Тема

Время свершений

Сергей Переслегин
Журнал/Архив/Номер 43/Время свершений

Время свершений

В человеческом мышлении особую роль играют правила «чтения» пространства и времени. Не будет преувеличением сказать, что культуры и цивилизации, исторические эпохи и политические системы, архитектурные стили и инженерные подходы различаются прежде всего разным пониманием пространства, времени и соотношений между ними.

Будучи одним из базовых понятий, время не может быть точно определено, хотя не составляет труда предложить формальное определение для любого из частных времен, например для механического (метрологического).

Будем понимать время как способность ощущать, проживать, предчувствовать, создавать изменения. Описывать изменения можно через измерения, оценки, метафоры, топики. Каждое такое описание создает самостоятельное представление о времени.

Время самым тесным образом связано с культурой. Культуру даже определяют как набор предписаний, запретов и норм работы со временем, умение расслоить время и выделить ступени его осознания.

Культура есть умение работать со временем на уровне тонких различений.

Несколько упрощая, можно предложить два основных подхода к работе со временем: физический, в котором время понимается как основание описания движения, форма пространства, одно из измерений пространства; языковой, рассматривающий время как первичную форму грамматики. В этом подходе время противостоит пространству и предписывает его свойства (время — закон пространства). Пространство, в котором задано время, становится законообразным и превращается в ландшафт. Человек сообразуется с пространством через время.

Слоистое время

Концепция слоистого времени неразрывно связана с рассмотрением мира как системы, находящейся в непрерывном развитии от акта Творения до Апокалипсиса.

Уже греки разделяли хронос — время людей и кайрос — время богов. Натурфилософия создала представление о механическом времени, измеряемом через повторяющиеся события: вращение Земли вокруг Солнца и вокруг своей оси, колебательные процессы в атоме: «Одна секунда — это интервал времени, равный 9 192 631 770 периодам излучения, соответствующего переходу между двумя сверхтонкими уровнями основного состояния атома цезия-133 при отсутствии возмущения внешними полями»1.

Метрологическое время линейно, однородно, однонаправленно, бесконечно. Как справедливо заметил Джон Уиллер2, «время определено так, чтобы движение выглядело простым». Это — время «мирового аквариума» Исаака Ньютона и «релятивистских поездов» Альберта Эйнштейна, время Галилео Галилея. Это время описывает геометрию четырехмерного пространства и движение неодушевленной материи в этом пространстве.

Для того чтобы как-то почувствовать механическое время с его «сейчас», «раньше», «позже», «давным-давно в одной далекой Галактике», нужен живой наблюдатель. Но сам этот наблюдатель включен в иное, не метрологическое время, и потому он и может наблюдать метрологическое время рефлексивно, «со стороны».

Время живого наблюдателя — термодинамическое, имманентное, биологическое, энтропийное, статистическое. Это время фиксирует не повторяющиеся события, а изменения в системе. Оно неизмеримо, но наблюдаемо: мы видим процессы старения тела, увядания природы осенью и т. д.

Динамика в этом времени — развитие и деградация, рождение и умирание. Термодинамическое время однонаправленно и квазилинейно. Оно, однако, конечно, ибо простирается только от рождения до смерти живого существа: рождение представляет собой абсолютное прошлое, смерть — абсолютное будущее, а все, что между ними, — растянутое экзистенциальное настоящее, собственно жизнь.

Термодинамическое время нелинейно, оно идет с разной скоростью в разные моменты жизни: может растягиваться и останавливаться, иногда образует петли.

Сравните ощущение времени одного прожитого дня сейчас и в раннем детстве. С формальной точки зрения, в разные моменты существования живой системы в ней происходят процессы разной интенсивности, наиболее интенсивные — вблизи точек рождения и смерти. А термодинамическое время, напомним, маркирует именно изменения в системе, то есть интенсивность процессов.

Термодинамическое время подразумевает наблюдателя, способного существовать в более высоком временном слое, — онтологического наблюдателя, человека.

Он существует в греческом кайросе, онтологическом времени: нелинейном, разрывном, дискретном, конечном. Время Писания, духовное, эсхатологическое время, телеологическое (то есть имеющее цель) время, время экзистенциальное, время Хайдеггера, Сартра. Мы понимаем, что это время мыслящей материи, описывающее наш духовный опыт. Оно, разумеется, неизмеримо. Мы предполагаем, что предельная человеческая практика в этой форме времени — пророчество, а характерная для него динамика может быть выражена словом «прогресс», подразумевая духовный или онтологический прогресс, приближение картины мира к ткани Реальности.

Это время фиксируется Наблюдателем более высокого порядка, которого мы назвали «квантовым наблюдателем», подразумевая Бога или иное Целое (например, Вселенную).

Хронокультуры3

Хронокультура есть способ обращения локального, мирового или глобального сообщества со временем, понимаемым как смена поколений.

Известны четыре хронокультуры: трансляционная, она же эволюционная; циклическая, или календарная; линейная, или прогрессорская; вневременная, или топическая.

В трансляционной хронокультуре следующему поколению передается то же самое содержание (те же нормы и запреты), которое было у предыдущего. Пример трансляционной хронокультуры — массовое образование.

Трансляционная хронокультура подразумевает существование культурного генома (по Владимиру Никитину4 и Юрию Чудновскому5).

Циклическая хронокультура построена на представлении о «колесе истории»: рождение — детство — юность — зрелость — старость — смерть — новое рождение; зима — весна — лето — осень — зима; создание мира — сохранение мира — разрушение мира — гибель мира — новое создание мира…

Пример циклической хронокультуры — календарь и система праздников, воспроизводящие ключевые события и этим вращающие колесо истории.

Линейная хронокультура восходит к античным прообразам, но создана христианством. Для линейной культуры базовым является представление об однократности важного: мир, а следовательно, и человек рождаются и умирают один раз. Однократно грехопадение. Однократно Спасение. Однократен Апокалипсис.

В этом смысле линейная хронокультура — это структура мироздания, заданная однократными событиями (свершениями).

Христианство, отмечая церковные праздники, на мой взгляд, позволило втянуть себя в сельскохозяйственный календарь. Я считаю этот выбор ошибочным. Бессмысленно праздновать Рождество: Христос родился один раз (этот один раз многократно отражен в различных обществах и может быть соотнесен с любым механическим временем), и это событие не может быть воспроизведено, как не может быть воспроизведено и Воскресение. 

Я считаю, что все христианские ритуалы должны быть однократными, и вижу в этом истинное содержание протестантизма.

Топическая хронокультура воспроизводит нормы и запреты через место рождения (малую родину). Этот тип хронокультуры непосредственно связан с городской средой, которая и транслирует схваченные в ней культурные паттерны, образ жизни, механизмы общения, типы деятельности.

Все виды хронокультуры можно рассматривать как способ фиксации человечеством некоторых представлений о красоте.

Мировое и глобальное время

Современный глобальный мир причисляет себя к христианской (линейной) культуре, но в действительности он не прописан в слое кайроса и в лучшем случае цикличен. Базовым инструментом работы со временем является синхронизация, задаваемая через новостные ленты и ранжирование событий. Например, события в Сирии или Иране считаются важными для всего человечества, а в Канаде или Мексике никогда ничего не происходит…

Страны, выигравшие глобализацию и сосредоточившие в своих руках ресурсы Земли, стремятся вообще остановить время. Отсюда концепция устойчивого развития и требование признать нелегитимными любые политические режимы, находящиеся вне коротких избирательных циклов.

Но, проигрывая в глобальном времени, можно выиграть в мировом.

Кайрос нельзя синхронизировать, и Господу нельзя предписать глобальное время и человеческие представления о значимости тех или иных событийных рядов. Глобализация может подменить человеческую историю, но она не властна над миром Творения.

Время очень не любит, когда его измеряют хронометром.

Владимир Никитин вводит три экзистенциальные координаты самоопределения: сострадание—любовь; просветление—освобождение (как выход к основаниям, в пределе — пустое непредставимое время); преображение—творение (сконцентрированное в воле время).

Мы должны научиться работать с событиями, которые, во-первых, однократны и, во-вторых, соотносимы со сложным трехмерным временем, задаваемым этой системой координат. А это мировое время, в свою очередь, должно быть через живое Слово соотнесено с Вечностью.

1 Определение секунды, утвержденное на XIII Генеральной конференции по мерам и весам (1967).
2 Джон Арчибальд Уиллер (1911–2008) – крупнейший американский физик-теоретик. Область его научных интересов — ядерная физика, проблема термоядерного синтеза, специальная и общая теория относительности, единая теория поля, теория гравитации, астрофизика.
3 По материалам группы «Основатели» и  семинара «Геостратег: последняя война» (компания «Знаниевый реактор», 2013 год).
4 Владимир Никитин — архитектор, культуролог, доктор наук (Киев), председатель правления международного Института исследований будущего.
5 Юрий Чудновский — архитектор, методолог,  директор Фонда будущего Украины.

 

Автор: Сергей Переслегин
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone