Тема

О Божьих деньгах в моем кошельке

Иван Лобанов
Журнал/Архив/Номер 64/О Божьих деньгах в моем кошельке
О Божьих деньгах в моем кошельке

Кто из нас в двадцать лет не спорил запальчиво и горячо? Спорил и я. Например, однажды я доказывал своей знакомой девушке, что у нас есть то, что мы можем назвать своим, это отличает нас от других, оно от нас происходит. Она же спокойно настаивала на том, что все, что есть у нас, это от Бога. Абсолютно все. Я не мог с этим согласиться. Это по молодости, по неопытности.

С годами понимаешь, что каждый новый день — подарок Божий, а сила в руках и мысли в голове не от того, что ты хорошо выспался и вкусно поел. Моисей в своей прощальной речи народу, стоя за Иорданом, так передает заботу Господа о будущем Божьих детей: «Только смотри, не забывай Господа, Бога своего, перестав соблюдать Его заповеди, указания и правила, которые я ныне объявляю тебе. Когда будет у тебя обилие всякой пищи, когда станешь жить в красивых домах, тобой построенных; когда будет расти у тебя поголовье всякого скота, крупного рогатого и мелкого, и много будет серебра и золота, и всего — в избытке, то не превознесись в самонадеянности и не забудь тогда Господа, Бога твоего» (Втор 8:11–14, Современный русский перевод. Под ред. М. П. Кулакова, далее: Кул.). Интересно, что спустя веков пять–семь что-то похожее прозвучит в наставлениях Агура (неизвестного мудреца времен Соломона), записанных в Книге Притчей: «Двух вещей у Тебя прошу, не откажи мне, пока я еще не умер: лицемерие и ложь от меня удали, не давай мне ни бедности, ни богатства, хлебом насущным меня питай, чтоб, пресытившись, не отверг Тебя, не сказал: “Кто такой Господь?”, а впав в нищету, не стал бы воровать и кощунствовать, бесчестя имя Бога моего» (Притч 30:7–9. Кул.).

Итак, все, что у нас есть, — Божье. И тогда все заработанные нами деньги — тоже Божьи. С этой мыслью, пожалуй, согласиться сразу трудно. Нас беспокоит, что из этого следует. Как в таком случае распоряжаться этими средствами?


Есть несколько тем, которые мы неохотно поднимаем в разговоре (но, если все же завести об этом беседу, как же будут гореть наши глаза!). Это, во-первых, тема, связанная с отношениями полов, поскольку это дело личное, внутрисемейное. (Те, кто в браке, сами разберутся, что к чему, а тех, кто не в браке, просвещать в этой области не нужно за ненадобностью.) А во-вторых, тема, о которой говорить не принято, — это тема финансов, при этом логика здесь точно такая же: те, у кого есть деньги, найдут, куда их потратить, а тех, у кого денег нет, просвещать не нужно из-за отсутствия финансов.

Однако если нас Бог назвал распорядителями талантов, которые Он доверил каждому из нас по мере сил, то, вернувшись, Он спросит, а как мы ими распорядились. И если мы закопаем таланты в землю, невозможно будет оправдаться тем, что в церкви о финансах не говорили, потому что это считалось неприличным.

Кстати, а как по-русски называется тот, кто распоряжается доверенными средствами? Задумался я над этим, когда мне попала на глаза газета под названием «Динамичный управитель». Про первое слово я не говорю, его просто неадекватно перевели. Слово dynamic переводится как «активный, действующий, работающий, энергичный, живой». А вот слово «управитель» в Словаре Ожегова снабжено пометой «устаревшее», то есть так уже не говорят (а в Синодальном переводе Библии оно есть — см., напр.: Мф 20:8; Лк 16:1, 3, 8). Сегодня говорят: управляющий — лицо, ведущее дела какого-нибудь хозяйства, учреждения, предприятия. А если искать к этому слову определение, то это будет слово «разумный» или «толковый». Итак, Бог хочет, чтобы мы были толковыми управляющими.

Напомню вам историю про толкового управляющего. Однажды работник стал пенять хозяину, что тот, мол, мало ему платит, управляющий получает куда больше. Хозяин говорит работнику: «Видишь, мужик везет на возу сено?» — «Ну вижу». — «Сбегай узнай, не продаст ли». Работник побежал. Возвращается, говорит: «Продаст». — «А за сколько?» Тот снова побежал. Прибегает, говорит: «За пятьдесят целковых хоть сейчас». — «А не продаст ли подешевле, скажем, за тридцать?» Тот снова побежал, и, когда воротился, тут появился управляющий. Хозяин говорит и ему: «Видишь, мужик везет на возу сено?» Тот без вопросов убегает, а вернувшись, говорит: «Хозяин, сено хорошее, свежее, продает его за пятьдесят целковых, я договорился за двадцать, ну что, я покажу, где его на дворе свалить?»


Если все, что у нас с вами есть, Божье, то история о толковом управляющем — о нас. Христиане являются Божьими управителями, которым вверены Его блага, и в качестве Его соработников обязаны ответственно распоряжаться этими благами в соответствии с Его наставлениями и принципами, изложенными в Священном Писании. Совет Божий гласит: «От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным» (1 Кор 4:2). Вопрос об управлении ресурсами, в его самой полной форме, затрагивает многие стороны христианской жизни и опыта, такие как наше время, наше влияние или наше служение. Управление нашими материальными средствами является существенной его частью и касается всей семьи верующих. Оно включает в себя наше признание верховной власти Бога, Его владычества над всем сущим и влияния Его благодати на наши сердца. По мере нашего духовного возрастания и, следовательно, более глубокого понимания этих принципов нам будет во все большей полноте открываться, каким образом любовь Божья действует в нашей жизни.


Хотя данная часть вопроса христианского управления касается, казалось бы, только наших материальных средств, однако она весьма отчетливо оказывает свое воздействие на всю нашу христианскую жизнь. Господь требует определенной доли от нас, для того чтобы Он мог совершить нечто конкретное для нас. Наше повиновение требованиям Небесного Отца ставит управление материальными средствами на высшую духовную ступень. Наш Бог не является суровым и требовательным. Он не требует деспотически ни того, чтобы мы служили Ему, ни того, чтобы мы выражали наше признание Его власти своими пожертвованиями. Однако Он устроил так, что, если мы трудимся в согласии с Ним и Его замыслом, на наши сердца изливаются щедрые духовные благословения. И наоборот, если мы отказываемся сотрудничать с Ним в осуществлении Его планов, мы лишаемся Его благословений именно тогда, когда больше всего нуждаемся в них.

Если переходить к конкретике, то в отношении денег это выглядит так: десятая часть наших средств (речь идет о прибыли) должна отделяться и возвращаться Богу — этим мы признаем, что все средства, которые у нас есть, принадлежат Богу. Если это заработная плата, то 10% до отчисления налогов мы можем вернуть в церковь. В Германии и некоторых других странах есть церковный налог, который удерживается у работника при начислении заработка. Расчет от бизнес-проектов несколько иной: десятина отделяется от выводимой из оборота прибыли, а не от всего дохода. Заметьте, что это не требование и не повеление, а рекомендация, которая приносит благословение тому, кто сотрудничает с Господом.


Хотя вот, например, в Книге пророка Малахии (3:8–11) сказано, что мы крадем у Бога, если не приносим в храм десятину и приношения, и там же дается заверение, что десятина принесет благословения: «“Десятину сполна принесите, в хранилище храмовое возвратите ее, чтобы в Доме Моем была пища, и так испытайте Меня, — говорит Господь Воинств. — Разве не открою для вас окон небесных, не изолью благословение в избытке?” “Не позволю вредителям уничтожать урожаи ваши, и лоза в винограднике вашем не останется без плода”, — говорит Господь Воинств» (Мал 3:11, 12; Кул.). В Новом Завете апостол язычников Павел, рассуждая о праве получать материальную поддержку от христиан Коринфа, пишет: «Вы и сами знаете, что священнодействующие питаются от Храма, что служащие при жертвеннике получают свою долю от жертвенных приношений? Так и Господь установил, чтобы возвещающие Благую Весть от нее и жили» (1 Кор 9:13–14; Кул.). Значит, десятина предназначена для поддержки священнослужителей. Определенно это выражается у того же Павла в его законе «сеяния и жатвы»: что посеет человек, то он и пожнет, в Послании Галатам (6:6) прямо указывается: наставляемый (читай: член церкви) должен делиться тем, чем владеет, с наставником (читай: со священником), ср. NJB: he should give his teacher a share in all his possessions — он должен давать своему учителю приношения из всего имения своего.


«Куда нести десятину?» — спросите вы. Я отвечу: «Туда, где вас духовно питают». Но все же здесь — мы больше о принципе, чем о собственно практике. В интернете я нашел советы о десятине от любой прибыли, не связанные с церквами…


А закончить мне хочется высказыванием из увлекательной и серьезной книги Умберто Эко «Имя розы» (день пятый, час первый), где разворачивается братская дискуссия о бедности Христа: «Христос, дабы составить пример совершенной жизни, и апостолы, дабы сообразоваться с учением Христа, никогда и ни под каким видом не имели в общей собственности никаких вещей и ничем не обладали ни как владельцы, ни как управители, и на этой истине основывается вера чистая… что легко доказуемо множественными цитациями из канонических книг. Посему представляется как святым, так и достохвальным отказ от права собственности на любые вещи, и именно этого правила святости придерживались первооснователи действенной церкви»*.
 

*Эко У. Имя розы / Пер. с итал. Е. А. Костюкович. — СПб: Симпозиум, 2004. — С. 171.

 

ФОТО: Getyimages.com


Работает на Cornerstone