500 лет Реформации

Изменишься ты — изменится мир

Оксана Зеленова
Журнал/Архив/Номер 63/Изменишься ты — изменится мир
Изменишься ты — изменится мир

Учение о рождении свыше, принятое во всех евангельских церквах, касается прежде всего внутреннего изменения человека. Однако, придя вместе с Реформацией, предложившей большой проект переустройства мира, это учение сильно изменило общество, в котором оно проповедовалось.

Начнем с истоков. Современник Лютера вольный протестантский мыслитель Каспар Швенкфельд учил о «новом человеке», который обретает духовное рождение в результате личного общения с Богом. Он же создал первые малые группы своих последователей (швенкфельдеров), где люди вместе читали Писание и делились опытом личного покаяния. Лютеранский пастор и мистик Валентин Вайгель, живший во второй половине XVI века, столкнулся с тем, что его паства не знает, к кому обратиться с практическими вопросами духовной жизни: в то время пасторы увлеклись отвлеченными богословскими спорами. И Вайгель в проповедях делился своим опытом: если человек искренне кается, чувствует отвращение к прежней мирской жизни, то в его сердце рождается Христос, и тогда человек уже не может совершать больших грехов. В человеке происходит коренной переворот: «… уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2:20). Произойти такое рождение свыше, о котором Христос говорил Никодиму, может исключительно по милости Божьей, но проявляется оно в изменившейся жизни человека. (Вайгель недаром опасался, что его сочтут еретиком, — после смерти сочинения пастора были осуждены многими богословами как не соответствующие строгой ортодоксии.)

Похожий опыт переживали философ Якоб Бёме и пастор Иоганн Арндт. Но если Бёме излагал этот опыт на «темном» языке мистики, неприемлемом для лютеранских ортодоксов, то Арндт заключил его в строгие лютеранские рамки. В 1606 году вышла знаменитая книга Арндта «Об истинном христианстве». В этой книге Арндт часто цитировал Вайгеля, не называя его. Именно Арндт подробно и понятно объяснил людям, из чего состоит подлинная христианская жизнь. Сначала происходит покаяние (к нему нас побуждает Бог, но это действие связано и с нашим желанием), человек чувствует отвращение к прежней жизни, к мирской суете и обращается к Богу с искренней просьбой изменить его сердце. Потом, исключительно по воле и милости Божьей, происходит рождение свыше: Бог «рождается» в человеческом сердце, и весь настрой человека по отношению к миру коренным образом меняется. Все добрые дела (Арндт много раз оговаривал, что это только плоды свершившейся перемены, а никак не заслуги) исходят от преображенного сердца, а не по обязанности. Далее человек на протяжении всей жизни «взращивает» Христа в своем сердце, углубляя свои личные отношения с Богом.

Книга Арндта, несмотря на исключительно лютеранскую направленность, стала популярной и в иноконфессиональной среде. Ее любили не только протестанты-нелютеране, но и многие православные: книга впервые была переведена в 1735 году на русский язык епископом Симоном (Тодорским) и вошла в обиход православного чтения. Епископ Тихон Задонский, православный святой и просветитель XVIII века, в одном из своих писем указывал, что сначала нужно читать Библию, затем — Арндта, «а в прочие книги как в гости прогуливаться».

Пастор Филипп Якоб Шпенер, вдохновившись книгой Арндта, а также практикой благочестивых собраний швенкфельдеров и кальвинистской общины Жана Лабади, в 1670 году организовал во Франкфурте-на-Майне малые группы (конвектикулы), где люди, разбирая Библию, делились опытом самонаблюдения и обсуждали, как в конкретных обстоятельствах исполнить волю Божью. Сторонников Шпенера стали называть пиетистами (от слова pietas — «благочестие»). Ранние пиетисты, ставя во главу угла покаяние и рождение свыше, пришли к выводу, что возрожденные христиане есть во многих конфессиях, и поэтому у них было принято читать близкую им по духу литературу голландских и английских кальвинистов.

Практически с самого начала пиетизм стал не только религиозным, но и общественным движением, возрождающим импульс ранней Реформации: подлинное покаяние проявляется в том числе в отречении от своего эгоизма и активном, деятельном, практическом служении людям. Возрожденные люди образуют «ячейку» Царства Божия на земле, которое они должны строить здесь и сейчас. Пиетисты организовывали книжные лавки, типографии, аптеки, занимались широкой благотворительной работой — и пользовались покровительством влиятельных людей. По указу прусского короля Фридриха Вильгельма I каждый студент, изучавший богословие, был обязан два года обучаться в Университете Галле, основанном сподвижником Шпенера Августом Франке в 1729 году. Таким образом, пиетизм получил свою кузницу кадров.

Пиетизм оказал огромное влияние на образованных немцев, а через них — и на всю Европу. Пиетистские идеи вдумчивого самоуглубления, опора на внутренний духовный мир и противопоставление его внешнему миру и суете, важность этики и личного выбора были переданы через образование и воспитание крупнейшему немецкому просветителю Готхольду Лессингу и философам Иммануилу Канту и Фридриху Шеллингу. Ранний немецкий романтизм (Фридрих Гёльдерлин и Новалис), без которого не было бы и европейского романтизма, принес из пиетизма, помимо всего прочего, культ чувств, переживаний и представление о четком «двоемирии» (мир обыденный и бездуховный — мир духовный и подлинный).

Пиетисты по-разному отвечали на вопрос, как возрожденным людям строить Царство Божье. Так называемые радикальные пиетисты организовывали общины, где брак не поощрялся, и жили автономно от мира, занимаясь молитвой и работой. Некоторые из таких общин, переехавших из Германии в США, в штаты Айова и Пенсильвания, внесли серьезный вклад в экономическое развитие этих регионов.

Но чаще всего пиетисты активно действовали в обществе, и здесь самый яркий пример — это страны Северной Европы. Приведем только несколько примеров.

В первой половине XVIII века пасторы-пиетисты Йоун Торкельссон и Людвиг Харбо стали активно проповедовать в Исландии по поручению датского церковного начальства (в те времена Исландия входила в состав Дании). Их деятельность была направлена на образование и просвещение: в 1744 году они настояли на том, чтобы до 14 лет (возраст конфирмации) все дети были обучены чтению. Школ было мало, дети в основном учились на дому. Пиетистами была создана сеть школ, прежде всего для низших слоев общества, и эти школы были настолько успешны, что вызвали интерес к официальной церкви у исландцев, принявших Реформацию под сильным иноземным давлением. В исландских пиетистских школах много внимания уделялось тому, чтобы научить детей формулировать понимание предмета и отстаивать свое мнение.

Еще в одной тогдашней провинции Дании, Норвегии, пиетизм привел к национальному подъему. Ханс Нильсен Хауге, крестьянин, ремесленник, впоследствии — успешный предприниматель, в 1796 году пережив рождение свыше, начал пиетистскую проповедь среди крестьян. Основным содержанием проповеди Хауге был призыв соединить молитву и повседневный труд. Писание следовало читать медленно и вдумчиво и стараться к каждому моменту жизни подобрать подходящий отрывок. Эту практику поддерживали брошюры с биографиями успешных последователей Хауге — каждый момент их жизни был своего рода иллюстрацией библейских текстов.

Проповедь Хауге включала призыв к крестьянам, «исконным» норвежцам, объединиться и защитить свои интересы перед «пришельцами» — «невозрожденными» чиновниками и горожанами, которые отличались от них, помимо всего прочего, и языком (образованные люди говорили по-датски). Важно отметить, что Хауге был не только проповедником, но и кем-то вроде бизнес-тренера и спонсора: он давал крестьянам подробные консультации, как начать свое дело, и мог организовать им финансовую помощь из особого фонда, учрежденного его единомышленниками.
Зажиточные крестьяне (бонды), вдохновленные Хауге, стали организовывать большие и маленькие кооперативы (причем, по совету Хауге, не только сельскохозяйственные — открывались бумажные фабрики и лесопилки). Так возникла сеть взаимопомощи: все уверовавшие поддерживали друг друга финансами и консультациями. Ряд хаугеанских кооперативов, вдохновляясь идеалами ранней христианской Церкви, делал и свое предприятие общиной: в кооперативы входили семьи работников, включая стариков и инвалидов.

Хаугеанцы приняли активное участие в революции 1814 года, когда была расторгнута уния с Данией и заключена уния со Швецией, в результате чего Норвегия получила право на собственную конституцию. В 1833 году в парламент (стортинг) была избрана большая группа крестьян во главе с хаугеанцем Габриэлем Уэланном. В 1836 году стортинг под давлением активных хаугеанцев ввел широкое самоуправление — избираемые населением советы и в приходах, и в селах получили почти всю полноту власти.

Еще в одной североевропейской стране, Швеции, в конце XVIII — первой половине XIX века проповедовал пастор-пиетист Генрик Шартау. Шартау была чужда эмоциональная сторона пиетизма, он настаивал на том, чтобы священно­служитель способствовал ясному пониманию прихожанами веры и через это — их покаянию и новому рождению. Особое внимание уделялось «святости профессии» и верности призванию. Вокруг Шартау собралась группа последователей- шартауанцев, которые впоследствии создали среди шведских рабочих пиетистские ячейки, чья основная деятельность заключалась в проповеди этики труда, защите интересов рабочих, распространении среди них просвещения.

В Северной Швеции в первой половине XIX века проповедовал пастор-пиетист, ботаник и антрополог Ларс Леви Лестадиус (1800–1861). Обновление его веры произошло в 1844 году. Во время одной из инспекций в город Оселе он встретил Миллу Клемнетсдоттер Фёлинге, саамку, принадлежавшую к ривайвелистскому движению. Она рассказала Лестадиусу о своем обращении к живой вере, после чего он пережил духовное рождение и прощение грехов. Это стало вдохновляющим фактором в пасторской деятельности Лестадиуса. Он активно противостоял повальному пьянству населения Лапландии, призывал саамов бороться с «драконом ликером» и вести посвященный Богу образ жизни.

Таким образом, идея рождения свыше, которую популяризировал пиетизм, помогала не только личному преображению людей, но и изменению общества в целом. Отметим, что эта идея предполагала, что к покаянию людей нужно приводить мягко и постепенно (для этого и нужно просвещение), а рождение свыше вообще нельзя осуществить своими усилиями — это совершает Сам Бог. Соответственно, для общественной жизни это означало отказ от резких насильственных действий (даже революция 1814 года в Норвегии была практически бескровной, особенно если сравнить ее с другими революциями) и акцент на медленном, терпеливом, последовательном просвещении общества и смягчении нравов. Похоже, этот опыт весьма актуален и для нашей страны.

 

ФОТО: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone