Тема

Свидетели Иисуса в постоянно меняющемся мире

Геннадий Сергиенко
Журнал/Архив/Номер 43/Свидетели Иисуса в постоянно меняющемся мире

Свидетели Иисуса в постоянно меняющемся мире

Из социальных институтов современности церковь представляется наиболее консервативным, неприспособленным к переменам сообществом. Это тем более странно, что ранняя христианская община была, пожалуй, самым динамичным явлением I века, общиной, готовой к радикальному переосмыслению многих вековых традиций и условностей.

В Деяниях святых апостолов мы слышим ясное повеление воскресшего Иисуса, обращенное к ученикам: «…вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (1:8). В этом повелении сформулирован, если хотите, стратегический евангелизационный план: проповедь о Христе должна распространяться в виде концентрических кругов от Иерусалима по всей Иудее, потом в Самарии, а затем даже до края земли.

В этой связи интересно заметить, что у книжников того времени существовало представление о десяти степенях ритуальной чистоты. В Мишне мы находим следующее свидетельство: «Земля Израиля святее, чем какая другая земля... Города, окруженные стенами (в земле Израиля), святее, ибо они должны высылать за пределы прокаженных. Храмовая гора еще святее… Святое Святых еще святее, потому что никто, кроме первосвященника, не может войти туда для совершения служения».

Из этой цитаты прямо следует, что, чем дальше иудей удалялся от Храма, тем больше возрастала степень нечистоты. Возможно, это и есть причина, по которой ученики не спешили исполнить повеление Иисуса. Они чувствуют себя весьма комфортно в Иерусалиме. Жизнь и служение ранней общины происходили в Храме и вокруг него.

Вектор Христова повеления сознательно направлен от Иерусалима «даже до края земли». Исполнение подобного повеления требовало от учеников радикального изменения сознания, готовности, как говорят в таких случаях, к смене господствующей парадигмы мышления. Немецкий богослов Томас Кун определяет мировоззренческую парадигму как «совокупность убеждений, ценностей и методов познания, признаваемых определенным сообществом». Здесь мы сталкиваемся с неизбежным процессом, который происходит при соприкосновении разных народов, культур, религий и т. д. Именно радикальным несовпадением этих понятий и объясняются многие конфликты и войны прошлых веков и современности. Вопрос, на какой горе следует поклоняться Богу (см.: Ин 4:20–21), остается принципиально важным до сих пор. Христианская община изначально была призвана проповедовать свои убеждения и ценности в условиях постоянно меняющегося мира. Это требовало от последователей Иисуса определенной гибкости мышления и готовности переступить через сложившиеся веками культурные табу.

Что могло заставить правоверного иудея переступить границу между Иудеей и Самарией? Практически ничего! В Евангелии от Иоанна звучит констатация вековой вражды между двумя народами: «… Иудеи с Самарянами не сообщаются» (4:9). Самаряне — народ-полукровка, произошедший в результате смешения евреев с переселенными в VII веке до нашей эры на территорию Северного царства язычниками. У самарян на горе Гаризим был свой храм для поклонения Богу, у них было свое Пятикнижие. В этой связи особенно примечателен тот факт, что Иисус неоднократно шел из Галилеи в Иудею через Самарию (см.: Лк 9:52; Ин 4:4) — маршрутом, которым никто из правоверных иудеев не ходил. Примечательно и то, что именно самарянин представлен в притче Иисуса как человек, чье отношение к ближнему достойно подражания (см.: Лк 10:25–37).

Кто же отважился переступить первым границу между Иудеей и Самарией? Увы, это был не Петр и не другие ученики из ближайшего окружения Иисуса. Важную роль в исполнении повеления Иисуса «идти до края земли» сыграли эллинисты — евреи из стран рассеяния. Именно из уст эллиниста Стефана звучит предсказание Иисуса о грядущем разрушении Храма (см.: Деян 6:14), напоминание, за которое Он заплатил собственной жизнью. Случившееся после этого гонение на христиан в Иерусалиме привело к тому, что «все, кроме апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии... и благовествовали слово» (Деян 8:1, 4). Заметьте, рассеялись и благовествовали все, кроме апостолов! Не правда ли, интересная деталь? Именно тогда еще один эллинист — Филипп — благовествует самарянам об Иисусе Христе, и они принимают его слово! Так Божий план спасения начал воплощаться в жизнь.

Пожалуй, еще более сложной задачей для учеников Иисуса было преодоление барьера, отделявшего иудея от язычника. Хотя иудеи древности были рассеяны по всей территории Римской империи, но жили они всегда обособленной общиной.

Как же все-таки первые христиане отважились преодолеть этот барьер? Об этом Лука сообщает нам в десятой главе Книги деяний. Не знаю, как вы, дорогой читатель, но я всякий раз, когда читаю эту главу, не могу удержаться от улыбки. Петр, гостивший у некоего Симона, кожевника в Иоппии, в предвкушении готовящегося обеда взошел на крышу дома и там впал в состояние транса. А дальше перед ним возникло видение, о котором стыдно кому бы то ни было рассказать! Что видят обычно во сне благочестивые религиозные люди? Как правило, кого-то из небожителей с нимбами над головой и крыльями за плечами. А тут явление сосуда, наполненного всякими нечистыми животными! Петр со всей категоричностью протестует: «… Господи, я никогда не ел ничего скверного или нечистого» (Деян 10:14). Довольно часто мы тоже понимаем христианство как очередную религию запретов и повелений! Смысл нашего бытия сводится к тому, чтобы в конце жизни отчитаться перед Создателем: «Этого не ел» (хотя на самом деле ну очень хотелось попробовать). Подобно Петру мы не сразу понимаем, что Господь не спрашивает нас, ел или не ел, а дает повеление: «Встань, заколи и ешь»!

Петр явно переживает состояние когнитивного диссонанса: голос с неба заставляет его радикальным образом переосмыслить незыблемые константы его наследия! И, когда сам Петр пребывает в состоянии недоумения относительно значения этого видения, внизу, у ворот дома, уже ждут его посланные Корнилием люди.

«Обновление ума» (Рим 12:2) — одно из важнейших требований для плодотворной христианской жизни. В следовании за Иисусом мы постоянно будем испытывать вызов нового времени. Мы живем в постоянно меняющемся мире, в котором нас окружают носители других культурных и религиозных ценностей. Сложность заключается в сохранении правильного баланса между верностью традиции и способностью к радикальному переосмыслению своего наследия. Точно так же сегодня община последователей Иисуса стоит перед выбором: занять глубокоэшелонированную оборону или же, преодолевая сложившиеся стереотипы и условности, быть готовыми идти «даже до края земли»? Какой выбор мы сделаем?

 

Автор: Геннадий Сергиенко
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone