Тема

Бегство из обреченного мира

Иван Лобанов
Журнал/Архив/Номер 67/Бегство из обреченного мира

Давно, усталый раб, 
замыслил я побег…
А. С. Пушкин

 

Бегство из обреченного мира

Мой хороший знакомый на рубеже тысячелетий в ожидании «проблемы-2000», когда в очередной раз прозвучали предупреждения о том, что время этого мира закончилось, приобрел билеты в Египет и отправился на Синай: «Когда наступит конец мира, я хочу видеть это с горы, где однажды явился Бог». Конца тогда не дождались, и с компьютерами, вопреки прогнозам, ничего не случилось.

Другой случай вспоминается мне в связи с темой обреченности мира. Однажды один мальчик пришел из школы и молча лег на свою кровать, отвернувшись к стене. Он не хотел ни есть, ни разговаривать. Через пару часов обеспокоенные родители попытались выяснить причину его поведения. И после нескольких настойчивых попыток услышали: «Сегодня я узнал, что Земля погибнет. Солнце остынет, и мы все умрем». Что делать? Они позвонили учителю, и тот пришел. «Не беспокойся, — утешил он мальчика. — Это будет не скоро, через сто тысяч лет. Нас с тобой эта катастрофа не коснется».

Получается, что люди все-таки время от времени вспоминают о хрупкости равновесия этого мира и избирают разные линии поведения, разные стратегии жизни, защищаясь от мыслей о быстротечности жизни, о возможном конце света, о ядерной или другой военной угрозе. Появился даже термин «эскапизм», означающий стремление личности уйти из действительности в мир фантазий, иллюзий. Какие же предлагаются способы защиты или бегства из этого мира?

Один из способов, известных человечеству, — развлечения. В Библии это описано так: «будем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор 15:32; здесь и далее пер. под ред. Кулакова), Павел в послании цитирует пророка Исаию (см.: Ис 22:13). В Древнем Риме существовало выражение «Хлеба и зрелищ» ¹. На первый взгляд кажется, что римляне восприняли философию гедонизма — учения, которое провозглашает удовольствие высшей ценностью, состояния же неудовольствия или боли предлагает всячески избегать. Основоположником этого учения считается древнегреческий философ Аристипп (около 435–355 годов до Р. Х.) из Кирены (Северная Африка). Добродетель, с точки зрения гедонизма, — это «способность наслаждаться, но только образованный, проницательный, умный умеет правильно наслаждаться; он не следует слепо за каждой возникающей прихотью и если наслаждается, то не отдается наслаждению, а стоит над ним, владеет им»². Но такая добродетель не свойственна современному сознанию. Развлечения поставлены на поток. Городская жизнь предполагает наличие очень разных способов увеселения: от безобидных детских парков и аттракционов до молодежных ночных клубов, где звучит современная музыка, обязательны алкоголь и другие стимуляторы, а также легко завести знакомство на одну ночь. В том же Первом послании в Коринф записан вечный афоризм: «Не обманывайтесь: в дурном обществе и добрые нравы растлеваются» (1 Кор 15:33).

В противовес мирским развлечениям существует сугубо церковная школа обуздания своих желаний и страстей — монашество («монах» — «уединенный, одинокий»). Исторически оно существовало в виде двух направлений: отшельничество, или анахоретство (уединенное житие), и киновия (совместное житие), или монастырская жизнь. Это радикальный уход из мира. Петр проповедует в Иерусалиме после сошествия Святого Духа и провозглашает: «Спасайтесь от этого испорченного, идущего к гибели поколения!» (Деян 2:40). Или как иначе понимать слова Иоанна из его послания: «Не обольщайтесь ни миром, ни тем, что в мире. Кто этот мир любит, тот не любит Отца. Ибо всё, что ни есть в мире: необузданное желание плоти, вожделение очей и надменность богача, — не от Отца это, но от мира. Проходит мир и вожделения его, но вовек пребывает человек, исполняющий волю Божию» (1 Ин 2:15–17)?

  Позднее дуалистическое воззрение, вошедшее в христианство благодаря гностиками и неоплатоникам, определило тело оплотом греха и зла, а дух стал, по их учению, «искрой Божией, плененной враждебным ей плотским началом, миром чувственного… спасение наше через Христа есть освобождение духа от телесности, восстановление чистой духовности нашего существа; отсюда — высшей целью человеческих стремлений должно быть полное обуздание плоти, полное отречение от злого начала, воссоединение с первоисточником духа, божеством. Эти дуалистические воззрения древнего гностицизма… были отвергнуты церковью, но выдвинутый ими аскетический идеал полного отречения от царства материи как царства зла отразился… на развитии идеи христианского аскетизма»³. В 90-е годы мне пришлось столкнуться с романтическим порывом молодых людей посвятить себя Богу. Звучал он так: здесь меня никто не понимает, уйду в Христовы невесты, посвящу себя полностью Богу. При этом девушка, поделившаяся со мной этим взглядом, о церкви и вере имела весьма поверхностное представление, поскольку росла в простой советской (читай: атеистической) семье. В то время вера стала, как сказали бы сегодня, трендом. Помню, что тогда я читал ей Евангелие, где Иисус молится о Своих последователях: «Не о том прошу, чтобы из мира Ты взял их, но чтобы от зла сохранил» (Ин 17:15). Кстати, тот уход в монастырь не состоялся, девушка за день до отъезда встретилась с друзьями и, что называется, отметила свое решение…

И это, пожалуй, простейший способ ухода от мира — с помощью химических веществ, из которых наиболее распространен алкоголь. И этот способ обещает больше, чем дает. Расслабленность, кажущаяся легкость в общении, приподнятое настроение, забытые проблемы… Но некоторое время спустя — пустые карманы, потеря старых друзей, разрушенная семья, проблемы со здоровьем. Возникает зависимость, которая уже не лечит от проблем, а погружает в еще большую пучину бед. Библия и об этом пишет: «Не смотри на вино, как оно рдеет, как искрится в чаше, как пьется легко. Как змея, оно ужалит тебя, как гадюка, укусит. И глаза твои на чужих женщин смотреть станут, и будешь говорить несуразное…» (Притч 23:31–33; начиная отсюда в ряде мест приведен перевод из сносок).

Бегство из обреченного мира

Того же рода и другие зависимости: курение, употребление наркотиков… Есть зависимости не химические, а психологические. Но и они не меньшее зло. Игромания, геймерство, — один из современных эрзац-миров. Не про них ли говорилось в Книге притчей: «У кого в доме горе: ах да ох? У кого ссоры и вой, синяки, без причины мутные глаза? У того, кто засиживается» (Притч 23:29, 30) за экраном своего электронного устройства.

Кажется, лучше всего этого активный отдых, поездки, туризм, кто-то предпочитает выезд в деревню и отрыв от цивилизации (дауншифтинг). Ты сливаешься с природой, видишь красоту планеты, посещаешь другие страны. Но временами и здесь посещает мысль, что все происходящее не вполне реально. То, что ты видишь сейчас, — это только обещание чего-то лучшего. Как говорится, оптимист считает, что мы живем в лучшем из миров, а пессимист опасается, что так оно и есть. Созерцая красоту природы, важно осознать, что она свидетельствует о своем Творце: «Словом Господа сотворены небеса, дыханием уст Его — все звездное воинство их… Да благоговеет пред Господом вся земля!.. Ибо Он сказал — и стало так…» (Пс 32:6, 8, 9). У нас в этом мире есть будущее, если только мы изберем путь познания воли Божьей. У Пушкина об этом сказано так: «Давно завидная мечтается мне доля — Давно, усталый раб, замыслил я побег В обитель дальнюю трудов и чистых нег»⁴. Но если эти его строки можно понять как желание жить в деревне, в уединении, с семьей, занимаясь любимым делом, то в Библии о новом мире сказано так: «Но они (люди верующие. — И. Л.), мы знаем, стремились к лучшему — к небесному, а потому и не стыдится Бог называть Себя их Богом. Он и град обетованный приготовил им уже» (Евр 11:16). «Но мы ожидаем, что явятся, как обещал Сам Христос, новое небо и новая земля — праведности обитель» (2 Петр 3:13). Верующим не нужно бежать от мира обреченного, для них приготовлен чудесный новый мир.

1Panem et circenses (лат.) — этими словами древнеримский поэт-сатирик Ювенал (около 60 — около 127 года) в своей десятой сатире охарактеризовал устремления современных ему римлян. Выражение использовалось для описания политики государственных деятелей, которые, подкупая плебс раздачей денег и продуктов, а также цирковыми представлениями, захватывали и удерживали власть в Древнем Риме.
2Философский энциклопедический словарь. — М.: ИНФРА-М, 2004. С. 92. 3Карсавин Л. П. Монашество // Христианство: Энциклопедический словарь в 3 тт. Т. 2. С. 148–149. ⁴Пушкин А. С. «Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит…» // Собр. соч. в 5 тт. СПб.: Библиополис, 1993. Т. 1. С. 505.

 

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone