Тема

Что есть человек, или O теле и душе

Мария Каинова
Журнал/Архив/Номер 39/Что есть человек, или O теле и душе

Что есть человек, или O теле и душе

Что есть человек? Несколько лет тому назад сотрудники НАСА обратились с этим вопросом к студентам Вайомингского университета, поставив перед ними задачу кратко сформулировать сущность человеческой природы. Цель специально разработанного курса «Композиция межпланетных сообщений» заключалась в том, чтобы сочинить радиопослание для инопланетян. Одним из наиболее удачных сообщений, по оценкам специалистов, была формула из семи слов «Две руки, две ноги, голова, туловище, симметрично». Не слишком ли просто для описания всего того, что вмещается в понятие человеческой личности? Если бы тот же вопрос задали христианину, ответ был бы иной. Человек — это дух, душа, тело… Не слишком ли сложно на этот раз? Что такое душа, и чем она отличается от духа, и как все это связано с телом? И не проще ли вернуться к «рукам, ногам и туловищу»?

Христианское богословие не едино в том, как следует рассматривать природу человека. Одни богословы, дихотомисты, придерживаются точки зрения, что мы вмещаем в себя две сущности — тело и душу, другие, трихотомисты, выделяют еще и третью составляющую — дух. Первые, к которым относятся такие именитые богословы, как Афанасий Великий, Василий Великий, Григорий Богослов, Кирилл Александрийский и другие, видят человека как единство двух составляющих, из которых душа является нематериальной бессмертной частью, несущей в себе высшие функции разума, эмоций и воли, а тело, как материальное и смертное (каким оно стало после грехопадения), играет подчиненную роль, роль орудия. Человек обретает свою целостность и полноту бытия лишь в единении души и тела, то есть в том состоянии, в котором он был изначально создан Богом и которое было утеряно в результате греха. В этом состоянии произойдет и окончательное воскресение после Второго Пришествия. Именно поэтому ранним отцам Церкви так важно было отстоять точку зрения, что тело Христа было не иллюзией, не фантомом, но реальным материальным телом, потому что иначе нельзя было бы утверждать, что Христос полностью вочеловечился, доказав тем самым, что и душа, и тело человека могут быть в равной степени нетленными, совершенными и способны вмещать в себя Бога. Эта доктрина лежит в самом сердце христианского учения, так как лишь полностью вочеловечившийся Сын Божий мог провести человечество путем спасения и искупления грехов, проложив тем самым путь к спасению каждому человеку, пришедшему к Нему и принявшему Его жертву.

Богословы, проповедующие, что у человеческой природы есть третья составляющая, такие как Тертуллиан, св. Иустин Философ, Ириней Лионский, св. Ефрем Сирин и другие, верят в то, что дух — это высшее проявление души. «В каждом человеке есть дух — высшая сторона человеческой жизни, сила, влекущая его от видимого к невидимому, от временного к вечному, от твари к Творцу, характеризующая человека и отличающая его от всех других живых тварей наземных» (св. Феофан Затворник). Именно дух, согласно большинству трихотомистов, отличает человека от животных, у которых есть только тело и душа. Соотношение духа, души и тела большинством богословов видится как иерархия, в которой высшая ступень отводится именно духу: «Совершенный человек состоит из трех: плоти, души и духа, и в коих один, дух, — спасает и образует, другая, плоть, соединяется и образуется, а средняя между сими двумя, душа, тогда, когда следует духу, возвышается им, а когда угождает плоти, ниспадает в земные похотения» (Ириней Лионский). Согласно этому учению, изначальное единство духа, души и тела распалось после грехопадения. Некоторые богословы придерживаются даже мнения, что в результате греха дух покинул человека: «В начале дух обитал вместе с душою, но потом оставил ее, потому что она не захотела следовать ему» (Татиан). На земле человек может восстановить свою целостность, лишь обратившись к Господу, через рождение свыше. Только тогда эта изначальная иерархия восстанавливается, а дух человеческий становится связующим звеном между полноценной человеческой личностью и Духом Божиим.

Многим может показаться, что спор этот в большей степени богословский или даже терминологический, чем сущностный. В Писании трудно найти однозначное подтверждение первой или второй точки зрения. Если говорить о ветхозаветных авторах, то им чужда была сама мысль подвергнуть анализу человеческую личность и разъять ее на составляющие. В Ветхом Завете представление о человеке одновременно более целостное и более материалистическое, чем у дихотомистов и трихотомистов. Во-первых, все ментальные и психические процессы в представлении древних авторов имели вполне материальный, физический источник. Так, основным средоточием мысли, эмоций и устремлений считалось сердце, именно в сердце располагался центр человеческой личности, сердцем человек думал, любил, желал и т. д. Душа тесно ассоциировалась с кровью: именно горячая, бегущая по жилам кровь несла в себе искру жизни, поэтому-то душа воплощала в себе прежде всего жизненную силу и лишь во вторую очередь воспринималась как центр желаний и эмоций и крайне редко — как источник мысли и воли. Дух, неразрывно связанный с дыханием, также нередко являлся синонимом жизни, хотя иногда ассоциировался с эмоциями и со всем тем, что мы часто называем движениями души. При этом древнееврейские авторы достаточно свободно обращались с терминологией, не стремились к четкому размежеванию понятий, и слова, обозначающие все эти три составляющие человеческой личности — сердце, душу и дух, — нередко употреблялись ими в качестве синонимов.

В Новом Завете понятия духа, души и тела достаточно четко разделяет апостол Павел: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествии Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес 5:23). С точки зрения апостола, лишь дух человеческий во всей полноте способен общаться с Богом: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем [надобно] судить духовно» (1 Кор 2:14).

Читателю, случайно открывшему наш журнал, может показаться странным, каким образом все эти тонкости богословия и текстологии могут предлагаться в качестве ответа на столь прямой и конкретный вопрос, поставленный вначале: что такое человек? Действительно, если именно эту статью отправить в космос, то вряд ли она поможет инопланетянам составить ясное представление о нашем роде. Возможно, именно поэтому вопросы, входящие в раздел систематического богословия, а в данном случае относящиеся к христианской антропологии, то есть те вопросы, которые бередили умы отцов Церкви и составляли суть ожесточенных споров на первых церковных соборах, сегодня кажутся нам часто столь далекими от реальной жизни и несущественными. Человека, обращающегося сегодня к Богу, беспокоят в основном более практические проблемы: как наладить отношения с близкими, как построить свою жизнь в современном мире и т. д. Такие высокие материи, как учение о богочеловечестве Христа, триединстве Бога, составе человеческой личности, могут показаться ему слишком запутанными и не совсем отвечающими на те наболевшие вопросы, с которыми он приходит в церковь. И тем не менее именно эти учения являются фундаментом, на котором выстраивается наша жизнь, подобно тектоническим плитам, о которых мы никогда не задумываемся, но которые при сдвиге приводят в движение всю земную поверхность.

Что же для нас, христиан, важно в понимании сущности человека? Из истории творения мы знаем, что человек — это единое целое, и тело и душа созданы Богом и в равной степени являются дарами, о которых следует заботиться и за которые мы равно будем отвечать перед Создателем. С другой стороны, наши духовное и материальное начала не равны друг другу, одно из них занимает главенствующее, а другое — подчиненное положение, и то, во что мы верим, определяет иерархию духовного и материального внутри нас. Если человек — прежде всего «туловище, руки и ноги», если суть его жизни — клеточное деление, то цель его существования в том, чтобы поддерживать жизнь тела, ублажать его. Тогда и дух его — всего лишь вычислительный центр, разрабатывающий пути карьерного роста, зарабатывания денег, приобретения материальных благ. Не таков ли наш мир сегодня? Ценностные приоритеты современного общества ясно указывают на то, как выстроена наша внутренняя иерархия. В то же время если мы убеждены, что источник бытия находится в Боге, что человек стал душою живою в результате того, что Творец вдохнул в него дыхание жизни, и что мы живы и духовно, и физически лишь до тех пор, пока цела ниточка, связующая нас с Создателем, тогда мы прежде всего ищем духовной пищи и подчиняем желания тела духовным устремлениям. Так, может быть, каждый из нас сам для себя ответит на вопрос о том, что такое человек и что есть  «я», симметричное «туловище» или воплощенный дух, принадлежащий вечности?

 

Автор: Мария Каинова
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone