Мир Библии

Христос во Адаме, Адам во Христе

Иван Лобанов
Журнал/Архив/Номер 69/Христос во Адаме, Адам во Христе
Христос во Адаме, Адам во Христе

«В Ветхом [Завете] Новый сокрыт, а в Новом Ветхий сокрыт»*, — писал некогда известный богослов и философ Августин (IV–V века). Что и говорить, очень емкая формула, значимая для нашей темы, ведь история первого человека, Адама, описана в ветхозаветной части Библии, а Христа — в новозаветной. Привычные нам имена скрывают в себе и дополнительные оттенки значения, поскольку еврейское слово «адам» переводится как «человек», а греческое слово «христос» равно еврейскому слову «машиах», русифицированному «мессии», то есть «помазаннику». Помазанником на Руси называли царя, а в Ветхом Завете это слово относилось не только к царю, но и к священнику, и к пророку, символом призвания которых служила церемония их помазания — выливания на голову благоухающего оливкового масла.

Адам, первый человек, был сотворен Богом на шестой день творения, как об этом повествует Книга Бытие. Слово «адам» не всегда означает имя собственное: когда оно встречается впервые в Быт 1:26: «Создадим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (здесь и далее пер. Библии под ред. Кулакова), это слово используется в собирательном смысле и говорит как о мужчине, так и о женщине. Более того, речь идет о человечестве в целом. В Книге Бытие в пятой главе мы читаем: «Мужчину и женщину — первую пару Он сотворил, и благословил их, и в день их сотворения дал имя им: “человек”» (Быт 5:1). Тот же смысл имя существительное «адам» имеет и в Быт 6:1, 5–7 и в 9:5–6. Адам как личное имя используется впервые в Быт 2:20: «Человек дал имена скоту всякому, имена птицам под небом, имена диким зверям — но для него не нашлось помощника, который был бы ему под стать». Буквальный перевод второй части стиха: «но для Адама не нашлось соответствующего помощника» — здесь у слова «адам» нет артикля, что позволяет перевести его как личное имя.

О Христе же мы читаем в Евангелиях как о Том, Кто, согласно Никео-Цареградскому символу веры, «ради нас, людей, нашего ради спасения сошел с небес и воплотился от Духа Святого и Марии девы и вочеловечился. Он был распят за нас при Понтии Пилате, страдал и погребен. И воскрес в третий день, согласно Писаниям, и восшел на небеса, и справа от Отца воссел. И грядет вновь со славой судить живых и мертвых, Царствию же Его не будет конца» (части 3–7).

Как же быть Христу во Адаме при столь различном их соположении в библейской истории? Ответ на этот вопрос дает апостол Павел в своем послании христианам в Риме: «Через одного человека вошел в мир грех, а через грех — смерть; смертными стали все люди, поскольку все согрешили» (Рим 5:12), далее, в стихе 14, уточняется, что первым человеком был Адам, и он «был прообразом Того, Кому предстояло прийти», то есть Христа. Нам трудно понять логику апостола Павла в этих утверждениях, поэтому попробуем пояснить эту мысль более детально.

Адам был как первым сотворенным человеком, так и первым грешником, человеком, преступившим прямое повеление Божье. Бог повелел человеку не есть от одного-единственного дерева в раю, дерева познания добра и зла, а человек эту заповедь преступил и стал преступником, грешником. Так произошло грехопадение, и грех вошел в мир, человек стал грешным. Как следствие в мир вошла смерть, а человек стал смертным. Изначально же человек был сотворен по образу и подобию Божьему, сотворен, согласно христианскому богословию, Отцом, Сыном и Святым Духом. Значит, в Адаме от начала был и образ Сына Божьего, нашего Господа Христа.

Когда Адам пал во грехе, Бог дал ему обещание о пришествии в мир Того, Кто избавит человечество как от греха, так и от его последствий. Вот это прикровенное изречение. «...сделаю так, — говорит Господь, — что между тобой и женщиной вражда воцарится и между потомками вашими (букв.: между семенем твоим и семенем ее) продолжится; ее Потомок будет разить тебя в голову, а ты Его — в пяту» (Быт 3:15). Смысл его в том, что потомок женщины однажды принесет мир на землю, охваченную войной. Война, вражда и смерть становятся сущностью человеческого бытия. Ева так надеялась, что ее первенец и будет этим Избавителем, даже назвала своего сына Каином, что в переводе означает «приобретение». Но Каин стал горьким приобретением. Какое разочарование!

Христос во Адаме, Адам во Христе

Прошло не одно тысячелетие до Первого пришествия Христа. Вот что говорит апостол Павел: «...когда мы были бессильны помочь самим себе, Христос в назначенный час умер за людей, отвернувшихся от Бога… Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Так Бог явил Свою любовь к нам» (Рим 5:6, 8).

Теперь об Адаме во Христе. Как мы уже упоминали, в пятой главе послания в Рим сказано, что Адам «был прообразом Того, Кому предстояло прийти» (Рим 5:14), то есть Христа. Христос становится Вторым Адамом. И если первый, проходя через искушение, пал и ввел грех в мир, Второй входит в мир, проходит через искушения и побеждает (см.: Откр 3:21). Вот что пишет по этому поводу известный немецкий богослов Карл Барт: «“Второй Адам” — это истинный человек в абсолютном смысле, и в Нем мы узнаем истинную природу человека в ее свойствах и особенностях — такой, как она замыслена и создана Богом» (Барт К. Христос и Адам: Человек и Человечество в 5-й главе Послания к римлянам // Страницы. М.: Библейско-богословский ин-т св. апостола Андрея. 1996, № 2. С. 22).

Говоря об Адаме и Христе, мы входим в сферу особых взаимоотношений Бога и человека. Адам был сотворен Богом, и в этом смысле Бог — Отец. Христос учит нас молиться Богу словами «Отче наш», Он постоянно говорит о Боге как об Отце. В один из драматичных моментов, во время воскрешения Лазаря, мы слышим такие слова Христа: «Благодарю Тебя, Отец, что услышал Меня. Знаю, что Ты всегда Меня слышишь. Говорю же это ради людей, стоящих здесь, дабы уверовали они, что Ты послал Меня» (Ин 11:41, 42). Верующие во Христа так же, как и Он, «приняли усыновления Дух, Которым каждый из нас взывает: “Авва! Отец мой!” Сам этот Дух в согласии с собственным нашим духом говорит нам, что мы Божии дети» (Рим 8:15, 16).

Все эти теоретические изыскания имеют смысл, если они имеют отношение к нам. Адам согрешил, и теперь «весь мир — во власти дьявола» (1 Ин 5:19). И мы тоже, поскольку все мы — потомки Адама. Доказательством тому служит наша смертная природа. Все неизбежно умирают. И кажется, что изменить это невозможно. Ответом на смерть, боль и страдание стало пришествие в мир Господа нашего Ии суса Христа. Во-первых, Он пришел, чтобы даровать нам «жизнь во всей ее полноте» (Ин 10:10), то есть жизнь, которая не имеет конца и в которой есть полноценное счастье в Боге. Во-вторых, изменяется положение вещей в отношении смерти. Тот, кто верит во Христа, может уже не бояться смерти: «Я — воскресение и жизнь. Верующий в Меня будет жить, даже если умрет он, и ни один из тех, кто действительно живет и верит в Меня, никогда на самом деле не умрет» (Ин 11:25, 26).

Окончательное и очевидное решение проблемы искаженной грехом человеческой природы произойдет во время Второго пришествия Христа. И у апостола Павла есть ответ на это чаяние сердца человеческого: «Вот и при воскресении мертвых так: сеется в тлении, воскрешается в нетлении… Погребается тело земное, воскрешается — духовное… первый человек, Адам, стал душою живою, Адам же последний — жизнетворным духом… Первый человек — от земли, он — существо земное, второй Человек — с неба… И как были мы подобны тому, кто из праха, так уподобимся и Небесному» (1 Кор 15:42–49).

Как это будет: «…скажу вам тайну: не все мы умрем, но все преобразимся. Свершится это быстро, во мгновение ока, при последней трубе. Вострубит она, и мертвые воскреснут нетленными, мы же окажемся преображенными, ибо должно это тленное облечься в нетление и это смертное — в бессмертие» (1 Кор 15:53). Так наша Адамова сущность преобразится и станет подобной нетленному воскресшему Христу: «А мы — граждане неба, и мы ожидаем, что Спаситель наш, Господь Иисус Христос, с неба придет. Действием той силы, которой может все Себе подчинить, Он преобразит и это жалкое тело наше так, что подобно оно будет телу Его, облеченному славою» (Флп 3:20, 21); «Дорогие мои, теперь мы дети Божии. Нам не открыто пока, кем станем мы, но знаем: когда придет Он, мы уподобимся Ему, ибо увидим Его таким, какой Он есть. Всякий, кто живет этой надеждой, надеждой на Него, очищается, ибо Христос чист» (1 Ин 3:2–3).

Адам — начало, и Христос — начало. Но если в Адаме нам положен земной предел, то во Христе горизонты раздвигаются, а предел становится небесным. Только нужно, чтобы Христос стал и вашей сущностью, потому что без Него «нельзя взобраться самому на высокую гору праведности, но, если бы мы и взобрались, мы бы погибли во льдах и разреженном воздухе. Начиная с определенной высоты не помогут ни ноги, ни топорик, ни веревка. Нужны крылья; дальше придется лететь» (Льюис К. С. Человек или кролик. // Собр. соч. в 8 тт. М.: Фонд о. Александра Меня; СПб.: Fazenda «Дом надежды», 2004. Т. 2. С. 315).

*Августин. Вопросы на Семикнижие, II, 73. Цит. по: Православная энциклопедия. Ветхий Завет. Электронный ресурс: http://www.pravenc.ru/text/158290.html (дата обращения 16 января 2019 года).

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone