Тема

Размышления у Креста

Сергей Корякин
Журнал/Архив/Номер 48/Размышления у Креста

Размышления у Креста

Бытует мнение, что истину можно постичь лишь благодаря настойчивым поискам — вопросам, сомнениям, размышлениям, построению новых теорий. Однако зачастую сами эти усилия создают так много суеты и приносят столько ненужной информации, что человек оказывается у старого философского разбитого корыта: «Я знаю, что я ничего не знаю». В такой ситуации лучше остановиться и замолчать. Возможно, порождаемая нами суета, наши дела и слова мешают нам услышать то, что нам хотят сказать. «Сквозь все суеты мира, если мы умеем слушать, нас вопрошает Смысл вещей», — говорит богослов Павел Евдокимов1. То есть к нам постоянно говорит Бог Слово (см.: Ин 1:1). Но мы не привыкли слушать и оттого силимся постичь истину, которая сама готова открыться.

Среди богословов давно известна аксиома, что крест Христов является ключом ко всем остальным христианским истинам. Возможно, поэтому апостол Павел считал отношение к смерти Христа столь важным для верующего, говоря, что «слово о кресте для погибающих юродство есть, а для… спасаемых — сила Божия» (1 Кор 1:18). Вернее, Павел говорил не о «слове о кресте», а о «слове креста», как бы подразумевая, что не мы рассуждаем о распятом Христе, но что через Него Сам Бог обращается к нам. Наша задача — лишь услышать то, что Он хочет рассказать через смерть Своего Сына.

Умирая, Христос произносит: «совершилось!» (Ин 19:30), то есть буквально «исполнилось», «достигло своего апогея». Поэтому, считают богословы, в этом мире нет ничего большего, что Бог мог бы нам еще открыть о Себе: «Мы говорим о слове самого Креста, а слово Креста высказано, когда Он (Христос. — С. К.) испускает дух и умирает. Это, согласно церковной традиции и, безусловно, некоторым проповедям отцов Церкви, и есть самое красноречивое из всего когда-либо высказанного. Самое красноречивое из всех слов сказано в молчании, когда ты взираешь на Него, висящего там (на кресте. — С. К.), ибо ты ничего произнести не можешь»2. Крест говорит нам все о Боге и о нас, сотворенных по образу и подобию Божьему.

Итак, что же нам говорит крест? Во-первых, глядя на распятие, мы по-настоящему осознаем, что Бог — это любовь (cм.: 1 Ин 4:8, 16). Это кажется странным, потому что любовь никак не ассоциируется у нас со смертью. В нашем понятии любовь всегда связана с приятными чувствами. Мы ощущаем, что любимы, принимая подарки или видя внимание в свой адрес. Однако Христос говорил ученикам о других признаках любви: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13). Оказывается, ни в чем любовь не проявляется так сильно, как в готовности умереть за того, кого ты любишь. Смерть Христа стала высшим проявлением этой любви.

Жертвенная любовь Бога к Своему творению была видна с самого начала человеческой истории. Он не оставлял попыток достучаться до человеческого сердца, выбравшего свой путь. Господь взывал к Адаму в райском саду (см.: Быт 3:9), спас семью Ноя от рода развращенного (см.: Быт 6:6), произвел через Авраама новый народ (см.: Быт 12:2) и через Моисея научил его исполнять заповеди (см.: Втор 6:1). Через Давида Бог утвердил и защитил Свой народ от врагов (см.: 2 Цар 7:10), а Соломону повелел построить храм, в котором захотел обитать посреди Своих избранных. Моисей, уставший от жалоб израильтян, уподобляет Божьей любви любовь матери. «…разве я носил во чреве весь народ сей, — спрашивает он Бога, — и разве я родил его, что ты говоришь мне: неси его на руках твоих?..» (Числ 11:12). Как мать никогда не перестанет любить и не бросит своего ребенка, так и Господь ни на мгновение не переставал заботиться о Своем народе.

Бог много раз посылал пророков, чтобы отвратить людей от многих опасностей, но они все еще оставались народом «жестоковыйным» (Иер 17:23). Вняв на короткое время, они все равно отворачивались от Него и жили по своим прихотям. В итоге Бог «заговорил в Сыне» (Евр 1:1), то есть через Иисуса Христа, но вместо того, чтобы принять Его, принять воплощенное Слово, люди предали Его позорной казни.
Поэтому, глядя на крест, мы видим не только Божью любовь, но и то, каким коварным, отвратительным и жестоким может быть человеческий грех. Страх Ирода, зависть первосвященников, неверие народа, предательство Иуды, малодушие Пилата, сомнения учеников — вот что привело Христа на крест. Одни боялись, что потеряют свою власть, другие — что эта власть не принесет им того, к чему они так стремились: восстановления царства Израилю (см.: Деян 1:6) и возможности сесть по правую и по левую руку от Царя-Мессии (см.: Мф 20:21).

Мы можем, конечно, воспринимать описанное в Евангелиях как события далекие, не имеющие к нам никакого отношения, мол, мы бы на их месте поступили иначе. Но не напрасно Лютер говорил, что каждый из нас носит те самые гвозди, которыми распинали Христа, в своих карманах. Ведь если каждый из нас обязан Богу своим существованием, то получается, что каждый лично предстоит перед Богом и несет перед Ним ответственность. «Тебе единому согрешил я», — говорит Давид (Пс 50:4). Получается, что нет ни одного человека, кто своим грехом не сделал бы своего личного вклада в распятие Христа.

Прислушаемся к себе. Наша лень, постоянные жалобы на жизнь, увлеченность своими интересами, обиды, зависть, осуждение, раздражение — во всем этом нет любви ни к Богу, ни к ближнему. Там, где мы ставим свое «я» на первое место, там страдают Бог и люди, созданные по Его образу. Так же как и те, кто был виновен в смерти Христа, мы хотим власти над людьми и обстоятельствами и выходим из себя, когда эта власть не приносит нам того, что мы хотели. Несмотря на наши благочестивые устремления мы обнаруживаем, что на самом деле ненавидим любовь, милость, смирение, мир и саму жизнь. И вот мы снова одни из тех, кто «распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему» (Евр 6:6).

Как с этим быть? Кто-то будет тешить себя мыслью, что мы не хуже других. Но этим мы будем обманывать себя, а зло еще больше будет укореняться в нас. Крест Христа говорит нам, что Господь не забыл, не отвернулся, не оправдал грех и смерть, но встретился с ними лицом к лицу. Если Богу необходимо было умереть, чтобы победить зло, то нам, сотворенным по Его образу, тоже нужно умереть для наших грехов, встретившись с ними лицом к лицу. Это третья важная истина, которую мы можем услышать в тиши креста.

Размышления у Креста

«…отвергнись себя, и возьми крест свой и следуй за Мною», — говорил Христос своим ученикам (Мф 16:24). Путь по дороге за Ним лежит через наш личный крест, через смерть для греха и зла, которые ежедневно атакуют нас извне и изнутри. Болезни, неудачи, несправедливость, предательство, насилие (физическое, психологическое или духовное) травмируют и озлобляют нас. И мы копим непрощение, агрессию, недоверие, впадаем в зависимость от того, что приносит временное утешение, но на самом деле вредит нам. Апостол Павел подсказывает единственный выход из этой ситуации: «сораспяться Христу» и «совоскреснуть с Ним» (см.: Гал 2:19, Кол 2:12). То есть пережить победу Христа в нашей жизни и не дать греху распространяться в нас и через нас; позволить Господу исцелить наше сердце, наши отношения с другими людьми и с Ним Самим.

Можно начать с простого, но достаточно трудного поступка: признаться себе в собственной беспомощности, не загонять проблемы внутрь, не пытаться забыть о них или решить собственными силами. Также нужно понять, действительно ли мы хотим исцелиться, или, словно «профессиональные нищие», мы настолько полюбили свой грех, что не готовы приложить настоящие усилия, чтобы от него избавиться. И наконец, готовы ли мы по-настоящему исповедать свои немощи и просить духовной помощи у других, или самонадеянно полагаем, что не нуждаемся в руководителях и справимся сами? Если мы честны с собой в этих вопросах, то Господь поддержит нас в наших немощах3.

«Вчера я был распят со Христом, сегодня — прославлен вместе с Ним; вчера я умер со Христом, сегодня — причастен Его воскресению; вчера я был погребен со Христом, сегодня — пробуждаюсь вместе с Ним от сна смерти»4, — подобные слова приходят на память, если мы слушаем Его слово, обращенное к нам с креста. Смертью все не закончилось, ведь был распят Бог. Его смерть победила зло, ведь Он — основа жизни, которую не поглотит никакая тьма. Поэтому за крестом последовало Воскресение, за скорбью — радость, а наш плен сменился освобождением. И если мы по-настоящему «погреблись с Ним крещением в смерть», то верим, что будем ходить с Ним в обновленной жизни (см.: Рим 6:6).

1 Евдокимов П. Этапы духовной жизни. — М.: Свято-филаретовская высшая православно-христианская школа, 2003.      
2 Hopko Thomas. The Word of the Cross, Pt. 1. — URL: http://www.ancientfaith.com/specials/hopko_lectures/the_word_of_the_cross_part_1      3Hopko Thomas. The Word of the Cross, Pt. 
3 URL: http://www.ancientfaith.com/specials/hopko_lectures/the_word_of_the_cross_part_3      
4 Григорий Богослов. Слово 1, на Пасху.

 

Автор: Сергей Корякин
Фото: thinkstockphotos.com, gettyimages.com


Работает на Cornerstone