Слово

Где границы насмешек над религией

Франклин Грэм
Журнал/Архив/Номер 49/Где границы насмешек над религией

Где границы насмешек над религией

Леденящие душу новости о том, как двое вооруженных исламистов вошли в парижский офис журнала Charlie Hebdo и хладнокровно расстреляли двенадцать человек, быстро разнеслись по всему миру.

Невероятная, практически сюрреалистичная погоня и перестрелка между боевиками и французской полицией во всех подробностях освещалась средствами массовой информации.

Вскоре на улицы и площади Парижа вышло больше миллиона людей, чтобы выразить свою поддержку и сочувствие жертвам теракта — редакторам и художникам Charlie Hebdo. К ним присоединились мировые лидеры, которые, взявшись за руки, прошли по бульвару Вольтера.

После всех пережитых эмоций стали возникать вопросы. Могли ли французские службы безопасности предотвратить эту трагедию? Как получилось, что эти «доморощенные» террористы оказались настолько отчужденными в своей собственной стране?

У меня тоже есть несколько вопросов, которые могут помочь взглянуть на эти события с иной стороны. Первый вопрос может показаться провокационным, но я должен его задать. Был ли журнал Charlie Hebdo не прав?

Charlie Hebdo — еженедельный журнал крайне левых взглядов, содержание которого — пасквили, высмеивающие практически любую сторону общественной жизни Франции. Правительство, политика или экономика — запретных тем для журнала не существует. Но есть одна сфера, которая постоянно находилась в центре внимания сатириков, — религия. Зачастую объектом насмешек становились ислам и его основатель пророк Мухаммед. Когда после публикации высмеивающей Мухаммеда карикатуры на обложке журнала в 2011 году здание, где располагалась редакция Charlie Hebdo, было подожжено «коктейлем Молотова», изданию пришлось переселиться в другой район Парижа.

Однако сатириков это не остановило: непочтительные нападки на большинство религий, в том числе на иудаизм и христианство, продолжились. Карикатуры на Христа, Троицу, Папу Римского, монахинь были и, видимо, будут обычным делом для этого журнала.

Вскоре после нападения Папа Римский Франциск сказал, что беспричинно оскорблять религию — неправильно. «Нельзя высмеивать веру других людей, — сказал понтифик. — Нельзя использовать религию других людей для забавы. …У свободы слова есть границы».

Даже экс-президент Франции Жак Ширак, ранее в симпатиях к религиозным правам не замеченный, после громкого скандала, связанного с публикацией карикатуры на Мухаммеда в 2006 году, выступил против антирелигиозной направленности публикаций Charlie Hebdo.

Я целиком и полностью поддерживаю свободу слова и свободу печати. Но я также считаю, что пора признать: злоупотребление этими свободами возможно. Как и в случае крика «пожар!» в театре, некоторые экстремальные способы публичного высказывания приводят к серьезным последствиям.

Я не знаю, почему Charlie Hebdo выбрало основным объектом насмешек религию. Возможно, этот журнал всего лишь отражает взгляды радикально-либеральной элиты, воспринимающей религию как нечто комичное и нелепое. Но я точно знаю: боевики, расстрелявшие двенадцать человек в редакции Charlie Hebdo под крики «Аллах акбар!», не мученики, защищавшие честь пророка, а жестокие преступники-исламисты, целенаправленно убивающие невинных людей. Что ставит перед нами еще один вопрос. Почему последователи ислама и христианства так по-разному реагируют на публичное осмеяние и глумление над своей верой? Христианство на страницах Charlie Hebdo появлялось регулярно, но никаких беспорядков, убийств или даже угроз это не вызывало.

Я полагаю, главное различие в следующем: в христианстве есть Спаситель, Которого били и бичевали. Спаситель, Которого под насмешки и улюлюканье толпы раздели и распяли на римском кресте за наши грехи. Спаситель, Которого предали, в Которого плевали, Который перенес позор и издевательства ради того, чтобы мы были искуплены.

Наш Бог не нуждается в охране. Он свят, всемогущ и вечен. Его честь не требует защиты человеком. Он — Владыка вселенной, Он волен поступать так, как Ему угодно, Его решениям и намерениям невозможно помешать. Он есть Альфа и Омега, Он — Создатель, поддерживающий жизнь и конец всего. Его слово будет последним в день Суда, когда всякая плоть склонится перед Ним.

Ни в одной из мировых религий — будь то ислам, буддизм или индуизм — нет такого великого и дивного Спасителя, как Иисус. Нет никого даже отдаленно напоминающего Его.

Нам как последователям Христа не стоит рассчитывать на что-либо иное: если с нашим Господом так обращались, то не стоит ли Его ученикам ожидать такого же презрительного отношения? Когда на нас нападают, мы молимся за врагов. Когда нас несправедливо унижают, мы не мстим собственными руками, мы отдаем ситуацию Богу, зная, что Он один способен все однажды исправить.

После расстрела редакции Charlie Hebdo исламистские радикалы и боевики устроили беспорядки в нескольких странах, в особенности в Африке. В Нигере, стране преимущественно мусульманской, более 60 христианских церквей были сожжены разгневанной толпой.

К счастью, никто не пострадал и не был убит. Но на пепелище произошло тихое чудо. Миролюбивые мусульмане пришли на помощь христианам (за что я им очень благодарен), и случилось нечто удивительное.
 
Несколько христианских пастырей собрались вместе и простили тех, кто поджег их храмы. Они обратились к виновным со словами прощения и милосердия. Преодолевающая все сила любви Христа была явлена миру.

Писание заповедует христианам любить врагов, творить добро гонящим нас, благословлять, а не мстить. Христос возлюбил нас, когда мы еще были врагами Богу (см.: Рим 5:10). Он искал нас еще тогда, когда мы бунтовали против Бога и были мертвыми по грехам (см.: Еф 2:5).

Именно в этом фундаментальная, все изменяющая разница между христианством и религиями человеческими.

Нет иного Спасителя, кроме Него, и нет подобного Ему. Он один есть Бог.

 

Автор: Франклин Грэм
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone