Тема

Миссия vs комфорт: быть евангельским христианином в России

Михаил Дубровский
Журнал/Архив/Номер 40/Миссия vs комфорт: быть евангельским христианином в России

«А наше государство — на небесах…»

Фил 3:20, пер. В. Кузнецовой РБО, 2000

 

Миссия vs комфорт: быть евангельским христианином в России

Быть в мире и быть не от мира — это один из основных вызовов для Церкви и каждого отдельного христианина во все времена. И бегство от мира, и глубокая привязанность к этому миру равно уводят нас от Христа и Его поручения. Если мы игнорируем этот мир с его заботами и радостями, мы тем самым отвергаем благость Божьего творения и фактически отрицаем Воплощение. Слова Творца о том, что все сотворенное Им «хорошо весьма», означают, что Его творения воистину достойны нашего восхищения и деятельного участия в жизни этого мира. А воплощение Сына Божьего обостряет эту интенцию до последней крайности: если Бог разделил с нами земную жизнь настолько, что взял на Себя грех этого мира, можем ли мы, называясь Его учениками, избегать того, что в этом мире происходит? На каком основании мы можем оставаться в стороне от простых человеческих радостей и горестей? Имеем ли мы право отказываться от попыток изменить к лучшему хоть что-то в мире только из-за того, что, как мы знаем, все здесь сгорит?

С другой стороны, мы не можем забывать и о том, что этот мир действительно не вечен. Слишком тесная связь с этим миром, слишком глубокое погружение в земные дела и заботы есть отказ признавать греховность этого мира и фактическое отрицание Второго пришествия и жизни будущего века. История знает много примеров того, как Церковь пыталась быть опорой государства, основой той или иной формы общественного устройства… И это всегда приводило к краху — Церковь почти переставала быть Церковью, превращаясь в политический или общественный институт. И вместо пророческого обличения человеческих грехов и пороков (в том числе — сильных этого мира) и возвещения воли Божьей от служителей Церкви слышались лишь слова оправдания существующего миропорядка. А когда государства, империи и другие социальные институты рушились (ибо нет ничего вечного в этом мире), они тянули за собой и Церковь. И лишь благодать Божья сохраняла ее от полного растворения в бурных потоках истории.

Мы призваны жить так, словно Пришествие Христово случится завтра, и одновременно так, словно нам предстоит провести на этой земле еще тысячи лет. Этот парадоксальный призыв ставит в практически невозможное положение каждого, кто всерьез хочет следовать за Христом. Но отказ от высоты этого призвания, равно как и попытка как-то сгладить это противоречие, всегда разрушительны. Перед нами не стоит задача найти разумный компромисс между этими двумя требованиями. Верное положение — это не золотая середина между крайностями. Только удерживая оба эти требования как абсолютную волю Божью, мы сможем не потеряться в жизни и не превратиться ни в «отшельников», ни в обывателей.

Кажется, для евангельских христиан в России этот вопрос имеет особую остроту. Как мы должны относиться к нашей земной родине? Как относиться к стране, в которой наших предшественников преследовали за веру, лишали гражданских прав, ссылали, сажали в тюрьмы, отнимали детей, имущество? Причем происходило это не только в годы воинствующего атеизма, но и тогда, когда Россия была официально православной (христианской!) страной. Как относиться к родине, где, если ты протестант, тебя по-прежнему причисляют к «нетрадиционным конфессиям», а в повседневности именуют сектантом; когда вместо помощи в реабилитации людей, страдающих от наркотической зависимости, чинятся всяческие препятствия работе реабилитационных центров; когда не дают строить молитвенные дома, а по телевидению и в прессе регулярно организуется «охота на ведьм»?

Все это очень непростые вопросы. И ответить на них можно, только удержав высоту Христова призвания быть в мире, но быть не от мира. Только в этом случае можно не уйти в эмиграцию, не важно — внешнюю или внутреннюю. И только так у нас получится преодолеть порочное мышление — нас, протестантов, всегда было мало, нас будет мало, и нам не нужно стремиться влиять на происходящее.

Христос пришел в этот мир и тоже оказался в очень недружественной среде. Его пытались убить еще в младенчестве. «Странные» обстоятельства Его рождения тоже не добавляли Ему уважения со стороны соседей и знакомых: согласитесь, нелегко им было поверить, что Его появление на свет — результат зачатия от Святого Духа! Вся Его жизнь проходила среди «своих», но, согласно евангельскому свидетельству, «свои Его не приняли». Он имел достаточно оснований уйти от всех этих проблем, дистанцироваться от происходящего в Иудее. Но Он избрал другой путь: открытой проповеди и служения людям, иногда — открытого конфликта с привычными представлениями людей, а также с теми, в чьих руках была власть (как духовная, так и политическая). Мы знаем, чем все закончилось. И тем не менее мы призваны следовать за Ним — в той ситуации, в которой мы находимся.

В конце концов, ведь мы оказались здесь не по воле случая. Я верю, что Бог дал нам привилегию родиться в России, Он здесь призвал нас Своей благодатью, чтобы мы знали Его и служили Ему. Я верю, что у евангельской церкви в России есть особая миссия: Бог поднял ее именно потому, что Ему нужны люди и общины, которые покажут иное, отличное от официального христианство. Иное поклонение Богу, иной способ организации церковной жизни, иное отношение к труду, ближнему, стране. И тем самым дадут возможность России стать иной. И с точки зрения этой миссии евангельским верующим ни в коем случае нельзя ни копировать православие, ни мечтать о тех же отношениях с властью, что и у РПЦ. Давление, которое мы испытываем, — это Его действие, Его работа в нашей жизни, чтобы мы были способны исполнить возложенную на нас миссию.

Бог ожидает от нас, что мы будем погружаться в самую гущу жизни, активно участвовать во всех сферах жизни общества, но в этом погружении и соучастии будем носителями Его Царства. И это очень практический призыв! Мы не можем оставаться в стороне от вопросов справедливости — социальной и экономической. Ведь большинство социальных проблем обусловлено именно несправедливостью, и кто как не христиане может предложить основание для справедливого устройства общества? В том числе это и необходимость сформировать иную трудовую этику, а значит — предложить другое отношение к богатству и роскоши. Слава Богу, дискуссии на эту тему разворачиваются уже на нескольких площадках, и есть надежда, что принципы, выработанные в ходе этих дискуссий, будут воплощаться в практической деятельности. Евангельской церкви есть что предложить и в области образования, в вопросах отношения к сиротам и мигрантам, общественной морали. В последние годы все чаще возникают разговоры о том, что евангельские общины могут влиять на облик целых городов, привнося позитивные перемены в духовную атмосферу города и активно участвуя в изменении городской среды.

Быть в мире, но не от мира не значит прожить жизнь на земле как на вокзале в ожидании поезда в Вечность, наоборот, это означает настолько сильно устремиться к небесной родине, что быть способным хотя бы отчасти воплотить ее образ в своем земном отечестве.

Наверное, Россия не самое комфортное место для жизни. Но мы призваны смотреть на свою жизнь не с точки зрения комфорта, а исходя из миссии. А такой взгляд дает совсем другую перспективу.

 

Автор: Михаил Дубровский
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone