюбил я Тебя, Красота такая древняя и такая юная. Ты позвал, крикнул и прорвал глухоту мою; Ты сверкнул, засиял и прогнал слепоту мою. Я отведал Тебя и Тебя алчу и жажду»1 — это вопль покаянной молитвы святого Августина.

Грех искажает образ Божий в человеке, лишая его мира, покоя и радости. Господь предлагает человеку освобождение от господства греха, призывая его к святости. А где святость, там внутренняя гармония. Бог создал упорядоченную вселенную, Он же приводит и душу в состояние упорядоченности, приобщая к Вечности.

Возможно ли на земле жить по законам Царства Небесного, следуя святым идеалам Евангелия? «Человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Мф 19:26) — так ободряет Христос учеников.

Христос жил такой жизнью, когда был на земле. Его не понимали даже в родном семействе, окружающие люди над Ним насмехались и всячески противодействовали. То, что невозможно нам, возможно Христу. Не мы сами, а Христос в нас может жить святой жизнью независимо от окружения и обстоятельств. А потому великий грешник, пришедший ко Христу, силой Божьей может стать великим святым.

Грех разрушает личность, святость — созидает. Она — основа подлинной жизни. Грех бесплоден, святость плодотворна. Ее плоды прекрасны и разнообразны: «…любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал 5:22–23). Человек, жизнь которого изобилует подобными плодами, уподобляется Христу, излучая Его красоту и святость.

«Я верю в святых. Я встречал клоунов, я встречал отцов-основателей, написавших свое имя большими буквами на фасаде здания, чтобы все знали, кто его построил. Я встречал новообращенных ковбоев, которые плохо понимали смысл покаяния. Каких только христиан я ни видал… — делится своими наблюдениями проповедник Эйден Тозер (1897–1963). — Но мое сердце тоскует по святым. Я хочу видеть людей, кто был бы подобен Господу Иисусу Христу. В сердце каждого из нас должна жить красота нашего Господа. Обаятельный, привлекательный святой стоит 500 специалистов по рекламе, организаторов массовых мероприятий и религиозных дел мастеров»2.

У человека есть право выбора, право принятия судьбоносного решения: служить греху или же ступить на путь святости во Христе. Но грех рано или поздно погубит душу, а святость сохранит душу для жизни вечной с Богом. Ведь любящий Христос, призывая грешников к спасению и святости, желает, «чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными» (Деян 26:18).

1Блаженный Августин. Исповедь. — М.: «Гендальф», 1992. С. 288.
2Тозер Э. У. Сколько стоит святой // Международная христианская газета, 2019, № 10.

 

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone