Свидетельство

Святой путь к целостности

Татьяна Горбачева
Журнал/Архив/Номер 75/Святой путь к целостности
Святой путь к целостности

На въезде в гараж бумажными буквами выложена надпись «Святой». К кому она относится? Напоминает ли она водителям о том, что есть Святой Бог? Или это прозвище охранника? Но каждый раз при взгляде на нее я невольно задаю себе вопрос, насколько это слово относится ко мне.

Быть святым — заповедь. Слова «будьте святы, ибо Я Господь, Бог ваш, свят» (Лев 20:7) поражают нас величием этого призвания! Быть Святым значит наполняться Божьей Святостью, Истиной, Праведностью, Любовью. Он — единственный источник, и нигде больше святости не найти. Пребывание в общении с Богом преобразует в нас душу, и мы становимся способными принимать, любить и служить друг другу. Это происходит без драматизма и привлечения внимания к своей личности — просто и глубоко одновременно. Молитва и смирение составляют удивительную формулу приобщения к Святости Божьей.

Это поразительно просто, и вместе с тем приближение к Богу обнаруживает в нас несоответствие с Его святостью. Как рассвет открывает картину земли во всех деталях, ранее скрытых темнотой, так и молитвенная жизнь выявляет в нас грех, неправильные реакции и эмоции, темные мысли, новые и старые раны. Это целительное прозрение, потому что без него невозможно прибирать наш внутренний дом. И начинается процесс очищения. Я помню, как радостно было проходить его в начале пути с Богом. Липкие привычки, от которых не удавалось избавляться годами, вдруг исчезали сами собой. Вместо них появлялись другие: общение в церкви из странной нерациональной траты времени становилось полезным и желанным; Библия из древней литературы вдруг превратилась в мир Божьих людей, каждый из которых рассказывал на ее страницах о своей духовной жизни; появление духовного измерения оживляло и наполняло смыслом совершенно привычные вещи.

Восторг покаяния и встреча с Богом привнесли серьезное очищение в мою греховную жизнь. Как будто все встало на свои места, нашлось и успокоилось — так чувствуешь себя по возвращении домой после долгого странствия. Было ли это переживание святости? Безусловно. Святость привносит в жизнь человека ясность и чистоту. Но позже появилось представление о том, что это состояние святости не окончательное. У святости есть разные оттенки, и освящение — процесс длиною в жизнь. Постижение Божьей истины и святости происходит постепенно. Видимо, мы не можем вместить ее в полноте. Слишком многое накоплено и запечатано грехом, со всем сразу справиться невозможно.

Одним из ярких эпизодов в процессе моего духовного роста было начало материнства. Когда родился ребенок, я была верующей пять лет. Я считала, что уже могу справиться со всеми ситуациями, потому что Библию прочитала от корки до корки, служила в церкви, даже окончила магистратуру по богословию. Все необходимые составляющие для святой жизни были налицо. И когда родилась дочка, оказалось, что я понятия не имею, как с ней обращаться. У меня не хватало прежде всего внутренних качеств, таких как терпение и мудрость, понимание и любовь. Иллюзия собственного совершенства разбилась о маленькое дитя, которое просто не спало ночами, беспокоилось и капризничало. Все мои достижения оказались несостоятельными перед реальностью жизни с ребенком! И процесс воспитания дочурки всколыхнул заново процесс рождения и роста мамы. Не только новые трудности открылись в эту пору, но и новые способности — принимать и жалеть, усмирять свои желания ради благополучия дочери. Воистину Господь дает обильную благодать родителям с каждым рожденным ими! Отношения с дочерью открыли для меня по-новому мои детские воспоминания, я начала больше понимать своих родителей, использовать традиции и наследие своей семьи. У меня было впечатление, что во мне открылся новый слой внутренней жизни, о котором ранее я даже не подозревала. И его снова нужно было освоить, понять и освятить Божьем действием. В новом свете я увидела слова Писания из Первого послания к фессалоникийцам (5:23): «сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа». Теперь задача целостного освящения становилась более сложной, ведь возможно существование и других слоев внутри меня, которые откроются впоследствии.

Параллельно с моим взрослением как мамы шло мое профессиональное развитие — как учителя в богословской семинарии. Там я преподавала и наблюдала за духовным становлением молодых служителей церкви. Студенты были очень разными, из разных уголков страны, холостые и женатые, у некоторых уже были дети, другие еще только искали пару. Божья благодать отражалась в них тоже по-разному. Кто-то, познакомившись с богословской терминологией, сразу взял ее на вооружение и стал использовать в своих проповедях, которые начали звучать намного солиднее. Случалось слышать, как некоторые студенты использовали термины, не слишком заботясь о смыслах: «Иисус парадоксально нес Евангелие всем, даже во время эсхатологических суббот!» По форме — впечатляюще, по содержанию — пусто и даже комично. Разрыв формы и содержания резал слух. Учитель хватался за голову, братья-студенты веселились от души.

Святость в студенческом общежитии семинарии обреталась в общей молитве и служении. Но более всего ее проявлению способствовали совместное проживание и дежурства. Очень быстро упал авторитет тех, кто только говорил о духовном, а поступал иначе, выявились конфликтные люди. Время утренней молитвы перед Богом сменялось вдруг выяснением, кто будет дежурить по кухне. Но в другое время бытовые ссоры смирялись общей молитвой. У каждого студента был свой уровень посвященности Богу. Оборачиваясь назад, можно видеть, что верными в служении оказались те, кто отказался от своих планов на жизнь и доверился Божьему водительству. Внутренние противоречия и конфликты у некоторых студентов становились препятствием для их вовлеченности в служение и созидательную работу в церкви. Духовный рост в святости требовал времени и усилий.


Внутренний разлад, или травмированность, приводит к искажению духовного развития. Всем нам знакомы законники, которые поступают как положено, но их душа закрыта для жизни, они не способны любить ближних и даже самих себя


Наблюдения за духовным развитием студентов, участие в богословском образовании усиливали мой интерес к происходящему с человеком по мере его приближения к Христу. Почему явные проявления святости у людей встречаются очень редко? Почему ясные заповеди Христа о любви, которые знают все верующие, не исполняются? Как духовный рост, постижение истины и святость воплощаются в жизни человека? Простота евангельской заповеди о любви и благодать Святого Духа привносят в нашу жизнь Божью Святость. Трудности возникают, когда мы обнаруживаем сложность собственного внутреннего устройства.

Катерина Федоровна Дохерти, признанная канадская писательница русского происхождения, благотворитель и основательница общин для бедных «Дом Мадонны» уже в конце своей жизни говорила о том, что в ней уживаются три разные личности: одна — благочестивая и религиозная баронесса, готовая отдать жизнь для Господа, служить бедным и нищим; другая — Катерина, прежде всего женщина, любящая жизнь, украшения, роскошь и не имеющая ничего общего с баронессой; третья — маленькая девочка, которая лежит в поле и задумчиво смотрит в небо, у нее нет ничего общего с баронессой и Катериной. Дохерти пишет, что, старея, она ведет себя как баронесса, переживает как Катерина и все больше склоняется к мысли, что та маленькая девочка ближе всего к ней настоящей. Эти ее размышления тем более интересны и значимы, что их излагает человек, полностью посвятивший себя служению, обогревший своей любовью множество жизней, по свидетельству многих, святой нашего недавнего прошлого*.

Насколько сложно устройство человека! Задача искупления не только возродить дух человека, но сделать всего его цельным и гармоничным. Внутренний разлад, или травмированность, приводит к искажению духовного развития. Всем нам знакомы законники, которые поступают как положено, но их душа закрыта для жизни, они не способны любить ближних и даже самих себя. Что-то произошло с внутренним ребенком, который смотрит в небо, мечтает и живет в радости. В более запущенных случаях внутренний конфликт приводит к подавлению одной из сторон личности, иногда — религиозной, тогда гедонист властвует, и человек начинает ублажать себя. Фрагментация проходит не только по линиям внутреннего устройства. Внешние обстоятельства также форматируют человека, навязывая ему профессиональные или социальные роли. Когда же встает вопрос, как проявляется Божья Святость и какова Его воля в конкретной ситуации, наступает неразбериха. Кому сейчас нужно освящение? Кто я сейчас? Учитель? Мать? Человек? Отсутствие целостности во внешнем и внутреннем, недостаток рефлексии, нежелание видеть свои ошибки — все это задерживает духовный рост. В крайних случаях глубокая фрагментация личности вследствие переживания жестокости и насилия вообще приводит к психическим расстройствам и требует серьезного лечения.

Святость достигается через освящение всех уголков души, проявлений человека и его социальных ролей, через обретение согласия между всеми составляющими. Человек, ищущий святости, не только выделяет духовное посвящение как главный смысл жизни, но и принимает себя во всей своей многосоставности. Святой Дух руководит процессом его очищения и освящения, формируя в нем Божий образ и подобие. Целостность и гармоничность личности во Христе — результат подлинной святости жизни.

Устремленность к Богу и посвященность Ему непременно ведут к исцелению и целостности, к преобразованию всей жизни человека и святости — до самого пришествия Господня: «Праведный пусть и впредь поступает праведно и святой не перестает освящаться» (Откр 22:11. Пер. BTI).

*Rolheiser Ron. Struggle for Wholeness. Электронный ресурс: https://ronrolheiser.com/the-struggle-for-wholeness/ (дата обращения 27 января 2020 года). 

 

ФОТО: Gttyimages.ru


Работает на Cornerstone