Тема

Благодать творчества и закон свободы

Ирина Языкова
Журнал/Архив/Номер 50/Благодать творчества и закон свободы

Благодать творчества  и закон свободы

Творение мира — это не просто творческий акт Бога, но акт художественный. Бог любовался Своим творением, о чем говорит Книга Бытия: «И увидел Бог… вот, хорошо весьма» (Быт 1:31). Там же сказано, что Бог насадил на востоке прекрасный сад и поместил в него человека, чтобы тот возделывал сад, хранил и приумножал созданное Богом. Адам, венец творения, созданный «по образу и подобию Божию», наделен даром творчества. Так что Эдем — это не просто сад, а образ красоты, гармонии и сотворчества Бога и человека.

И Бог дал Адаму творческое задание: назвать животных. В древности дать имя значило познать. Так что интеллектуальная деятельность человека тоже заповедана Богом и изначально была направлена на познание Божьего замысла, проявляющегося в творении, а также на познание Самого Бога.

«И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт 2:18) — Бог дает Адаму в помощь Еву. Человеческие отношения — это тоже поле творчества, их нужно уметь выстраивать.

Бог сделал человека царем на земле: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт 1:28). Господство над творением тоже требует творчества, нужны мудрость и любовь, забота и ответственность.

Бог ходил в прохладе дня (см.: Быт 3:8), и Адам беседовал с Ним. Богообщение было важнейшей стороной жизни Адама, и оно тоже требовало постоянного творчества: открытости, готовности к новым и неожиданным вещам, ведь Бог творит все новое (см.: Откр 21:5), Он Господь невозможного.

Бог создал человека свободным и творческим, но свобода предполагает выбор, а творчество может иметь разные векторы. И тут начинается испытание, с которым, как мы знаем из Библии, Адам не справился.

В раю было два дерева: древо жизни и древо познания добра и зла. Это как две модели творчества — соработничество с Богом, дающее жизнь, и деятельность без Бога, ведущая к смерти.

Адам вкусил от древа познания добра и зла (грехопадение) и разрушил гармонию богочеловеческих отношений, утратил рай, и это сказалось на жизни всех людей.

Земля уже не подчинялась Адаму, и ему пришлось добывать себе пропитание. Труд стал проклятием (см.: Быт 3:19), борьбой за жизнь, в которой почти нет места свободе, а без свободы нет творчества.

Появляются города: «И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема… И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох» (Быт 4:16–17). Город (от слова «городить», «огораживать») рожден необходимостью защиты — от дождя, зноя, ветра, снега, от диких зверей, от злых людей. Это творчество вынужденное, несвободное.

Со временем человек привыкает обходиться без Бога и создает богоборческую цивилизацию, символ ее — Вавилонская башня. И тут случается закономерное: люди, собравшиеся вместе для строительства башни, перестали понимать друг друга, потому что каждый строил во имя свое, почитая себя богом.

«На всей земле был один язык и одно наречие... И сказали они: построим себе город и башню высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли... И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать... сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого» (Быт 11:1, 4, 6–7).

Богоборческое творчество привело к непониманию, спорам, вражде и в конце концов к войнам. Творчество — дар Бога — человек хотел использовать против Бога, а все повернулось против него самого, потому что «Бог поругаем не бывает» (Гал 6:7).

Но в Библии есть примеры и богочеловеческого творчества. Например, Ной построил ковчег по велению Бога, это вовсе не была его идея. Бог дал, как бы мы сейчас сказали, проект и техническое задание Ною, и тот в точности его выполнил (см.: Быт 13–16).

Скиния тоже строилась по указанию Бога. Согласно Книге Исход, повеление о Скинии Моисей получил на горе Синай. Оно приводится с большим количеством деталей и занимает почти семь глав (см.: Исх 25–31). Скиния имела целью восстановить хотя бы в какой-то мере утраченное Адамом богообщение: «И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их» (Исх 25:8). Это присутствие Бога среди народа придавало смысл всему его творчеству: ради этого ткались ткани, из которых делались завесы, шились одежды священников и левитов, выделывались кожи, из которых сооружались навесы и стены ковчега, для этого трудились ювелиры, создавая прекрасные вещи из серебра и золота, и т. д. Все творчество было даром Тому, от Кого был получен этот дар, как и сама жизнь.

В этих же главах говорится и о том, как Бог избирает для творческого служения человека и как дает ему дух творчества: «Господь сказал Моисею: “Знай: Я избрал Бецалела, сына Ури, сына Хура, из племени Иуды, и исполнил его Духом Божьим — дал ему мудрость и разумение, знание и мастерство во всяком деле, так что он владеет искусством работы по золоту, серебру и меди, умеет резать камни для вставки в оправу, а также резать по дереву — владеет всяким ремеслом. Я дал ему в помощники Оголиава, сына Ахисамаха, из племени Дана, и всех умельцев наделил мастерством. Пусть они сделают все, что Я тебе повелел сделать…”» (Исх 31:1–11) (Библия: Современный русский перевод. — М.: РБО, 2011).

Храм Соломона так же, как и Скиния, был построен по прямому указанию Бога. Подробное описание мы находим в Третьей книге Царств и Второй книге Паралипоменон.

Особенно много внимания уделяет Библия поэзии и музыке как вершинам человеческого творчества. Самый яркий пример — псалмы Давида, в которых устремление к Богу находит высочайшее выражение. Давид также играл на струнных инструментах: на псалтири (гусли), киноре (арфа) и др. На богослужениях в храме звучал шофар (рог), использовались кимвалы (медные тарелки). В Библии упоминается 24 музыкальных инструмента!

Не только в библейской истории, но и в нашей повседневной жизни мы стоим перед выбором: творческий дар, данный нам Богом, мы можем употребить и на добро, и на зло. Мы можем воспеть Бога и возблагодарить Его за созданный им мир, как это делал Франциск Ассизский. А можем создать страшное оружие, которое принесет смерть. Человеку дана свобода, и, как он ею распорядится, зависит от него.

Иногда можно услышать, что творчество не от Бога, а от дьявола. Но с этим трудно согласиться, ведь Божий противник не творческое начало, он может только паразитировать на человеке, может только красть и извращать, превращать в карикатуру. Не случайно в Средние века говорили: «Дьявол — обезьяна Бога». Так что, за редким исключением, злые силы не стоит приплетать в эту историю, ответственность за творчество несет сам человек. Бог дал нам дар творчества и свободы и за это с каждого спросит.

Благодать творчества  и закон свободы

Когда Бог увидел, что Адам согрешил, ослушался Его, послушал змия, Он хотел ему помочь выйти из этого положения и позвал: «Адам, где ты?» Но Адам испугался и спрятался. Надо признать, он выбрал самый нетворческий ход. Бог же не отнял у Адама дары, хотя и лишил бессмертия. Адам был изгнан из рая, и херувим встал у врат, охранять Эдем. Но, по сути, Адам сам выбрал это, не выйдя на голос Божий. Он предпочел решать свои проблемы самостоятельно. С тех пор и мы пытаемся делать то же самое — то устремляясь к Богу, то уходя от Него, то плача об утраченном рае, то стремясь создать свой собственный, без Бога.

Жизнь человеческая — широкое поле для творчества, независимо от того, в какие формы оно выливается. Не каждому дано петь или играть на каком-то инструменте, писать стихи или рисовать картины, таланты у всех разные. Главное — найти свой дар и понять, для чего Бог призвал тебя на эту землю.

Библия заканчивается Откровением Иоанна Богослова, где есть образ Небесного Иерусалима. Это возвращение к изначальным смыслам бытия. Но не просто возвращение, а преображение, обретение нового измерения. Вот образ творения, которое становится новым и еще более прекрасным: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр 21:1).

Возвращается образ города, который уже не замкнутое убежище, а явление красоты: «И я, Иоанн, увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего» (Откр 21:2).

Тут и древо жизни: «Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева — для исцеления народов» (Откр 22:2).

И Скиния: «И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр 21:3).

А вот образ Храма уходит, вернее, обретает новый смысл: «Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его, и Агнец» (Откр 21:22).

Если Иоанн назвал Бога храмом, то апостол Павел называет храмом человека: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1 Кор 3:16). Это значит, что самое главное творчество происходит внутри нас, в храме нашего тела, в святая святых нашей души, там, где мы приготовляем место Богу. «От избытка сердца говорят уста» (Мф 12:34), значит, таково наше творчество, а шире — наша жизнь, каково наше сердце.

 

Автор: Ирина Языкова
Фото: gettyimages.ru

 


Работает на Cornerstone