Тема

Свобода от маммоны

Роман Усачёв
Журнал/Архив/Номер 49/Свобода от маммоны

Свобода от маммоны

Мы часто слышим фразу «Деньги правят миром». Когда говорят так, имеют в виду, что именно материальные блага стали предельной ценностью современного общества и за любыми самыми высокими целями стоит сугубо меркантильный интерес… И в этом достаточно банальном «прозрении» слышится горечь разочарования.

Впрочем, неправильно такой диагноз ставить только нашим современникам. Например, две тысячи лет назад апостол Павел в Первом послании к Тимофею (6:10) сказал: «… корень всех зол есть сребролюбие…» А Христос так характеризовал ключевую проблему следования за Богом: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Мф 6:24). В Словаре Брокгауза и Ефрона говорится, что маммона — «слово халдейского или сирского происхождения, встречается в евангелиях… и в талмудийском словаре в значении “имение, богатство, блага земные”, поскольку человек на них полагает свою надежду и привязан к ним».

Казалось бы, великое множество страстей уводят и отвлекают человека от высших ценностей, но Господь особо предостерегает именно от любви к богатству. Ведь сребролюбие — это то, что заглушает в человеке стремление к Небесам, все нематериальное начинает казаться Ему чем-то бессмысленным, не приносящим никакой пользы!

Правда, следует оговориться, что евангельские авторы критикуют не богатство как таковое, а состояние сердца, порабощенного им. И в Писании не говорится о сребролюбии как об абстрактной проблеме всего мира, материальный плен преодолевается в каждой отдельной душе.

Так в чем же проявляется экономическое рабство и как выглядит экономическая свобода?
С одной стороны, история христианства знает немало подвижников и бессребреников, глядя на жизнь которых, можно смело утверждать, что они-то, раздавшие все и ничем не владеющие, были свободны от рабства маммоне…

Правда, это верно только для тех, кто добровольно принял дар бедности. Ведь если не так, то вынужденная нищета, пожалуй, пленяет сердце нисколько не меньше, чем «забота собирать и копить» (Еккл 2:26). Причем добровольная бедность — это дар, который сопровождает особое призвание, особое служение. Но большинство из нас призвано жить и служить Богу, обладая каким-то имуществом и деньгами. Так что, как бы мы ни были вдохновлены примерами «святых бедняков», не так много тех, у кого получается следовать им буквально.

С другой стороны, в некоторых христианских кругах за понятием «экономическая свобода» стоит образ людей состоятельных, не ограниченных в своих финансовых возможностях. С точки зрения такого богословия ты свободен, когда способен обеспечить свою жизнь и жизнь близких тебе людей, можешь благотворить и материально поддерживать различные служения.

Действительно, есть примеры людей, через руки которых проходит большое количество материальных ценностей, но сердца их остаются свободными. Это видно из того, что они жертвенны, а в жизни довольствуются лишь необходимым. Их достаток не приводит к обычным духовным болезням состоятельных людей: гордости, кичливости, чрезмерному потреблению. Ведь не зря же апостол Павел наставлял Тимофея: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали [о себе] и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам все обильно для наслаждения» (1 Тим 6:17).

К сожалению, для очень многих успех оказывается слишком сильным искушением. И за правильными заявлениями о достатке как возможности послужить обществу обнаруживаются низменные мотивы — желание комфорта и собственной значимости. А пожертвования и благотворительность оказываются средствами добиться расположения Бога и возможностью произвести впечатление на людей! Именно поэтому Христос сказал: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф 6:3–4).

То есть твоя благотворительность не должна быть напоказ не только перед другими людьми, но и перед самим собой и перед Богом, нельзя ставить себе это в заслугу.

Именно поэтому ни нищета, ни достаток не являются свидетельствами экономической свободы, а мудрый царь Соломон просил у Бога: «…суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом…» (Прит 30:8).

Интересно, что в этом месте Писания суета является параллелью нищеты, а ложь —богатства. Связанно это с тем, как мне кажется, что большой дефицит обеспечения отвлекает человека от главного и ввергает в суету, а материальный избыток создает иллюзию успеха в духовной сфере и приводит к самообману. Как сам Соломон и поясняет далее, «дабы, пресытившись, я не отрекся [Тебя] и не сказал: “кто Господь?” и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Прит 30:9).

Таким образом, говоря о свободе от маммоны, мы должны говорить о состоянии нашего сердца, а не о состоянии нашего кошелька.

Как же нам понять, не находимся ли мы в плену у материального?

Первым свидетельством того, что сердце несвободно, является образ мыслей. Зачастую нам кажется, что воля Божья не может быть исполнена без должного обеспечения, и это останавливает нас от стремления к Царству Божьему.

Но разве мы не читали, что «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим 14:17)? То, к чему мы призваны, то, что является для нас Его волей, должно воплощаться независимо от наличия или отсутствия у нас денег. А там, где они действительно необходимы, Господь готов обеспечивать сверхъестественно, но это уже не наша забота: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:33).

Другой явный симптом нашего рабства в сфере финансов — неразумные траты, то есть приобретение товаров и услуг, которые не являются необходимыми. Кто-то воскликнет: «А как это определить?!» Если мы честно посмотрим на свои покупки и зададимся вопросами, сколько из них появилось под воздействием рекламы, сколько — из стремления быть не хуже других и что из приобретенного оказалось у нас вследствие погони за брендами и новинками, мы сможем понять, как много у нас лишнего.

Мы живем в обществе потребления. Не секрет, что огромная армия маркетологов и рекламщиков заняты тем, чтобы заставить нас купить ненужные товары. Нередко до просмотра рекламы или до похода в магазин мы и не предполагали, что какая-то вещь нам необходима, но, увидев, мы поняли, что просто не можем без нее жить! Это и есть та самая «похоть очей», о которой говорил апостол Иоанн.

Такое потребление становится намного более опасным, если ввергает нас в долги и кредиты, которые мы не в состоянии погасить… Современные ссудные механизмы создают иллюзию легкого обладания материальными благами. «Бери сейчас, плати потом!» — говорит реклама, но не уточняет, чего нам это будет стоить. И мы незаметно для самих себя оказываемся опутанными кредитными обязательствами или даже вынуждены брать новые кредиты, чтобы оплатить предыдущие. Остается только удивляться, насколько актуально звучат слова из Книги Притчей «кто спешит разбогатеть, тот не останется ненаказанным» (Прит 28:20).

Еще одним признаком зависимости от маммоны является наша реакция на стесненные обстоятельства в материальной сфере. Мы живем в мире, потрясаемом финансовыми кризисами, да и на локальном уровне нам приходится сталкиваться с разного рода экономическими потрясениями. То, как мы реагируем на ухудшение обстоятельств, показывает, насколько мы свободны в этой области.

Наша радость не должна зависеть от достатка. Христос сказал: «…смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк 12:15). Страх, разочарование, постоянные жалобы, уныние в ответ на финансовые проблемы свидетельствуют, что мы так и не поняли этих Его слов! Известно, что во времена экономических кризисов увеличивается число суицидов. Ужасно, что люди, пусть даже и потеряв очень многое, но тем не менее так и не найдя других смыслов существования, чувствуют себя загнанными в угол и сводят счеты с жизнью…

Новый Завет полон удивительных примеров подлинной экономической свободы. Такова история, произошедшая с церковью в Антиохии. В Книге Деяний описывается, как пророк Агав «предвозвестил… что по всей вселенной будет великий голод, который и был при кесаре Клавдии» (Деян 11:28). Такое заявление того времени сравнимо с нашими новостями о кризисе, дефолте, инфляции и прочих негативах рыночной экономики. Как же удивительно, что христиане Антиохии, вместо того чтобы делать запасы продуктов и готовиться к грядущему голоду, решают позаботиться о своих братьях: «Тогда ученики положили, каждый по достатку своему, послать пособие братьям, живущим в Иудее» (Деян 11:29).

Самое главное, от чего удерживает нас маммона, — это способность беззаветно любить ближних, а главное финансовое рабство — жить в плену собственных нужд и проблем и не видеть тех, кому мы могли бы послужить…

 

Автор: Роман Усачев
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone