Тема

Самая главная проповедь в мире

Владимир Стрелов
Журнал/Архив/Номер 70/Самая главная проповедь в мире
Самая главная проповедь в мире

Если бы вас попросили назвать автора и текст, по возможности краткий, которые ярче всего ассоциируются c русской культурой, что бы вы выбрали? С большой вероятностью вы вспомнили бы А. С. Пушкина и, возможно, его стихотворение «Я помню чудное мгнове нье: Передо мной явилась ты…».

А если тот же вопрос задать применительно к христианству, кого и что можно было бы назвать? Многие согласятся: это должны быть слова Самого Иисуса, дошедшие до нас в Нагорной проповеди.

Один человек, вовсе даже не христианин, сказал, что если бы все жили, как учил Христос, то земля стала бы небом. Между тем огромное количество людей, называющих себя христианами, затруднятся ответить, каково содержание Нагорной проповеди. Они будут искать рецепты того, как жить, у кого угодно и где угодно, но только не здесь, в таком обманчиво знакомом тексте.

Так что же такое Нагорная проповедь, эти три главы Евангелия от Мат фея, с пятой по седьмую? Наставление о морали и нравственности? Нет, она гораздо больше. Скорее в ней выражено видение того, какой может быть полнота жизни, когда жизнь пронизана присутствием Бога, когда она — в любви, простоте и правде. В ней действительно много сказано о том, «как надо», но в ней есть и вдохновляющий взгляд Бога на нас, какими Он нас уже видит! В ней есть слова, которые утешают, слова, которые освобождают, слова, которые делают нас кем-то большим, чем мы привыкли считать себя. Это путь к блаженной жизни.

И не случайно открывается она блаженствами. Блаженны такие-то и таки е-то… Слово «блаженны» звучит непривычно, и потому некоторые переводят его как «счастливы». Но сча стье чаще всего мимолетно. Мы счастливы, когда что-то плохое миновало нас, счастливы, когда сбываются наши мечты. И мы говорим уже о немного другом счастье, когда мы счастливы в отношениях, у нас счастливая семья, это счастье уже более длительное, фундаментальное. При этом с работой могут быть временные трудности, в метро кто-то на ногу наступил — это нашего счастья не отменяет. Блаженство — счастье жизни с Богом. Человек блаженный счастлив оттого, что он в правильных отношениях с Богом, Бог благословляет его жизнь, Бог — за него. Блаженный может даже страдать, но он знает, что его путь угоден Богу, и оттого он спокоен, счастлив.

Блаженства Нагорной проповеди, с одной стороны, великие наставления, с другой — великое ободрение. Как что-то может быть и наставлением, и ободрением одновременно? А дело все в том, что блаженства можно прочесть двояко.

Блаженны нищие духом. Многие люди живут собой. Утверждаются в этом мире материально, реализуют себя в своем творчестве. Может быть, и результат неплох. Но в центре их жизни стоят они сами. Ты же счастлив, если дошел до понимания того, что этого недостаточно. Что для подлинного творчества тебе нужно вдохновение свыше, что для подлинной уверенности в завтрашнем дне необходимо чувствовать, что Он держит мир в Своих руках, что для подлинной любви тебе нужно учиться любви у Него. И тогда ты блажен, потому что это тебе открылось, и дальше ты идешь по жизни не в одиночку, а постоянно ища Его, встречаясь с Ним. Кстати, такое восприятие действительности — условие всякой подлинной молитвы. Боже, Ты нужен мне, отзовись!

Но может быть все иначе. Тебе просто не повезло в жизни. Твоя жизнь разрушена (и не важно, как это произошло). Ты оказался выброшен на обочину, ты слаб, зарос грехами, и выхода не видно, ты одинок, неоткуда ждать поддержки, ободрения. Христос пришел именно для таких, как ты. Он, Сын Божий, хочет, чтобы ты был счастлив. Только обратись к Нему, и ты увидишь, как все будет меняться. Ты увидишь — тебя простили, прошлое уже не тяготеет над тобой. Тебя любят и принимают. Ты сможешь улыбаться и радоваться. В душу будет постепенно входить мир Божий. Изменится ли твоя жизненная ситуация? Может быть, не сразу, но, вероятно, да, ведь у тебя появятся силы что-то изменить. И тебе больше никогда не будет одиноко.

Так же можно прочесть и блаженства плачущих, кротких, алчущих и жаждущих правды, милостивых, чистых сердцем, миротворцев…

Они все связаны между собой. Кто чувствует нужду в Боге, Его Духе, тот будет печалиться о том, что жизнь не соответствует заповедям, а когда жизнь исправится, не сможет не сочувствовать другим. Он научится кротости — сдерживанию своих эмоций, в особенности гнева, сумеет покорить себя Богу и быть послушным Его Слову. Это Слово, звучащее и в Писании, и в словах братьев и сестер, пробудит в нем желание стать праведником и сделать этот мир справедливей. Но он будет знать, что исправление мира возможно только через любовь, явленную ему самому, и поэтому он будет исправлять мир не карами, а милостью, делами милосердия. В какой-то момент он увидит, что даже самые лучшие его намерения оказываются подпорчены сладострастием или тщеславием, и он будет просить себе чистоты сердца. Так он обретет мир и сможет им делиться и даже будет готов пожертвовать собой, чтобы этот мир — мир с Богом, мир друг с другом и с самим собой — узнали и другие. Вот почему последнее блаженство — это блаженство изгнанных за правду.

Жизненные неудачи обычно учат человека смотреть на себя скромно и в чем-то ограниченно: где уж нам пытаться здесь что-то изменить, свою бы жизнь прожить нормально — и будет. Иисус смотрит на Своих учеников широко, с надеждой, в Его взгляде читается призыв: «Вы — соль земли, вы — свет миру». Соль — важный консервант. Вы — те немногие, последовавшие за Мной, благодаря кому этот мир не испортится. Вы, Мои ученики, — те, благодаря которым в этой жизни есть соль, смысл. Вы, услышавшие весть о Царстве и принявшие ее в сердце, — те, кто может внести свет туда, где темно. Вы будете светить своим примером жизни. Вы будете нести надежду тем, кто лишился надежды, о ком все забыли.

Услышав эти слова, доверившись этому высокому призванию, а точнее, доверившись Самому Иисусу, люди могут реализовать их миллиардом различных способов. Один станет благовестником и будет воскрешать души, вселять надежду. Другая — врачом и будет лечить — не за деньги, а по любви к человеку. Третий — социальным реформатором, он будет менять структуры и институты, чтобы они становились более справедливыми и человечными. Четвертый будет простым работягой, но все в его селе будут ценить его простые и мудрые советы. Пятый — программистом, и он будет создавать виртуальную реальность, в которой найдется место Богу. Шестая будет домохозяйкой, воспитывающей замечательных, настоящих людей. А седьмая, уже слабая и немощная, будет просто тихо молиться за каждого, с кем ее сведет жизнь. Каждый и каждая сможет найти свое призвание и стать кем-то большим, чем мы сами можем о себе вообразить или помыслить, если мы доверимся Богу и рискнем идти за Ним.

Иисус не вносит ничего нового в древний путь веры. Новым в этом мире является Он Сам. Он — новый центр жизни человечества, потому теперь нужно слушаться Его: «Я говорю вам». Это слова не просто пророка, а Самого воплощенного Бога, не пожалевшего жизни ради любви к Своему творению. Но все, чему Он будет учить, уже есть в откровении Ветхого Завета, переданного через Моисея и его учеников, только в скрытом виде, так что многое осталось непонятым, неузнанным или было понято неверно.

Ради исправления этих заблуждений и углубления понимания во второй части пятой главы Евангелия от Матфея приведены поучения Иисуса о том, как же правильно понимать ветхозаветные постановления. Мы встречаем здесь удивительную Божественную педагогику. Человеку трудно сразу сделаться совершенным и в поступках, и в словах, и в мыслях. Ветхий Завет начинал с дел: не убивай, не прелюбодействуй. Иисус переносит акцент: не проклинай и не злословь, не прелюбодействуй даже в мыслях. Измени свое отношение к людям. Если человек тебе враг, не отвечай ему ненавистью, старайся исцелить вражду добрыми поступками, мыслями, молитвой о нем. Будь совершен, как Сам Бог!

Шестая глава Евангелия от Матфея содержит наставления о трех китах любой религии — милостыне, молитве и посте. То, что нужно заботиться о ближнем, было подробно расписано в Пятикнижии. Но ведь можно делать что-то напоказ. Вот от этого предупреждает Иисус и в словах о милостыне, посте, и в словах о молитве.

Именно здесь мы находим жемчужину среди всех молитв человечества, Молитву Господню, или «Отче наш». Уникально уже ее начало. Здесь нет обращения «Бог», «Господин», «Царь», как в молитвах Ветхого Завета. Нет — Отец, Папа. Значит, я Сын Божий? Невероятно! На какую высоту Ты ставишь нас, Иисус! Значит, что бы я ни сделал неправильного по слабости или глупости, меня все равно любят как сына. Значит, никто в этом мире не может унизить или оскорбить меня, ведь у меня достоинство Божьего сына — достоинство не меньше царского, президентского. Но при этом — Отче наш. Не я один, все мы — ученики Иисуса, Его дети. Значит, люди, которые рядом со мной, уже мне не чужие. Я должен относиться к ним как к родным, не имею права сказать: не знаю их.

Первые прошения «да святится имя Твое» и другие — не обо мне, не о моих нуждах, не о моих грехах. Они — о Боге, о Его воле, Его власти. Когда в центре — Бог, Его присутствие, когда так начинаешь молитву, то меняется вся перспектива. А действительно ли так важно и нужно то, о чем я хотел молиться? А что на самом деле важно, что мне делать, Господи, чтобы все больше людей узнавало о Тебе и радовалось?

«Хлеб наш насущный дай нам на сей день». Я вручаю Богу свои нужды — и пропитание, и все другие потребности. Я готов принять столько, сколько будет дано. И я жажду Твоего слова, как хлеба.

«И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Это главное условие исполнения молитв. Как мы можем быть в Царстве Божьем, имея в сердце камень на ближнего? Невозможно! Надо простить. Но я могу простить, только когда сам пережил прощение. Поэтому — и Ты прости, и я прощаю.

«И не введи нас во искушение». Я сознаю, что слаб. Не попусти, Господи, таких ситуаций, в которых я бы предал Тебя. Избавь от злых людей.

«Ибо Твои есть Царство, и сила, и слава во веки». Молитва завершается утверждающим аккордом. У Бога вся сила и мудрость, и только Он по-настоящему славен в этом мире. Если я — Его, все это касается и преображает и меня, нас. Да будет же так, аминь!

В Нагорной проповеди мы также встречаемся со словами, которые должны освободить нас. Это поучение о том, чтобы не заботиться чрезмерно, не беспокоиться о материальном. Бог об этом позаботится, если мы будем искать Его. Есть мудрость не искать соринок в глазу ближнего, а начинать исправление этого мира с себя. Есть ободрение к тому, чтобы во всем доверять Богу и, когда нам что-то действительно нужно, просить, стучать. Отец обязательно ответит. Есть предупреждение о том, что будут и лжеучителя, и лжеученики.

Но все-таки самое главное — это как я сам отношусь к словам Иисуса. Основываю ли на них свою жизнь, или просто слушаю, интересуюсь, но не меняюсь. Это от меня, от моего выбора зависит, будет ли моя жизнь счастливой, благословенной Богом.

Господи, дай нам всем сделать правильный выбор.


Работает на Cornerstone