Тема

О Царстве Божьем

Мария Каинова
Журнал/Архив/Номер 35/О Царстве Божьем

О Царстве БожьемЮжные ступени храмовой горы, Иерусалим

Согласно большинству современных толковых словарей, теократия трактуется как форма правления, при которой глава государства является одновременно его религиозным главой. Однако иудейский историк Иосиф Флавий, который первым употребил этот термин1, применял его несколько иначе. В его понимании это была та особая и уникальная форма правления, утвердившаяся в древнееврейском обществе, при которой во главе общины или государства стоит не представитель Бога, но лично Сам Господь. Действительно, историю еврейского народа, описанную в Ветхом Завете, можно рассматривать как попытку построения Царства Божьего на земле, только попытку неудавшуюся. Писание открывает нам, как Господь шаг за шагом создавал все условия для идеального общества, нового рая на земле, и как люди делали все возможное, чтобы разрушить эти планы и доказать, что здесь — на данной земле, с данным человечеством — это невозможно.

Первый этап построения теократии связан с возникновением еврейской общины как независимого и самостоятельного сообщества. Когда евреи освободились от египетского плена, перед ними встал вопрос о создании системы самоуправления. В Пятикнижии описывается, как Господь решил эту проблему, заключив с еврейским народом через Моисея вассальный договор, в основу которого легло Десятисловие. По условиям этого договора-завета Господь встает во главе общины, управляя ее экономической, социально-политической и религиозной жизнью. Господь наделяет Свой народ землей и обеспечивает его материальное процветание; Господь дает народу законы и следит за соблюдением справедливости в отношениях между членами общины; Господь принимает решения о воздвижении судей и военачальников, об объявлении войны или мира и гарантирует победу в сражениях; наконец, Господь следит за правильным выполнением всех обрядов и за тем, чтобы народ Его жил в праведности и ритуальной чистоте. Бог обещает постоянно присутствовать посреди Своего народа, как и положено истинному главе общины: «…и буду обитать среди сынов Израилевых, и буду им Богом…» (Исх 29:45). Со времен изгнания из Эдема человек еще ни разу не оказывался в такой близости от своей мечты — возвращения в первозданную благодать неиспорченного последствиями греха мира. Единственным условием для воплощения этой мечты было исполнение евреями своей стороны обязательств, то есть признание Яхве Богом и соблюдение заповедей.

О Царстве Божьем

Однако оказалось, что исполнение столь несложных условий непосильно для избранного народа. Книга Судей, в которой описывается установление ранней формы теократии, рассказывает о том, как раз за разом израильтяне оставляли Господа, делали «злое пред очами Господа» (Суд 3:12), обращались к другим богам и поклонялись им (см.: Суд 2:12). Так как отношения между небесным Царем и Его общиной были договорными, то несоблюдение обязательств одной стороной освобождало и другую сторону от необходимости исполнения договора, в результате Господь предавал «их в руки грабителей», «в руки врагов, окружавших их», и «куда они ни пойдут, рука Господня везде была им во зло» (Суд 2:14–15). Иными словами, Бог переставал нести функции главы общины и обеспечивать ее успех во всех областях жизни начиная с самой важной — защиты от внешнего врага. И все же каждый раз, когда люди осознавали свою вину и каялись пред Богом, Господь прощал их, выдвигая из их среды «спасителей», боговдохновенных военачальников, которые не только освобождали народ от врагов, но, что более важно, возвращали его в рамки Божественного договора. Безусловно, эта схема не была совершенна, и тем не менее она оставляла людям шанс осознать свои ошибки, вернуться под защиту Господа. Но народ Божий не оценил и этого дара, люди сами отказались от этой формы управления и потребовали от Господа перехода на новый этап отношений. Таким новым этапом стало учреждение монархии в Израиле и избрание земного царя, который должен был играть роль наместника небесного владыки.

Первая книга Царств описывает эти события в подробных деталях, автор стремится показать, насколько народ был неправ, выдвигая свои требования, кроме того, он предвосхищает все те сложности, с которыми израильтяне столкнутся, когда ими начнет править земной монарх. Начальные главы книги рассказывают о предпоследнем судье Израиля, Илие, и о его детях. Сам Илия был священником, судьей и избранником Божьим, однако ни его праведность, ни его мудрость, ни тем более его статус избранника не передались по наследству его сыновьям, которые «не знали Господа» и грешили против Него (см.: 1 Цар 2:12–17). Вместо недостойных сыновей Господь воздвиг Илие в наследники Самуила, который стал одним из величайших израильских пророков. Однако и с ним повторилась та же история: его сыновья также грешили и «не ходили путями» своего отца (см.:1 Цар 8:3). Эти два эпизода наталкивают нас на один вывод: детям не передаются достоинства родителей и статус избранности. Таким образом, требуя себе царя, израильтяне заведомо обрекают себя на то, что ими будут править даже не дети, а дальние потомки первого помазанника, которые, скорее всего, не будут обладать ни одним из его достоинств. Это первый урок, который преподает нам автор в контексте будущего характера царства. Второй урок исходит непосредственно из уст Самуила, который пророчествует о тех тяготах, которые лягут на плечи народа, — о том, что царь заберет себе сыновей и дочерей, поля и сады, рабов и рабынь и сам народ превратит в рабов (см.: Суд 8:10–18). Кроме того, важно отметить и то, каким образом происходит переход на этот новый этап. Причиной того, что евреи потребовали себе царя, стало их желание, чтобы этот царь судил их «как у прочих народов» (Суд 8:5). Тем самым они отвергают Самого Господа как своего Судью и демонстрируют стремление быть похожими на другие народы, восставая против своего статуса избранности и святости, суть которых именно в том, чтобы быть отличными, непохожими на других.

И тем не менее Господь принимает эти условия и выбирает царя над Израилем. Но все худшие опасения начинают тут же сбываться. Первый же избранник, Саул, не выдерживает испытания и за свои грехи лишается права на царство (см.: 1 Цар 15). Тогда Господь помазывает на царство Давида. С личностью Давида связана золотая эпоха царства Израиля. Давид был идеальным избранником, царем, который «ходил пред Господом»: он слушал пророков, следил за тем, чтобы народ его жил в праведности, он был настоящим наместником Небесного Царя. С ним Господь заключает династический договор, который гарантирует, что потомки Давида всегда будут править Израилем (см.: 2 Цар 7:4–17). Однако ни один из земных наследников Давида не равнялся ему в полной мере по святости, по готовности воплощать Божью волю. За 500 лет существования Иудейского царства лишь 8 царей из 22 прямых наследников Давида названы праведными, «делавшими угодное пред очами Господа, как Давид, отец» их (3 Цар 15:11)². Земные правители не смогли уберечь свой народ от грехов, не смогли обеспечить тот мир, справедливость и чистоту жизни в Божьем народе, которые бы позволили Господу пребывать в их среде. Многие же цари подобно Манассии, наоборот, намеренно сбивали народ с пути истинного. Никакие наказания не могли переломить ситуацию; ни разделение царств, ни войны, ни неурожаи и катаклизмы не смогли заставить людей вернуться в рамки договора. В итоге чаша терпения переполнилась, и Господь Сам уже отвернулся от иудеев. Вавилонский плен положил конец второму этапу еврейской теократии.

О Царстве БожьемДжеймс файрмен. «Вид на иерусалим». 1909 г.

Пророки задолго до VI века предсказывали конец Иудейского царства. Их единственной надеждой была «отрасль от корня Иессеева» (Ис 11:1), иными словами — второй Давид, во всем подобный первому по праведности. Однако могли ли они надеяться на то, что потомки этого нового Давида не начнут совершать те же ошибки, не заведут народ в такой же духовный тупик и история не повторится? Такой исход был легко предсказуем. Поэтому мы видим, что образ нового Давида и сами обстоятельства его появления и картины нового царства, новой теократии приобретают у пророков черты мирозданческого порядка: они перестают быть частью человеческой истории, но становятся частью истории творения. Новое Царство будет простираться до концов земли (см.: Ис 49:6), потомок Давида воцарится навечно (см.: Дан 7:13–14), и когда Он придет, будут происходить невиданные чудеса и само творение изменится (см.: Ис 11:6).

В итоге можно сказать, что обе попытки установить Царство Божье на земле — в земных пределах, с земными благами и с человеком в роли посредника — потерпели неудачу. Земная теократия неосуществима. Возможно, единственная ее альтернатива — это то удивительное и загадочное явление, о котором говорит Христос, называя его также Царством Божьим или Царством Небесным. Оно уже приблизилось, но его еще в полной мере нет, оно не имеет земных границ, не тождественно ни с одним государством или даже Церковью, в нем нет даже гарантированного гражданства. Но оно уже стало реальностью для каждого, кто своими делами и верой признал, что единственным истинным Царем и Владыкой его жизни является Господь, — для таких людей третий этап теократии наступил.

 

Автор: Мария Каинова
Фото: wikipedia.org; из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone