Тема

Новые церкви: эксперименты ХХ–XXI веков

Оксана Куропаткина
Журнал/Архив/Номер 66/Новые церкви: эксперименты ХХ–XXI веков
Новые церкви: эксперименты ХХ–XXI веков

В переломные моменты истории, как правило, появлялись и новые формы организации христиан, более соответствующие духу эпохи, — вспомним «сетевые» кальвинистские церкви, противостоящие католической «пирамиде». Похожие процессы происходят и сейчас — возникают церкви нового типа, чья деятельность сосредоточена либо на миссионерстве, либо на социальном служении, либо на отношениях между христианами.
Из миссионерских новых церквей отметим этнические церкви. История знает примеры, когда в церкви традиционно соединены религия и этнос, например Армянская апостольская церковь. На рубеже XX–XXI веков возник новый феномен: закрытые этнические общности, объединенные новой для них верой, которая дала им новое этническое самосознание и часто даже новую идеологию. В пример можно привести новые этноконфессиональные общины в России, которые, не изменяя догматику, сумели стать одним из центров этнического возрождения благодаря особому вниманию к языку, культуре и традициям этноса, среди которого велась проповедь. Лютеране создали такие церкви в Карелии и в Мордовии (среди эрзя), пятидесятники — среди народов Сибири (бурят и тувинцев), Крайнего Севера (чукчей, эвенков, коряков), Северного Кавказа (адыгов, осетин, лакцев). Для народов Крайнего Севера такие церкви еще и важный социальный лифт: ни для кого не секрет, что коренные малочисленные народы спиваются; принятие протестантизма для них — это возможность бросить пить и помощь при устройстве на работу. В конце XX — начале XXI века появился феномен так называемых афрохристианских церквей, которые часто выходят за пределы христианской догматики. Примером таких организаций могут служить «мессианские» церкви, они, как правило, формируются вокруг основателя движения, которого считают посланником Христа или Его воплощением, пришедшим спасти Свой угнетенный народ. Их структура держится на харизматическом лидерстве. Также необходимо упомянуть эфиопские («черные») «церкви», главная особенность которых — вера в богоизбранность эфиопского народа. Часть из них по своей структуре и обрядам напоминает Эфиопскую православную церковь, часть представляет собой сеть общин, связанных только практикой и основами веры.

Часть миссионерских церквей своей главной целевой аудиторией считает молодежь. Самым ярким примером такой «молодежной» церкви стала «Часовня на Голгофе» (Calvary Chapel). Она возникла внутри «Движения Иисуса» (Jesus Movement), просуществовавшего около десятилетия (конец 1960-х — начало 1970-х — поздние 1980-е), когда христианские настроения были популярны в среде хиппи. Campus Crusade for Christ организовало Explo’72, участниками которого стали Билли Грэм и Билл Брайт. Молодые люди из «Движения Иисуса» на этих собраниях впервые открыли для себя традиционные пути христианского поклонения и опыта. Тогда же возникли новые формы богослужения и молитвы. Откликом на запрос неформальной молодежи стали песни и музыка в молодежном стиле, написанные в «Часовне на Голгофе». Писание читается в этих церквах последовательно от Бытия до Откровения, проповедь сосредоточена не вокруг темы, а вокруг конкретного отрывка.

Часть церквей вообще вышла за церковную ограду — в буквальном смысле этого слова. Такие церкви собираются вне церковных зданий, чтобы охватить проповедью людей, которые никогда не пришли бы в церковь. Показательны в этом смысле Café Church, появившаяся в США в середине 1960-х годов, и Pub Church, возникшая в Великобритании в 2000-х. Они представляют собой полноценные церковные собрания в кафе, пабах и других публичных местах.

Еще одно направление новых церквей — это те церкви, где во главу угла поставлено социальное служение. Самый яркий пример — «реабилитационные» церкви. От обычных реабилитационных центров, возникающих на базе определенной церкви, в которой реабилитанты выделены в особую группу, они отличаются тем, что образуются в основном из реабилитантов.

Социальное служение заложено в основе мегацерквей и интернет-церквей, поскольку вся их структура и деятельность сосредоточены на решении насущных проблем и удовлетворении интересов и потребностей людей невоцерковленных или маловоцерковленных.

От обычных церквей-тысячников, где просто много прихожан, мегацеркви отличаются тем, что их деятельность направлена прежде всего на рост церкви и на новообращенных. В мегацерквах весьма жесткая модель управления (старший пастор — «генеральный директор») и очень развиты именно внецерковные формы активности (детские, подростковые, молодежные группы, спортивные и музыкальные мероприятия). Как правило, в мегацерквах есть авторские методички по служениям, есть особые методики роста (церковь Рика Уоррена «Уиллоу Крик», Willow Creek) и даже свой музыкальный стиль (церковь «Хиллсонг»). У мегацеркви обычно целый комплекс помещений — не только для молодежных групп и воскресных школ, но есть и детские сады, книжные магазины, спортзалы и т. п.
Интернет-церкви часто возникают вначале как филиалы мегацерквей (LifeChurch.tv). Вся церковная жизнь (богослужение, проповедь, общение) в таких церквах проходит онлайн.

Общины, сосредоточенные на общении христиан, представлены движением «домашних» церквей (House Church Movement), которое появилось в 1950-е годы в Великобритании. Домашние группы есть и у мегацерквей, но домашняя церковь отличается тем, что не имеет отношения к более крупным церковным структурам. В основе движения — отказ от централизации и общение христиан между собой. Общины здесь очень небольшие и собираются по домам. Такие церкви одинаковы по форме, но различаются по тому, как формулируют свою основную задачу: «миссиональные» церкви (Missional Church) готовят к проповеди и свидетельству каждого своего члена; «родственные» церкви (Relational Church) сосредоточены на укреплении и поддержке близких отношений и семейной атмосферы внутри общины; «простые» церкви (Simple Church), отвергая жесткую централизацию, стремятся восстановить Церковь первых веков, которая, по их мнению, существовала как сеть небольших общин, основанных апостолом — человеком, который, не живя в общине непосредственно, сохранял с ней духовную связь и поддерживал советами и наставлениями. «Домашние» церкви всех видов объединяются в ассоциации, руководство которых только координирует общую деятельность, но не вмешивается в дела отдельных общин.

Новые церкви: эксперименты ХХ–XXI веков

Особо следует отметить «эмерджентные», или «проявляющиеся», церкви (Emerging Church), которые стремятся к тому, чтобы и проповедовать, и помогать людям, и поддерживать глубокие отношения в общине. Проповедь в такой церкви должна быть современной, неавторитарной и диалогичной. Ряд деятелей Emerging Church указывает, что должно измениться и содержание проповеди — абстрактное богословие, по их мнению, неактуально. Поэтому в своих проповедях они предпочитают живые рассказы, в которых Писание преподается исключительно через личные переживания. Библия понимается как увлекательная и живая история, а не как сборник ответов на философские вопросы. Они исповедуют, что миссия христиан — делиться опытом присутствия Бога в жизни и принимать другой опыт. На богослужениях «эмерджентных» церквей часто используются медитации, свечи, григорианский хорал и т. п.
Члены таких церквей активно участвуют в общественной и политической жизни — это их служение. Предельно важно и общение, которое важнее формального членства в церкви и даже принадлежности к «официальному» христианству. В центре жизни — Царство Божие (см.: Лк 17:21, «Радостная Весть»).

Новые церкви подчас вызывают противоречивые ощущения. С одной стороны, серьезные богословские вопросы возникают и в связи с афрохристианскими церквами, смешивающими этническое с христианским, и с Emerging Church, фактически отказывающейся от жесткой догматики. Уход из церковных стен, например, в кафе или паб хорош как миссионерский ход — но церковь ли это? С другой стороны, новые церкви стремятся откликнуться на потребности современности, такие как 
- отказ от авторитарности и одновременно потребность в четкой организации дезориентированных людей (поэтому так популярны и «домашние» церкви, и мегацеркви);
- акцент на личных отношениях с Богом и друг с другом;
- новое переживание Бога и Его откровения как личного опыта для каждого человека;
- четкая связь убеждений и идентичности — и человека из малого народа, и человека мегаполиса.

Независимо от отношения к новым церквам знать об этих потребностях следует каждому современному христианину.

 

ФОТО: Gettyimages.ru


Работает на Cornerstone