Тема

Созависимость и чувство вины

Марина Ворновских
Журнал/Архив/Номер 74/Созависимость и чувство вины
Созависимость и чувство вины

Созависимость — патологическое состояние, характеризующееся глубокой поглощенностью и сильной эмоциональной, социальной и даже физической зависимостью от другого человека. Если зависимый зависит от алкоголя, то созависимый зависит от алкоголизма зависимого. Вследствие этого неизбежно происходит нарушение взаимоотношений, которые складываются нездоровым, причиняющим боль образом как между членами семьи, так и с окружающими.

Созависимый человек полностью поглощен управлением и контролем поведения другого человека, регулируя таким образом собственное состояние. Этим другим может быть ребенок, муж, жена, сестра, родитель, коллега, подчиненный или друг. При этом созависимый может совершенно не заботиться об удовлетворении своих жизненно важных потребностей, таких как сон, еда, отдых, управление финансами, временем.

Принято думать, что созависимое поведение формируется в браке с зависимым человеком, но предпосылки для него рождаются гораздо раньше, в родительском доме. Потому и заключается брак с зависимым человеком, ведь для него подготовлена почва — низкая самооценка. Человек чувствует себя недостойным, ему кажется, что он хуже других, и поэтому он стремится вести себя так, чтобы избавиться от этих неприятных представлений о себе. Здесь и начинается созависимость.

Низкая самооценка — это основная характеристика созависимых, которая базируется на тотальном, заполняющем все существо человека чувстве вины. Причем сам человек может не осознавать чувства вины, но об этом расскажет его поведение, потому что вина становится мотиватором его поступков.

Такая вина — одно из самых тяжелых чувств, испытываемых человеком, она ощущается как тяжкое бремя даже на телесном уровне. Это чувство тяжести на сердце, когда сердце ноет или сердце не на месте. Есть и здоровое чувство вины, которое помогает нам проверять соответствие наших поступков нашим моральным установкам и правилам. Например, вы забыли выполнить данное другому человеку обещание, опоздали на встречу, наговорили лишнего, случайно причинили вред, оскорбили чьи-то чувства. Вполне естественно, что вы начинаете чувствовать вину от того, что сделали что-то неправильно. Чувство вины является реакцией на собственные неправильные поступки, оно нам нужно, ведь без него мы не научимся считаться с другими людьми и не сможем адаптироваться в обществе. Здоровое чувство вины необходимо для понимания, что делать можно, а что нельзя.

От него избавиться просто — нужно извиниться перед тем, кому создал неудобства, исправить нанесенный человеку вред, изменить свое поведение. Как правило, принесение извинений приносит облегчение, и чувство вины уходит.

Если здоровый человек естественно освобождается от чувства вины, то для созависимого это становится невозможным, чувство вины завладевает им всецело и становится хроническим, как в известном рассказе Чехова «Смерть чиновника». Созависимый может переживать вину ни за что, за все или в таком объеме, что уже не понять за что.

Например, жена чувствует себя виноватой из-за того, что муж пришел домой пьяный, ведь если бы она вчера не ругалась, не наговорила ему пакостей, то он не напился бы. Ведь «у хороших жен мужья-то не пьют».

Или мужа уволили с работы за прогулы. Она опять виновата: надо было купить больничный или позвонить начальнику и сказать, что у мужа высокая температура.

Или мать чувствует себя виноватой из-за того, что ее сын учится на двойки (тройки, четверки), ведь если бы она больше любила его, то больше уделяла бы времени ему и его урокам, или если бы она сама лучше училась в детстве, то могла бы ему помочь. Такие матери говорят: «Ругают ребенка, а я чувствую себя виноватой».

Я консультировала женщину, которая, когда муж перестал работать, устроилась на подработку в ночную смену. И обеспечивала мужа и двух несовершеннолетних детей, абсолютно искренне считая себя ответственной за содержание семьи.

Для созависимых семей вообще характерно искажение чувства вины и чувства ответственности. В основе гипер­ответственности лежит «виноватость» в целом, а «долг» в искуплении своей «вины» выражается в принятии на себя непосильных ответственности, ролей, работы.
Созависимая мать считает себя виноватой в том, что она неправильно воспитала сына, именно поэтому он не может найти работу, и она должна его содержать. Она отдает его долги, убирается, кормит, обстирывает, потому что она виновата в том, что у него ничего не получается.

Вина становится не просто чувством, а навязчивым состоянием, постоянно преследующим человека. Гипертрофированное чувство вины возникает, когда человек не может адекватно взвесить свои интересы и интересы других людей. У вечно виноватых людей интересы других всегда стоят на первом месте.

Ну что ж, если виновата, надо эту вину искупить, надо брать ответственность на себя — за мужа, сына, дочь, родителей и вообще за всех остальных тоже, ведь она же может чуть-чуть лучше что-то сделать или пораньше встать, постараться быть повнимательнее, почувствительнее, попредупредительнее, поснисходительнее, попроворнее, поспокойнее, посдержаннее… и еще много чего может сделать Всесильная Всемогущая Созависимая Женщина!

Созависимость и чувство вины

Как формируется чувство вины? Оно формируется там, где есть подавление и насилие над личностью. Неадекватное постоянное чувство вины возникает, если родители добиваются от ребенка поступков, которые удобны в первую очередь им самим и окружающим, заставляя его всегда поступаться собственными интересами и ставить свои чувства и желания на последнее место.

Чувство вины формируется, когда родители ругают, винят и наказывают ребенка за неправильные поступки и, как следствие, он сам начинает ругать и наказывать себя за них: это я спровоцировал оскорбление, если бы я вел себя по-другому, меня бы не оскорбляли.
Вот подвыпивший папаша, нависая над ребенком, «проверяет уроки», читает нотации о том, как надо учиться, унижает его, обзывая и пророча ему будущее дворника. Ребенок делает вывод, что это именно он виноват в том, что с ним так обращаются люди, которых он любит и от которых ждет любви. Значит, что-то в нем не так, значит, он второсортный человек. Если с ним можно так обращаться, значит, он заслуживает такого обращения.

При этом мать говорит, что он должен молчать и не спорить с отцом. Иначе тот начнет злиться и гневаться, и это будет «из-за тебя, ты будешь в этом виноват». Для ребенка это означает, что именно он отвечает за эмоции взрослых. Отец злится, мама боится, кто виноват? Так на маленького запуганного ребенка возлагается ответственность за чувства взрослых: «Если бы ты вел себя хорошо, то мама не беспокоилась бы», «Если бы ты учился на пятерки (не гулял бы допоздна, не был бы шалопаем), папа бы не пил», «Если бы ты замолчал вовремя, он бы тебя не побил», «Если бы ты не порвал новые брюки, не получил бы оплеуху», «Если бы ты был хорошим сыном, то мать была бы здорова», «Если бы ты сделал, как я говорила, то папка бы не попал в милицию». Бесконечные «если бы не ты, то тогда…».
От слияния вины и ответственности зарождается извращенное мышление. Если бы не я, этого не случилось бы, поэтому ответственность на мне — за то, что происходит в семье или вокруг меня, в обществе, в котором я живу. Подтвержденные несколько раз такие поведение и мышление становятся постоянными и естественными.

Ко мне на добрачную консультацию пришла пара. Выяснилось, что парень однажды избил девушку за то, что она «неправильно» себя повела по отношению к нему. Она улыбалась, когда он рассказывал об этом. Я была в шоке и спросила ее: «И как ты отнеслась к этому?» Она ответила: «А как еще можно со мной? Я по-другому никак не смогла бы понять, как мне себя вести». Думаю, комментарии излишни. Конечно, отец тоже бил ее в детстве. Это поведение, усвоенное с детства. Это беда.

Подобный опыт, полученный в детстве, снижает само­оценку человека и приводит его к нездоровому выводу: если я сделал что-то не так, я плохой человек; хорошие люди так не делают, поэтому мне нужно искупить свою вину.

Стыд и вина в созависимости связаны между собой и часто перемешаны. Вина больше связана с действием: я сделал что-то не то, не так. А стыд — сомнение в том, кто я есть (неправильный, не такой, нехороший). Вина говорит: я спровоцировал оскорбление; если бы я вел себя по-другому, меня бы не оскорбили.

Можно ли освободиться от этого нездорового чувства? Можно и нужно. Господь в Своей великой милости и любви к каждому человеку посылает спасение. Никогда не забуду свое покаяние, когда на физическом уровне я пережила прощение и принятие меня Господом Иисусом Христом. Как будто огромное бремя стыда и вины упало с моих плеч. Непередаваемое ощущение легкости и приподнятости, света и принятия в душе. Хочется верить, что каждый читатель пережил подобное освобождение.

И впоследствии, когда чувство вины переживается нами в разных жизненных ситуациях, Господь посылает нам помощь, чтобы мы разобрались в себе самих. Главное, не уподобиться человеку, который, услышав по радио предупреждение о наводнении и призыв эвакуироваться, сказал: «А меня Бог спасет». И катер за ним приезжал, и лодка, и вертолет, но он отвергал помощь людей. Утонул, конечно. Предстал пред Господом и спрашивает: «Господи, а что же Ты меня не спас? Я так верил, молился Тебе». На что Господь ему ответил: «Я тебе и катер, и лодку, и вертолет присылал, но ты не принял Моей помощи».

Перед лицом обстоятельств любой может почувствовать себя бессильным. Но помощь Господа приходит к нам через людей, специально обученных для работы с созависимостью, — душепопечителей, наших братьев и сестер во Христе. Господь поможет нам разобраться, кто в чем виноват на самом деле, ведь Он хочет, чтобы мы не жили под бременем вины и стыда. Поэтому так важно вместе с понимающим душепопечителем проанализировать ситуации, когда вина возникает, на чем основывается, и решить, что будет «истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала» (Флп 4:8). И так жить!

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone