500 лет Реформации

Всеобщее священство: упущенное звено Реформации

Михаил Дубровский
Журнал/Архив/Номер 63/Всеобщее священство: упущенное звено Реформации
Всеобщее священство: упущенное звено Реформации

Некоторое время назад я прочел слова, глубоко отозвавшиеся в моем сердце: «Всеобщее священство — претензия куда более серьезная, чем требование всеобщих прав человека»1. В самом деле, что может быть радикальнее, чем утверждение, что каждый христианин есть, говоря словами Мартина Лютера, истинный священник, епископ и папа2? Что каждый из нас имеет эту привилегию — не только лично предстоять пред Богом, напрямую, без посредников, но и быть Его представителем на земле? Когда-то Господь сказал Моисею, что невозможно человеку увидеть Его Лицо и остаться в живых (см.: Исх 33:20). Но во Христе Бог возвысил нас, и теперь мы можем предстоять перед Ним лицом к лицу, более того, мы можем быть теми, через кого Его слава будет возвещаться в этом мире (см.: 1 Пет 2:9).

Большинство христиан (во всяком случае те, кто читает Библию) верят, что они — царственное священство. Доктрина о священстве всех верующих в том или ином виде присутствует в вероучении всех протестантских церквей. И тем не менее прав ректор Евроазиатской богословской семинарии Алексей Горбачев, когда утверждает, что учение о всеобщем священстве — это «упущенное звено Реформации».

Все дело в том, что мы верим во всеобщее церковное священство. Мы верим, что:
  — каждый христианин может прий­ти к Богу напрямую, ему не нужны для этого никакие посредники в виде епископа или священника, церковных таинств или святых, каждый имеет личные отношения с Богом, которые развиваются и поддерживаются духовной дисциплиной и изучением Священного Писания;

— каждый христианин может и, более того, призван нести в церкви какое-либо служение в соответствии со своими дарами, никто не должен быть пассивным наблюдателем или получателем, каждый христианин — служитель;

— каждый христианин при необходимости может и должен послужить другому человеку как проводник божественной благодати: благовествовать, молиться о нем, дать библейский ответ на его вопросы, если нужно, то преподать и таинства; каждый христианин — миссионер. Все это верные библейские утверждения. Но они отражают лишь часть учения о священстве всех верующих.

Согласно этим утверждениям, христианин совершает священническое служение только тогда, когда он выполняет те или иные религиозные обязанности: молится, служит в общине или благовествует неверующим. Но большую часть жизни мы заняты совсем другими делами: работаем, воспитываем детей, заботимся о доме. Могут ли эти повседневные дела быть служением Богу? На мой взгляд, не только могут, но и должны, согласно Божьему замыслу, быть нашим основным служением!

Вот что писал Мартин Лютер: «У сапожника, кузнеца, крестьянина и у каждого есть свое ремесло, должность и дело, и все же все они в одинаковой мере являются посвященными священниками и епископами; и каждый, исполняя свою должность или занимаясь своим ремеслом, обязан приносить пользу другим и служить им»3.

Вслушаемся в эти слова! Лютер считает, что именно тогда, когда сапожник изготавливает обувь, кузнец работает в мастерской, а крестьянин — на поле, именно в это время они и осуществляют священническое служение! Не тогда, когда они пришли в церковь и слушают проповедь, а в ходе исполнения своих профессиональных обязанностей! Иными словами, один из отцов Реформации видит Церковь не как религиозную организацию, а как целый народ, в котором каждый, занимаясь своим трудом, совершает священническое служение! Не случайно в немецком языке слова Beruf (призвание Богом) и Berufung (профессия) имеют общий корень!

Именно этот важнейший элемент Реформации и упущен современной церковью. Труд для большинства христиан отнюдь не возможность поклоняться Богу и служить ближнему, а просто способ заработать средства для жизни. Какая печальная картина! В самом деле, что может быть скучнее, чем проводить лучшие годы своей жизни, занимаясь делом, в котором не видишь никакого смысла, кроме получения денег? Разве можно представить себе более серую жизнь? И разве в этом состоял замысел Бога в отношении каждого из нас, когда Он призвал нас Своей любовью? Или же Радостная Весть, которую принес на землю Его Сын, включает преображение нашей повседневной жизни, в том числе и профессиональной деятельности?

Когда Бог сотворил человека, Он поселил его в раю. Я не знаю, какое у вас представление о райской жизни, но в моей Библии написано, что Адам в раю должен был трудиться! Да-да, труд возник не после грехопадения! Напротив, труд — неотъемлемая принадлежность именно райского состояния! Более того, возможность трудиться — это часть нашего богоподобия. Задумаемся, с первой же страницы Библии Бог открывает Себя как Труженика: Он шесть дней работает, а на седьмой отдыхает. И человек — единственный из всех творений — удостоен чести участвовать в творческом труде Господа!

Иными словами, труд изначально замыслен как способ поклонения Богу, служения Ему. И, хотя в результате грехопадения работа человека омрачена трудностями и проблемами, сам труд остается благим даром любящего Бога, возможностью для нас реализовывать свои дары и способности, служить ближним и делать этот мир лучше. А христиане помимо этого могут увидеть в труде возможность воплощать в мире Божий замысел, тем самым возвещая «совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет 2:9).

Всеобщее священство опирается на два равно важных утверждения: первое — каждый христианин является священником, второе — каждое дело может и должно быть священнодействием. В первую очередь это относится к профессиональному труду. Если мы сегодня сумеем восстановить подлинное достоинство труда, если откроем тайну, как практически священнодействовать в ходе выполнения своих профессиональных обязанностей, мы действительно сможем превратить каждого христианина в священника и миссионера и повлиять на то, что происходит в нашей стране и в мире.

1Философско-религиозные тетради. Тетрадь №7. Результаты богословского осмысления темы всеобщего священства. — М.: местная религиозная организация Евангельских христиан-баптистов «На Руси», 2013. С. 67.
2Вот точная цитата: «…миряне, священники, князья, епископы и, как они говорят, духовные и светские лица, по существу, не имеют никакого другого истинного различия, как по должности или занятию, а не по званию; все они духовного сословия, истинные священники, епископы и папы…» (Лютер Мартин. «К христианскому дворянству немецкой нации об исправлении христианства».) 3Там же. С. 39.

 

ФОТО: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone