Тема

Искупитель в Ветхом Завете

Мария Каинова
Журнал/Архив/Номер 41/Искупитель в Ветхом Завете

Искупитель в Ветхом Завете

Современный язык включает в себя огромное количество идиом, метафор, образных выражений. В большинстве случаев, используя их, мы даже и не подозреваем, когда и в каком историческом контексте они возникли, каким было их исконное значение. Например, в распространенном обороте «втирать очки» под очками понимается вовсе не аксессуар для улучшения зрения, а номер игральной карты, который можно было подправить ради выигрыша. Выражение же «гол как сокол» ссылается не на птицу, а на стенобитное орудие, гладко отполированное, а следовательно, «голое».

Многие подобные выражения, сегодня употребляемые в переносном, абстрактном и даже философском значении, изначально использовались в бытовых ситуациях и имели куда более приземленный смысл. К разряду таких терминов относится и библейское понятие «искупление», «искупить». В древнееврейском языке существовали три слова, которые можно было бы перевести таким образом, — глаголы ga’ál, padah и существительное kophér, только в Писании они значительно чаще встречаются в своем первом значении — «вернуть имущество, свободу или право на жизнь путем денежного выкупа». На примере библейских текстов мы видим, как этот смысл слова меняется, понемногу приобретая более позднее, высокое значение «избавить», «спасти». И все же первоначальный смысл сохраняется и живет до тех пор, пока жив язык, отбрасывая свою тень на новые контексты. Что же могли слышать в этом слове евреи новозаветного периода, какие образы всплывали в их сознании, с чем они ассоциировали это понятие?

Значение первого глагола, ga’ál, наиболее тесно связано с правом левирата. Согласно этому закону, каждый человек, попавший в беду, мог рассчитывать на помощь и заступничество ближайшего родственника, который в этом случае наделялся особыми полномочиями, признаваемыми всей общиной, и выступал в роли защитника, спасителя, go'el. Если еврей, разорившись, терял свой надел земли или даже продавал самого себя в рабство, go'el был обязан «выкупить» и его самого, и его землю. Если израильтянина убивали, go'el мог выступить в роли мстителя. Если же человек умирал, не оставив после себя наследника, то go'el отвечал за восстановление его рода. При этом сын, рожденный вдовой от go'el, носил имя умершего, владел его землями и считался его полноценным наследником. В этом случае go'el спасал сразу двоих: вдову, даря ей радость материнства и восстанавливая ее социальный статус, и одновременно умершего, чье родовое бессмертие могло быть обеспечено лишь наследником, носящим его имя. В земной родословной Иисуса две женщины обращались за помощью к go'el — Фамарь и Руфь, и не случайно их имена упоминаются в первой главе Евангелия от Матфея.

Второй глагол, padah, чаще всего употребляется в связи с выкупом имущества, животных и людей, посвященных Господу. По Закону Моисееву «каждого первенца, разверзающего всякие ложесна между сынами Израилевыми, от человека до скота» (Исх 13:2) следовало посвятить Господу. В Книге Чисел Господь объясняет это требование следующим образом: «Ибо все первенцы — Мои; в тот день, когда поразил Я всех первенцев в земле Египетской, освятил Я Себе всех первенцев Израилевых от человека до скота; они должны быть Мои» (Числ 3:13). То есть освобождение от смерти еврейских первенцев в Египте подразумевало, что они теперь принадлежали Богу. Однако Господь освобождает их от этой повинности, заменяя всех первородных детей одним коленом Левия и привлекая навечно Левитов Себе в услужение. Единственным условием освобождения был выкуп, который должен был быть выплачен родителями ребенка (см.: Числ 18:15). В этом случае понятие «искупление» опять имеет вполне конкретное применение и ассоциируется со спасением, освобождением, с большой радостью. Выкуп связан с радостным событием рождения первенца. Более того, появление ребенка в семье становится как бы двойным даром — по рождению и в результате выкупа, подобно тому как в Египте еврейские матери второй раз обрели своих первенцев, избежавших смерти, постигшей египетских детей.

Третье слово, которое переводилось как «выкуп», «искупление», — kophér, kipper — изначально было, скорее всего, связано не с деньгами, а с отношениями. В Писании оно не раз употребляется в выражении «скрыть лицо» в значении «скрыть (иначе: погасить) гнев», то есть «умилостивить», «примириться» или же «покрыть», или «очистить», грех. С предыдущими двумя понятиями его связывало то, что оно также подразумевало под собой некое действие — денежный взнос, дар или жертву, цель которого состояла в том, чтобы загладить вину. В некоторых случаях оно использовалось и в более бытовом контексте, например как выкуп, который родственники могли заплатить за убийцу или примирение с другим человеком, однако значительно чаще мы встречаем его в более возвышенном значении — как примирение с Богом путем совершения жертвоприношений. Помимо искупительных жертв по конкретным случаям вся община раз в году праздновала День искупления (или День очищения), Йом-Киппур, о котором говорится, что «в сей день очищают (в еврейском «искупают». — М. К.) вас, чтобы сделать вас чистыми от всех грехов ваших, чтобы вы были чисты пред лицем Господним» (Лев 16:30). Праздник этот считался величайшим праздником в году (Shabbat Shabbaton, то есть праздником праздников), так как знаменовал восстановление отношений всей общины с Богом.

И наконец, стоит упомянуть, что все эти термины достаточно часто употреблялись в переносном значении, обозначая «спасение», «освобождение» всего народа из Египта, из вавилонского пленения и вообще от гибели, вымирания.

Таким образом, если для нас сегодня слово «искупление» имеет исключительно богословский смысл, то у древних евреев все три термина могли вызывать разные ассоциации из различных областей жизни. Они были неразрывно связаны с личными переживаниями и семейной жизнью, напоминая о рождении первенца, о насущной помощи в случае разорения и бедствия. В контексте общественной жизни они напоминали о возможности вернуть свой социальный статус полноправного, свободного человека или уважаемой матери семейства. В религиозном плане они говорили о шансе восстановить отношения с Богом, очистившись от греха. Они напоминали о спасении и избавлении народа в прошлом и были связаны с надеждами на будущее.

В христианском богословии существует много концепций искупления, в которых не так легко разобраться человеку, далекому от теологии. Однако изучение традиций, связанных с темой искупления в Древнем Израиле, безусловно, помогает пролить свет на суть жертвы Спасителя. Здесь есть и напоминание об очистительной жертве, совершаемой ради примирения с Богом, есть и параллель со спасением, «выкупом» первенца, присутствует и тема освобождения человека, восстановления его гражданских прав, если мы помним, что через Искупление мы становимся гражданами Царства Небесного. Но, возможно, главное, что объединяет все эти ситуации искупления, что делает их такими понятными и близкими, — это шанс неожиданного, незаслуженного, радостного и, безусловно, чудесного спасения, спасения, которое приходит, когда уже не на что надеяться. Преступник в темнице, нищий в долговой яме, бездетная вдова без средств к существованию, заблудший грешник — все они знали, что в обществе, устроенном по Божьим законам, есть go'el — Искупитель, который никогда не отвернется, не бросит, придет и протянет руку помощи, восстанет на помощь и искупит ради милости Своей (см.: Пс 43:27). Именно в такое общество, такое Царство зовет нас искупительная жертва Христа.

 

Автор: Мария Каинова
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone