Свидетельство

Жизнь без Бога — это не жизнь, а существование

Евгений Прохоров
Журнал/Архив/Номер 32/Жизнь без Бога — это не жизнь, а существование

Жизнь без Бога — это не жизнь, а существование

Меня зовут Женя. Я родился в 1989 году в городе Александрове Владимирской области. В семье нас было пятеро, три сестры и два брата.

До десяти лет я жил в семье, и мы жили очень бедно. Долгое время я думал, что это из-за того, что все мы от разных отцов. Я и мой младший брат жили с нашим отцом до того времени, пока мне не исполнилось семь лет. Потом мама его выгнала, и у нас появился отчим, дядя Вова. C его приходом в наш дом маму как будто подменили. Она стала редко приходить домой, постоянно где-то пропадала и сильно запила.

Благодаря моему окружению я лет в семь научился курить и ругаться матом, а когда мне исполнилось восемь, я впервые попробовал водку. У нас дома регулярно выпивали, и употребление спиртного для меня и моих сестер стало обычным и доступным делом. Чуть позже я начал токсикоманить.

Очень часто у нас дома нечего было есть, и мы с сестрами и братом и еще двумя детьми из другой семьи, которые жили так же бедно, как и мы, решили в поисках еды и денег поехать в Москву. Когда мы ехали на электричке в Москву, нам сказали, что в Мытищах есть церковь, где нам смогут помочь. Мы приехали в Мытищи, нашли эту церковь, нас там накормили и помогли с одеждой. Уже через некоторое время мы стали частыми гостями в этой церкви и все прихожане церкви нас очень хорошо знали.

В течение двух лет мы попрошайничали и ездили в мытищинскую церковь. За это время нашу маму лишили родительских прав. Это совпало с тем, что в Мытищах нас встретила одна женщина и сказала, что нас заберут в детский дом. Мы очень испугались этого и перестали ездить в Мытищи. Поначалу над нами взяла опекунство старшая сестра мамы, но уже через год она отказалась от нас, и тогда за нами стала присматривать наша старшая сестра.

Я думаю, нет смысла рассказывать о том, как мы учились. Естественно, никак. Мы постоянно прогуливали школу, очень плохо писали и читали с большим трудом.

В один из дней к нам приехали люди, и меня с братом и сестрой забрали в карабановскую больницу, а оттуда в детский дом. В детском доме нам не понравилось, и мы убежали домой. Все время, пока мы находились дома, к нам приходили разные люди из детского дома или социальной службы и помогали нам одеждой, продуктами и т. д. Через некоторое время нас отправили в лагерь, а потом опять в детский дом.

Потом был следующий побег из детского дома, нас поймали и вернули обратно. Последний раз я убежал из детского дома, когда мне исполнилось пятнадцать лет. Убегая из детского дома, я оказывался на улице, иногда жил у друзей. Я убегал из детского дома не от хорошей жизни. В основном это происходило из-за одного воспитателя, который почему-то меня невзлюбил. Практически каждый день он находил повод, чтобы меня унизить или как-то ущемить. Я не знал причины такого отношения ко мне, но это была вопиющая несправедливость. Естественно, об этом я никому не говорил.

Из-за плохого зрения меня отправили в Рязань на операцию, а затем мне пришлось поменять несколько школ, в которых я учился. Практически во всех школах меня принимали не очень хорошо.

Жизнь без Бога — это не жизнь, а существование В сентябре 2007 года, когда я вернулся в детский дом, ребята сказали мне, что они были в летнем христианском лагере. По их рассказам, этот лагерь очень сильно отличался от тех лагерей, в которых мы были до этого. И я очень захотел попасть в такой лагерь. Поэтому, когда мне сказали, что зимой будет такой же лагерь, я с радостью поехал туда и ни разу не пожалел об этом.

Как и все подростки, я ехал туда повеселиться. Там было действительно интересно; единственное, что мне было не всегда понятно, так это то, что рассказывали на уроках. Тем более я не понимал, что это важно.

Весной 2008 года я, выпускник 11-го класса и детского дома, поступил в училище, где готовят поваров. Через год я получил специальность повара.

На следующее лето, когда мне снова предложили поехать в тот же христианский лагерь, он назывался «Пираты Черного моря», я сразу согласился. На этот раз лагерь полностью изменил мою жизнь.

Каждый день у нас были игры, купание и много всего интересного. Также у нас проходили библейские уроки, на них нам рассказывали о Боге и учили принципам, которые можно применить в жизни.

В первые дни я ничего не понимал на уроках, но на четвертый день произошло что-то необычное. Во время урока, когда пастор Павел рассказывал нам о доверии Богу, я вдруг почувствовал, что вот-вот расплачусь. Я с трудом сдержал слезы, а вечером во время общения по отрядам я подумал, что хочу попробовать изменить свою жизнь, что я ничего не потеряю при этом, ведь вещи, о которых нам рассказывали, правильные и хорошие.

На следующий день у нас был тренинг «Лабиринт». Выбраться из лабиринта мог только тот, кто поднимал руку и просил помощи. То, что я увидел и узнал на этом уроке, меня очень сильно потрясло, поэтому я подошел к пастору Павлу и сказал: «Я хочу попросить помощи». В тот же вечер, а точнее ночью, мы с пастором стояли на коленях: я молился и просил Иисуса простить мои грехи и войти в мое сердце. После молитвы я уединился, и у меня было особенное время общения с Господом — я плакал, как маленький ребенок, и в то же время мое сердце впервые переполнялось неописуемым чувством любви.

Сегодня я вижу, как Бог меня благословляет и заботится обо мне. Я больше не курю, не пью и не ругаюсь матом. Я поступил в химико-математический колледж учиться на пиротехника, и у меня появилось очень много новых друзей. Каждое воскресенье я приезжаю в церковь, где вместе с моей новой семьей поклоняюсь Господу и изучаю Библию. А еще я вместе с несколькими другими подростками принял водное крещение.

Я неплохо танцую, у меня есть мечта стать хореографом и подготовить танец с элементами пиротехники. Сегодня во время прославления, слушая, как пела Полина (лидер прославления), я подумал: было бы здорово поставить танцы, с помощью которых можно было бы доносить до подростков истину о Божьей любви.

Сегодня я понимаю, что жизнь без Бога — это не жизнь, а существование.

Я плакал, как маленький ребенок, и в то же время мое сердце впервые переполнялось неописуемым чувством любви

 

Автор: Евгений Прохоров, Московская христианская церковь "Мост"
Фото: из личного архива автора, ИТАР-ТАСС


Работает на Cornerstone