Тема

Научи нас счислять дни наши

Татьяна Горбачева
Журнал/Архив/Номер 43/Научи нас счислять дни наши

Научи нас счислять дни наши

Как мы переживаем время? Считается, что время как таковое человек замечает по изменению окружающих его явлений. В детстве сначала мы замечаем смену времен года — погода и природа говорят нам о течении времени. Чуть позже время ощущается по состоянию ожидания — когда же мама вернется с работы? Когда папа заберет домой из детского сада или школы? Когда наступит долгожданный день рождения с подарками и угощением? Когда снова будет Новый год? Ожидание томит нас, время тянется очень медленно. Став чуть старше, мы соизмеряем нашу жизнь с количеством свечек на именинном торте, начинаем переживать новогодние праздники как течение времени. Чем активнее и насыщеннее становится наша жизнь, тем ярче память о ней. Воспоминания с детства говорят нам о том, что время идет, мы удивляемся, что дома и сугробы становятся все меньше и привычнее…

Мы переживаем время только потому, что замечаем изменения вокруг. Все течет, все изменяется. Наша подчиненность времени и зависимость от него позволяют говорить о том, что каждый человек по-своему воспринимает его течение, не только соотносит с хронологическим измерением, но и осознает время, дает ему определенную оценку и помещает в контекст исторического времени, которое выделяет прошедшее, настоящее и будущее.

Интересно, что переживание времени очень субъективно, часто не соответствует прожитым часам и минутам. В состоянии стресса или опасности время существенно удлиняется. Голливудский прием замедления кадров перед автомобильными авариями, взрывами, драками или смертью вполне достоверно описывает происходящую в нас когнитивную реальность. Известны свидетельства людей, переживших клиническую смерть, о том, что в последние секунды человек успевает охватить историю собственной жизни в образах и чувствах. Одно из психологических исследований описывает восприятие времени при прыжках с высоты, когда прыгавший оценивал время прыжка как существенно более длительное, чем тот, кто наблюдал за прыжком. Люди, страдавшие боязнью пауков, оценивали время терапии, когда они непосредственно наблюдали насекомое, в несколько минут, тогда как секундомер замерял 40 секунд.

Существует и обратное явление, когда мы ощущаем бег времени. Процесс ускорения времени ощущается в среднем возрасте, когда быстро сменяющиеся события приводят к ощущению того, что время «бежит». Быстрее всего проходят приятные события. Есть даже шутка, описывающая недельный цикл работающего человека: понееедельник, втооорник, среееееда, четвееееееерг, а потом пятницасуббтавскрснье. Переживание времени отпуска вообще строится необычно: время проскакивает быстро, зато при рассказах о ярких моментах становится больше, а за счет повторных воспоминаний время все больше и больше удлиняется.

Иногда мы предпринимаем попытку воздействовать на время и даже рефлексируем это. Привыкший устранять препятствия на своем пути человек ловит себя на том, что пытается «ускорить» время, застряв в недвижущейся пробке, или, напротив, «остановить» его, встретив давнего друга на улице. Осознание времени приходит вместе с пониманием его ценности. Выделение целей в жизни и усилия по достижению их приводят к более осознанному проживанию времени. Время начинает восприниматься как некий ресурс, который можно употребить как с пользой, так и с ущербом для собственной жизни. «Управление временем» стало стандартным курсом в бизнес-образовании. С многократным умножением предложений на рынке и возможностей занятий время жизни человека осталось чуть ли не единственной величиной, в которой есть жесткие ограничения. Одной из важнейших задач в управлении временем является выделение приоритетов и распределение времени согласно главному, а не срочному.

Научи нас счислять дни наши

В дополнение к распределению времени курс также включает и оценку его использования по критериям бизнес-эффективности, среди которых ведущим является прибыль. Однако критерий эффективности может меняться с возрастом человека. Классическим примером изменения критерия является кризис среднего возраста, особенно болезненно переживаемый мужчинами. По достижении 40–45 лет происходит осознание, что жизнь наполовину прожита, а желаемых достижений не наблюдается. В этот период некоторые люди радикально меняют свои занятия, признавая, что руководствовались критериями эффективности, не соответствующими их внутренним убеждениям. Библия рассказывает об этом подробно в Книге Екклесиаста, автор которой разочарован прежними устремлениями: «Всего насмотрелся я в суетные дни мои». Описывая разные занятия, которые могли бы удовлетворить его, он не находит ничего достойного. Даже в случае успеха и достижений время наслаждения достигнутым ограничено днями жизни. Екклесиаст приходит к выводу: «…человеку великое зло от того, что он не знает, что будет; и как это будет — кто скажет ему?» (Еккл 8:6–7). Осознание конечности земного существования и невозможности преодолеть границы смерти приводит автора к удрученности и печали. Книга Псалмов приводит подобные размышления в виде молитвы, обращенной Богу: «… скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой. Вот, Ты дал мне дни, как пяди, и век мой как ничто пред Тобою. Подлинно, совершенная суета — всякий человек живущий. Подлинно, человек ходит подобно призраку; напрасно он суетится, собирает и не знает, кому достанется то» (Пс 38:5–7). В песне Моисея та же тема звучит уже более оптимистично: «Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобресть сердце мудрое» (Пс 89:12). В представлении Моисея действительным критерием эффективности становится не власть, прибыль или удовольствие, а мудрость сердца — истинное достоинство человека.

Осознание и оценка времени также происходит по мере того, как человек оценивает свое развитие. Если жизнь переживается как продвижение вперед, познание нового, расширение горизонтов, то человек склонен положительно оценивать ее проживание. В советское время использовалась фраза «уверен в завтрашнем дне». Стабильность жизни придавала уверенность и позволяла строить планы исходя из известных стратегий развития. Ситуация в современной России не оценивается как стабильная, все известные пути достижения социального роста были пересмотрены, новые не приобрели конкретных очертаний. Психологически человек ощущает тупиковую ситуацию, не имея понимания, как двигаться дальше и, более того, на какие ресурсы он может полагаться. Все труднее найти стабильную работу, положиться на конкретных людей, добыть и сберечь материальные ресурсы, предсказать, что будет завтра. Вот как описывает это в своем ЖЖ блогер Дмитрий Сапегин:

 

«Это не обязательно война или смута.

Ходят троллейбусы.

Родители ведут детей в детские сады.

Молодежь тусуется по бульварам.

Но что-то изменилось. Стало плохо.

Я называю это “конец времени”.

Коллега добавил — “...и пространства”.

Красиво звучит. И по сути точно».

 

Переживание конца вносит тревожность в русло каждодневной жизни, побуждает искать место, где безопаснее, где лучше жить. Среди наших соотечественников этот кризис ощущается очень остро, поэтому столь многие уезжают в другие страны, где социальная система имеет бо́льшую упорядоченность и прозрачность. Мигранты из более бедных стран переезжают в Россию.

Вместе с тем переезд не единственная наша возможность. Когда заканчиваются внешние ресурсы, необходимо обнаружить ресурсы внутренние, чтобы были силы реально оценить время, ситуацию и искать выход из создавшегося положения. Наше время — время благоприятное, чтобы найти основание в своей вере, познать в собственной жизни слова Давида: «…в тесноте моей я призвал Господа… Он услышал меня» (2 Цар 22:7).

 

Автор: Татьяна Горбачева
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone