Свидетельство

Любовь, глубину которой мы никогда не познаем

Михаил Мытарев
Журнал/Архив/Номер 32/Любовь, глубину которой мы никогда не познаем

Любовь, глубину которой мы никогда не познаем. Если я просто хочу пить, то не скажу, что меня мучает жажда. Жажда — это сильное, страстное желание чего-нибудь.
(С. И. Ожегов Словарь русского языка)

Любовь, глубину которой мы никогда не познаем

По жизни меня вели слова Наколая Островского: «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Оглядываясь сегодня на прожитую жизнь, я не могу сказать, что она была неинтересной и ненасыщенной. В ней были дела, события и устремления.

25 лет я работал на «оборонку», участвовал как испытатель в экспериментах по оценке влияния на человеческий организм вредных факторов и их сочетаний (высота, невесомость, перегрузки, температура и многое другое). Можно сказать, что я всем своим существом познавал возможности человеческого организма, исследовал, на что он способен. После развала советской системы и «оборонки» мне пришлось зарабатывать себе на жизнь в качестве солиста хорового ансамбля Костромской филармонии. Я много пел в то время на церковных службах.

Бесцельности в моей жизни не было, но я ощущал в глубине сердца, что чего-то мне не хватает.

Чувство сопереживания и желание подставить свое плечо рано проснулись во мне. Я склонялся к мысли, что Бог существует, и поэтому называл себя верующим человеком, даже крестился в православной церкви. Стремился к Христу, но встречи с Богом тогда не произошло, как я ни старался. Носил крестик, исправно соблюдал все традиции. Как я сейчас думаю, все это делалось мною потому, что так делали другие. Многие из них, так же как и я, не понимали смысла всего этого, просто верили, что так надо. Мои представления о Боге были отрывочными, и шли они не от Слова Божьего (Библию я не читал, так как достать ее в советское время было сложно), а из чьих-то рассказов и мнений. Но мне перестало хватать того, что давала человеческая мудрость. Что-то в глубине моего сердца снова говорило мне: все это не то. Душа моя была наполнена размышлениями и поисками.

Огромный шаг в вере помогла мне сделать Ирина, ставшая впоследствии моей женой: с ее помощью я, оставаясь христианином, переместил акцент своей веры с традиций, символов и обрядности на изучение Слова Божьего, чтобы лучше узнать Того, кто это Слово нам дал. Господь коснулся моего сердца, и я понял, что является определяющим в моей жизни и делах. Две евангельские заповеди открыли мне смысл моей жизни: «Возлюби Господа Бога твоего…» и «возлюби ближнего твоего…» (см. Мф: 22:37, 39).

Моя встреча с Богом не связана с конкретной датой. Это процесс, который однажды начался и продолжается до сих пор. Жажда познания Христа и жажда жить Им и в Нем с течением времени лишь нарастает. Я мечтаю о том, чтобы быть максимально полезным Всевышнему и всему Его творению, окружающему меня здесь, на земле.

Бог дал мне много даров, а кому много дается, с того много и спрашивается. Я благодарен Ему за те ухабы и рытвины, которые мне приходилось преодолевать на пути к Его истине, и за те трудности, которые мне еще предстоит преодолеть. А Божья истина — это Его любовь, глубину которой мы никогда не познаем, но должны к этому стремиться. Вот что я вынес для себя в своей жажде Бога.

 

Автор: Михаил Мытарев, Вторая московская церковь ЕХБ
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»


Работает на Cornerstone