Тема

Школа благодати

Мария Каинова
Журнал/Архив/Номер 31/Школа благодати

Школа благодати

С раннего детства родители внушают нам, что в этой жизни ничто не дается просто так, что мир живет по принципу взаиморасчетов: ты мне — я тебе, усилие — вознаграждение. Многовековая народная мудрость напоминает нам через поговорки и пословицы, что «без труда не вытащишь и рыбку из пруда», а «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Этот принцип давно приобрел характер нравственного закона, на котором зиждется все наше существование. Жизнь в соответствии с этим принципом преподносится как добродетель. И хотя народный фольклор всегда восхищался героями, которым удавалось этот закон обойти, и превозносил ушлость и сообразительность Емель и Иванушек, достигавших цели чужими усилиями, все же истинное уважение всегда вызывали сказочные Марьи Царевны и Василисы Прекрасные, которые эти усилия совершали.

Однако если труд является добродетелью, то почему нет ни одной заповеди, которая наказывала бы нам трудиться не покладая рук? Более того, нет и жизненных примеров из истории Израиля, нет притч Иисуса, нет однозначных и очевидных учений о труде, за исключением нескольких притч Соломона. Ничего не говорится и о конфликтах человека с Богом на почве нежелания работать или недостатка трудовых усилий. Такое явное расхождение между мудростью человеческой и Божественным откровением в этом вопросе может вызвать удивление и растерянность, если мы не обратимся к начальным главам Священного Писания и не посмотрим, как трактуется эта тема там. Впервые о труде упоминается в Книге Бытия (3:19): «…в поте лица твоего будешь есть хлеб…»; только надо отметить, что труд здесь предстает не как добродетель, и уж тем более не как заповедь, а как проклятие человечеству за грех. Это тяжкое бремя, возложенное на человека, становится частью нового уклада жизни, возникшего после грехопадения, уклада, который кардинально отличается от того, что замысливался изначально, и о котором говорится в первой главе Книги Бытия. Сразу после сотворения мира Господь обещал дать Адаму «всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя… в пищу» (1:29). Нам трудно в подробностях представить, каким должно было быть это мироустройство, наверняка, в нем тоже предполагались некоторые усилия со стороны человека, мы даже знаем, что люди должны были возделывать землю (см.: Быт 2:5), и все же образ рая и примеры щедрости Творца свидетельствуют о том, что мир должен был зиждиться не на взаимном расчете, а на принципе дарения, где человек, земля, растения легко отдавали бы то, что имели, не ожидая ничего взамен, и так же безвозмездно бы получали.

Принцип дарения был основополагающим в течение всей истории отношений человека с Богом. При сотворении человек наследует землю, растения и зверей. Когда Господь создает новое человечество в виде Израиля, Он воспроизводит модель изначального мира, где большая часть того, что человек получает, является не плодом тяжелых трудов и усилий, но незаслуженным даром — сама по себе земля обетованная, дома на ней, которые евреи не строили, виноградники и оливковые сады, которые они не сажали. Когда Господь посылает Своего Сына для искупления наших грехов, Его жертва также является даром, который опережает и превосходит все, что мы можем для Него сделать, и с которой никогда не сравнятся никакие наши усилия. Господь всегда дает больше заслуженного, весь мир вокруг и жизнь каждого из нас — это дар, за который у нас нет даже шанса расплатиться. Именно этот принцип является основополагающим законом мироздания. Только получилось так, что человечество было наказано и восприняло это наказание как новый закон, пришедший на смену старому, и стало по нему жить, и поверило, что именно так жить правильно.

Одним из немногих отголосков прежнего, неоскверненного мироустройства является человеческая традиция дарения. Дарить подарки — это не просто красивый обычай, это маленькое чудо, которое каждый раз чуть-чуть меняет мир, нарушая закон взаиморасчетов. Кроме того, дарение — это еще и особый акт любви, так как, когда мы хотим что-то подарить любимому человеку, мы много часов посвящаем мыслям о нем, о том, что ему дорого, в чем он нуждается, что может вызвать у него радостную улыбку. Невозможно сделать подарок, не встав на место другого, не прочувствовав его всем сердцем и не поделившись с ним частицей своей души. И когда он получает то, чего ждал, на что надеялся, и говорит нам: «Как здорово, как замечательно, что ты так угадал с подарком!», мы видим в его глазах понимание и благодарность за родство душ. Ведь, получая подобный дар, больше всего радуешься мысли, что ты кому-то нужен и дорог. Я сама очень люблю делать подарки, о некоторых из них я помню много лет спустя, и не только о тех, которые я делала сама, но и о тех, которые преподносили мне. И каждый раз это именно те дары, в которые была вложена частица души — моей, пребывающей с кем-то, или чьей-то чужой, навсегда доставшейся мне.

Боюсь только, что подобные подарки случаются все реже и реже. В наше время этот обычай все больше превращается в формальность, в пустой ритуал или обретает характер взаиморасчета. Коммерциализация больших праздников привела к тому, что подарки стали целой индустрией, на которой делаются большие деньги. Накануне Рождества, Нового года, 8 Марта магазины начинают пестреть праздничными упаковками, со страниц журналов и газет, с экранов телевизоров нам ежеминутно напоминают о том, что пришел сезон подарков. Свободное действие, которое должно идти от сердца, превратилось в обязательный обряд, в который вовлечено все общество. В эти дни подарков от нас ожидают не только близкие люди, но и учителя в школах, где учатся наши дети, начальники на работе и все, от кого хоть как-то зависит наша жизнь — от оценок в дневнике и повышения по работе и до успешной операции в больнице. В результате таинство превращается в обмен на взаимовыгодной основе. Более того, так как такое количество подарков трудно выбрать вдумчиво, в этих случаях принято покупать подарочные сеты, которые не требуют вложения ни душевных сил, ни времени. Ценность этих «даров» определяется по номиналу, и если вы заплатите за них меньше положенного, то рискуете обнаружить двойку в четверти или понижение в зарплате.

Но не только коммерциализация праздников привнесла изменения в традицию дарения. Все чаще в отношениях между близкими людьми подарки становятся способом «искупить вину» или «откупиться». Недаром и в том и в другом слове присутствует корень «купить» — дар становится платой за мир в семье или за спокойную совесть. При помощи подарков гасятся семейные раздоры — жена получает отступные за позднее возвращение мужа с работы, за посиделки с друзьями, даже за измену. И в каждом случае размер вознаграждения прямо пропорционален серьезности проступка.

Похожий принцип действует и в отношениях с детьми. В жизни детей подарки играют еще более важную роль, ведь дети больше зависят от нашей любви и заботы, которые могут быть выражены в подарке, особенно если ребенок получает то, о чем тайно мечтал. Кроме того, дети все еще верят в чудо, и для них дар — всегда маленькое волшебство. Однако в наше время, в эпоху разводов, неполных семей и гражданских браков, подарки стали тем рычагом, при помощи которого родители решают проблемы как в отношениях с детьми, так и между собой. Воскресные папы приносят дорогостоящие и порой ненужные игрушки, отчасти заглушая тем самым свою совесть, отчасти надеясь заслужить прощение брошенного ребенка. Работающие с утра до ночи мамы заваливают детские комнаты подарками, пытаясь ими компенсировать недостаток времени, сил и любви со своей стороны. Разведенные родители соревнуются в количестве, стоимости, размерах подарков, чтобы перетянуть ребенка на свою сторону, получить от него одобрение своих поступков.

В известном романе Михаила Булгакова есть эпизод, когда в ответ на проявленную героиней малую толику добра Сатана говорит: «Остается, пожалуй, одно — обзавестись тряпками и заткнуть ими все щели моей спальни!.. Я о милосердии говорю… Иногда совершенно неожиданно и коварно оно проникает в самые узенькие щелки». Именно так мы и живем сегодня — в мире с закупоренными щелями, куда не может просочиться ни одно благое дело. Раньше существовали традиции, которые хоть иногда, но возвращали людей к христианским законам жизни, к законам Царства. Принято было подавать милостыню, навещать заключенных, девочки из благополучных семей учились штопать старые вещи, чтобы передавать их в приюты, царские дочери служили медсестрами в военных госпиталях. В обществе было место благодати. Сейчас же Россия живет лишь мыслями о богатстве, мечтами о крупных заработках и внушительных сбережениях. Щели закупорены так плотно, что порой бывает трудно поверить, что где-то люди могут жить по иным законам, в иной системе ценностей. В этом обществе традиция дарения — одна из последних, в которых сохранились черты Божьего мира, это один из последних уроков душевной щедрости и благодати. Если мы потеряем или извратим и эту традицию, где наши дети будут учиться добру, где они узнают о радости нечаянного чуда, как смогут понять законы благодати?

Две тысячи лет тому назад человечество встретило Сына Божьего дарами волхвов. Когда Он придет в следующий раз, будут ли у нас дары для Него или мы попросим плату за вход?

 

Автор: Мария Каинова

 


Работает на Cornerstone