Тема

Современник перед лицом пророчеств

Иван Лобанов
Журнал/Архив/Номер 66/Современник перед лицом пророчеств
Современник перед лицом пророчеств

Апокалипсис. Что стоит за этим словом для многих людей? Конец света, что-то ужасное и трагичное. В этом ряду стоят слова «армагеддон», «миллениум», «конь бледный»… На самом деле ассоциативная связь, сформированная медиасредствами, подводит нас ненамного, но нужны уточнения.

Во-первых, это слово, переведенное с древнегреческого языка, означает «откровение» — так называется последняя книга Нового Завета, которая носит имя Иоанна Богослова (кроме имени, мы ничего о нем не знаем). Если пытаться вникнуть в смысл этого слова, то это даже «открытие, раскрытие, снятие покрова».

Во-вторых, содержание этой книги, несмотря на обнадеживающее название (нечто открытое или открывающееся), обескураживает. Слишком много очевидно символического, начиная с первой главы.

Иоанн оказывается в особом состоянии, «в духе» (или «в Духе Святом», возможно и такое понимание), и слышит трубный глас. Он оборачивается и видит «как бы Сына Человеческого» (семитский оборот, который можно перевести как «человек», в Евангелиях же он соотносится с Иисусом Христом), облаченного в священнические одежды, волосы Его белые, как руно или снег, глаза пылают огнем (это еще доступно пониманию: Пушкин о Пет­ре I — «он весь как Божия гроза»). И из уст Его выходит обоюдоострый меч! Тут читатель теряется. Неужели именно это видит Иоанн? Или это образ, сравнение или еще какой-нибудь троп? Точного ответа никто не даст. Можно вспомнить, что меч в Новом Завете — это разделяющее людей учение Христа (см.: Мф 10:34), Слово Божье (см.: Еф  6:17, Евр 4:12), но в Откровении этим мечом уст будут истреб­лены народы (см.: Откр 19:15, 21).

Сама Книга Откровение принадлежит к особому жанру, который сегодня ученые называют апокалиптическим пророчеством (о нем мы уже рассказывали в нашем журнале).

Но читатели Книги Откровение должны с самого начала понять, что последняя Книга Библии не рассказ об ужасных событиях будущего. Напротив, книга ясно утверждает, что это откровение Иисуса Христа. Ее цель — показать нам Христа, который есть первая и последняя буква истории, «начало и конец» (Откр 21:6, 22:13), «первый и последний» (Откр 1:17, 2:8, 22:13). Он и есть все содержание Откровения. Попробуйте изъять из Книги Христа, и она станет голливудским триллером о конце света со всеми ужасами и из ряда вон выходящими событиями — книгой об ужасном будущем без всякой надежды.

Читатели Откровения задаются вопросом о том, как толковать эту Книгу. Неслучайно Ф. М. Достоевский рассказывает в своем романе «Идиот» о Лукьяне Тимофеевиче Лебедеве. Аглая Епанчина просит его истолковать Апокалипсис, который Лебедев толкует пятнадцатый год. «Я ничего не понимаю в Апокалипсисе», — говорит она («Идиот»*, ч. 2, гл. VI). «Лебедев… уверял, что “звезда Полынь” в Апокалипсисе, павшая на землю на источники вод, есть… сеть железных дорог, раскинувшаяся по Европе» (ч. 2, гл. XI). Имеется в виду Откр 8:10–11: «Затрубил третий ангел — и упала с неба большая, как факел горящая звезда. Пала она на треть рек и на источники вод. Имя звезды было Полынь. И стала треть вод как полынь, и многие люди умерли от этих вод, потому что горькими стали они» (пер. М. П. Кулакова). Правда, Лебедев отверг это прямое толкование, указав, что это не совсем так (ч. 3, гл. IV). Железные дороги — это художественный образ «настроения наших последних веков». Это якобы «шум телег, подво­зящих хлеб человечеству». Но если нет «нравственного основания поступку», то однажды «значительная часть человечества» будет выключена из расчетов теми, кто этими телегами управляет: «…Друг человечества с шатостию нравственных оснований есть людоед человечества» (ч. 3, гл. IV).

Этот пассаж из Достоевского, как бы ни был он ироничен, приводит нас к мысли о возможном будущем. Говорится ли что-то о будущем в Биб­лии? Да, и не только в Откровении. Апокалиптические фрагменты есть и в Евангелиях. Например, гл. 24 Евангелия от Матфея. В ней предсказываются грядущие бедствия, при которых Храм Иерусалимский не уцелеет (что и случилось однажды в истории, в 70 году н. э.), мир будет переживать катастрофы природные (землетрясения и эпидемии, ст. 7), политические (мировые войны, там же), нравственные (охладеет любовь, ст. 12). В религиозном отношении мир тоже изменится: будут лжепророки (их будет много, и они будут убедительны, ст. 11), а Евангелие станет известно всем (ст. 14).

Современник перед лицом пророчеств

И вот тогда наступит конец света: «И тогда будет знамение: в небесах появится Сын Человеческий, и все народы на земле будут сокрушаться и рыдать: они увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с великой силой и во славе. И разошлет Он ангелов Своих с громкой трубой, чтобы собрали они и привели к Нему всех избранников Божьих отовсюду, со всех четырех сторон света, от одного края земли до другого» (ст. 30–31, здесь и ниже пер. мой. — И. Л.). Вот оно — главное событие в истории Земли. Это Второе пришествие Христа. Оно будет подлинным, его увидят и услышат все. Собственно, с разговора о Втором пришествии и началась эта проповедь. Ученики спросили: «Какое знамение возвестит Твое возвращение и конец мира?» (ст. 3).

Греческое «парусия» в этом стихе означает «приход, прибытие, пришествие, возвращение, присутствие» (в последнем смысле Симфония Уиграма–Грина указывает на текст 2 Кор 10:10: «Так как некто говорит: в посланиях он строг и силен, а в личном присутствии слаб, и речь его незначительна»; ср. также Флп 2:12: «Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение»).

Надо заметить, что само выражение «Второе пришествие Христа» вот так буквально в Библии не встречается, но есть ряд понятий и слов, описывающих это явление. Одно из них — это «парусия», часто в древних рукописях это слово обозначало прибытие императора или царя. Слово «эпифанея» — «явление, появление, приход» — используется в классическом греческом для описания появления языческих богов, а в Новом Завете оно описывает славное Первое пришествие: «…­открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление через благовестие…» (2 Тим 1:10) — и Второе: «…соблюсти заповедь чисто и неукоризненно, даже до явления Господа нашего Иисуса Христа…» (1 Тим 6:14). Третье слово, более известное нам по названию книги, — «апокалипсис» («откровение») — используется также в значении «явление, пришествие»; ср.: 1 Кор 1:7: «…­так что вы не имеете недостатка ни в каком даровании, ожидая явления Господа нашего Иисуса Христа…»; 1 Пет 1:7: «…дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа…»

Так или иначе, Второе пришествие должно завершить то дело спасения, которое было начато при Первом пришествии.

В этой проповеди Христа содержится и предостережение о двух группах людей: «Из двух мужчин, работающих тогда на поле, одного возьмут, а другого оставят. Из двух женщин, что мелют муку жерновами, одну возьмут, а другую оставят. Так будьте начеку! Ведь вы не знаете, в какой день придет ваш господин. Вы-то наверняка знаете: хозяин дома, которому известно, в какое время ночью придет вор, будет его ждать, не заснет и не допустит, чтобы в его дом забрались. Потому и вы будьте постоянно готовы, ведь Сын Человеческий придет в такое время, в которое вы и не рассчитывали» (ст. 40–44).

Из этого следует вопрос: как же оказаться среди тех, кого ангелы возьмут к Иисусу, а не среди тех, кого оставят? В Откровении сказано, что Иисус обещает вернуться скоро, но неожиданно, как приходит вор, без предупреждения (см.: Откр 3:11; 16:15; 22:7, 12, 20). Прошло уже две тысячи лет, а Иисус все еще не вернулся. Поэтому сегодня в ходу более умеренные взгляды на пришествие Мессии. Еще еврейские мудрецы говорили, а Лютер повторил: «Если вы сажаете дерево и слышите, что идет Мессия, посадите дерево и идите встречать Мессию». Иисус как раз настаивает, что наше ожидание должно быть деятельным и живым, это состояние христианского бодрствования и постоянного праведного делания не для спасения, а во имя спасения, не для того, чтобы быть спасенным, а потому, что Господь нас уже спас Своей благодатью. Так вот те, кто живет во Христе и желает с Ним встретиться, будут среди тех, «кого возьмут».

В Откровении есть замечательный образ, который обращен к христианам Лаодикийской церкви (по мнению некоторых толкователей, эта церковь символизирует последний период Земли, наше с вами время, а символизм, как мы говорили, присущ Книге Откровение. Иисус говорит: «Я стою у двери и стучу. Кто услышит этот стук Мой и откроет дверь, к тому Я войду и буду с ним ужинать, а он со Мной» (Откр 3:20). Возможен и другой перевод: Иисус не только стучит, но и зовет. И тот, кто слышит этот зов и откликается на него, уже сегодня может участвовать в духовной трапезе вместе с Господом. Наше будущее созидается сегодня — ответом на постоянно звучащий призыв Божий. В саду Эдемском Господь вопросил: «Адам, где ты?» — «Голос Твой я услышал, убоялся и спрятался, потому что я наг». — «Кто сказал тебе, что ты наг? Ты ослушался Моего повеления и вкусил от древа познания добра и зла?» Это первый диалог после грехопадения. В конце времен звучит — «стою у двери». Это пророческий голос, обращенный сегодня к каждому из нас.

* Здесь и далее цит. по: Достоевский Ф. М. Идиот. Электронный ресурс: http://dostoevskiy.niv.ru/dostoevskiy/proza/idiot/idiot-2-4.htm (дата обращения: 25 июня 2018 года).

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone