500 лет Реформации

Живой голос Писания

Геннадий Сергиенко
Журнал/Архив/Номер 63/Живой голос Писания
Живой голос Писания

Значимость наследия Реформации состоит среди прочего в том, что текст Священного Писания стал единственным авторитетным источником для веры и практики христианина. Формула Sola Scriptura (только Писание) становится основополагающим принципом всех тех, кто так или иначе сопричисляет себя к этому наследию. Не менее важно и то, что правильное понимание принципа «только Писание» неразрывно связано с христологическим подходом к чтению и толкованию биб­лейского текста. Главная ценность Писания не в самих написанных текстах, а в том, что в них звучит живой голос, свидетельствующий о Господе Иисусе Христе. Концепция «живого голоса» становится центральной в наследии основателя Реформации Мартина Лютера. В этом отношении Лютер идет тропой, проложенной апостолом Павлом, в посланиях которого мы встречаем подчеркнутую сосредоточенность на личности Иисуса Христа.

В богословии Лютера концепция Слова Божия получает новое важное осмысление. Он разумеет Бога Библии как Бога Живого Слова, Слова творящего, Слова, которое «стало плотью» (Ин 1:14). Для Лютера Сын является внешним воплощением «внутреннего Слова» Бога, посредством которого Бог творит мир и посредством которого спасает этот мир.

Лютер подчеркивает невозможность для человеческого языка адекватно в полноте передать «неизреченное» внутреннее Слово. Однако шанс понять Бога у человека есть, потому что Бог Библии хочет разговаривать со Своим творением и раскрывает Себя в этом диалоге. К сожалению, диалог, начатый в Эдеме, прервался в результате грехопадения, но Бог, заключая завет с Авраамом, сообщает о Своем желании возобновить этот диалог. Но гордыня и непослушание избранного народа осложнили процесс понимания. Поэтому в событии воплощения Бог предпринимает окончательный и решительный шаг на пути возобновления диалога со Своим творением. Именно возможность возобновленного диалога становится основой для новой жизни, нового творения.

Отсюда проистекает непростое и неоднозначное отношение Лютера к письменному тексту Писания. С одной стороны, именно благодаря тексту нас достигает Благая Весть. С другой стороны, без духовного озарения текст Писания так и останется набором слов и букв.

«У Христа есть два свидетеля: … один свидетель — это Писание, или Слово, состоящее из букв, другой свидетель — это Голос, или слова, произносимые устами… Мы не можем разуметь Писание до тех пор, пока не засияет свет» (Церковное послание Лютера от 1522 года).

Как уже было отмечено выше, главная ценность Писания для Лютера заключается в его способности доносить до нас живой голос Христа. Когда при чтении Писания Лютер не слышит ясно этот голос, у него возникают естественные подозрения относительно законности присутствия этой книги в каноне. Общеизвестно лютеровское подозрительное отношение, например, к Посланию Иакова, в котором, с его точки зрения, очень слабо выражен христологический акцент. Вторя апостолу Павлу, Лютер считает, что «служение Нового Завета начертано не на скрижалях каменных, но должно быть в звучании живого голоса» (Комментарий Лютера на 17-й псалом).

В полемическом порыве Лютер готов низвести авторитет письменного текста. Само появление письменных текстов для него является свидетельством «серьезного упадка и недостаточности [присутствия] Духа» (Церковное послание Лютера от 1522 года). В этом же письме Лютер утверждает приоритет устного провозглашения над письменным текстом:

«Поэтому Христос никогда не писал Своего учения Сам, как сделал Моисей, но передал это учение в устной форме и заповедал, чтобы Его учение передавалось изустно, а не в письменной форме».

Даже читая ветхозаветные тексты, Лютер последовательно настраивает себя на слушание живого голоса. Обратите внимание на то, как, комментируя слова псалмопевца «По всей земле проходит звук их» (Пс 17:5), Лютер иронически замечает, что автор псалма мог бы написать: «По всей земле проходят письменные тексты их», но нет, именно звук (!), т. е. «живой голос, а не написанные слова»! Далее Лютер говорит:

«Та же мысль выражена в четвертом стихе: “Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их”. Обратите внимание на то, что он говорит: “где не слышался бы голос их”, а не “где не читались бы их книги”…» (Комментарий Лютера на 17-й псалом).
Отмечая пятисотлетний юбилей Реформации, мы невольно задаемся вопросом: а есть ли у нас, евангельских верующих России, основание быть полноправными участниками на этом юбилее? Представляется, что такое основание действительно есть! Во-первых, точно так же, как и для Мартина Лютера, для нас сегодня руководящим принципом остается принцип «только Писание». Только текст Священного Писания является единственным авторитетным источником для веры и практики последователей Иисуса Христа. Во-вторых, как для Лютера, так и для нас сегодня главная ценность Писания заключена в том, что посредством Писания до нас доходит живой голос свидетельства о Господе и Спасителе Иисусе Христе. Наконец, в-третьих, как для Мартина Лютера, так и для нас сегодня остается неизменным важность провозглашаемого Слова. Подобно тому как Божественное Слово стало плотью, так и Слово Писания должно воплотиться в жизни последователей Христа! Все мы призваны быть «письмом читаемым и узнаваемым всеми» (см.: 2 Кор. 3). Да поможет нам в этом Господь!

 

ФОТО: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone