Тема

Что такое благодать?

Андрей Десницкий
Журнал/Архив/Номер 31/Что такое благодать?

Что такое благодать?

Христиане постоянно говорят о благодати — но что они имеют в виду под этим словом? Его ведь практически не услышишь в разговоре людей неверующих… А впрочем, можно представить себе такую ситуацию: в погожий летний денек семья или дружеская компания оказывается где-нибудь на природе. Солнце, чудесный пейзаж, зеленая трава, прохладная речка, теплый ветерок, дорогие люди рядом с тобой — и впереди целый отпуск или хотя бы заслуженный выходной! «Благодать-то какая!» — воскликнет в такой момент совершенно неверующий человек. Заметим, что словом «благодать» никто не называет, например, даже самую долгожданную покупку, на которую копились деньги, или случайную удачу, к примеру крупный выигрыш в лотерею. Нет, так называется только то, что существует помимо человеческих усилий, но чем человек может насладиться, если пожелает. Тот самый летний денек: его нельзя заказать по интернету, купить или выиграть, но можно выбраться из душной квартиры, оторваться от экрана телевизора или барной стойки — и прожить замечательный день. А можно, разумеется, всего этого и не делать…

Так что же такое «благодать» в Библии? Традиционно так переводится на русский греческое слово харис (от него же, в частности, происходят харизма и харизматики). Оно образовано от корня хар с самым общим значением «радость», а само оно означало у греков… да чего только ни означало! В словаре мы найдем «изящество, любезность, благодеяние» и множество других русских соответствий. А в греческих мифах действовали трое Харит, они были богинями радости и веселья. То есть, когда христиане стали использовать это слово, оно уже было прекрасно знакомо всем, кто говорил по-гречески, причем обладало целым спектром возможных значений.

В Новом Завете это один из ключевых терминов, разумеется. При этом пользоваться самим словом вовсе необязательно: в Евангелиях от Марка и даже от Матфея, где так много говорится о богословском значении земной жизни, смерти и воскресения Иисуса, это слово вообще не употребляется ни разу. Зато его используют Лука и Иоанн, и конечно же, апостол Павел, в посланиях которого мы встречаем его десятки раз. Его главный тезис можно выразить так: всякий человек грешен и потому виновен перед Богом, но он получает от Него прощение «даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе…» (Рим 3:24). Благодать для Павла — прежде всего благой и добровольный дар, которым Бог наделяет человека не за его заслуги (тогда это был бы не дар, но заранее обусловленная плата), а только по Своей любви к нему. Разумеется, высшим проявлением благодати Павел считает крестную смерть Иисуса, послужившую для искупления грехов каждого человека. Но это вовсе не значит, что слово «благодать» имеет для него лишь такое узкое значение. О благодати он говорит постоянно, используя это слово в том числе и как приветствие, например: «…благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа» (1 Кор 1:3). То есть проявления Божьей благодати в жизни верующих многочисленны и постоянны, да и вообще вся жизнь христианина для Павла определяется именно этим понятием: «… вы не под законом, но под благодатью» (Рим 6:14). Каждый наш день, каждый наш шаг должен быть наполнен ей, если мы действительно живем «во Христе», как называет это Павел. Христианин старается творить волю Божью не потому, что так написано в таком-то пункте Закона, а потому, что Он принимает благие дары Отца, благодарит за них, использует их в своей жизни и делится ими с окружающими.

Это противопоставление благодати как дара свыше и Закона как некоего свода правил, совершенное исполнение которых якобы делает человека праведником (а Павел уточняет, что этого не может быть хотя бы уже потому, что нет человека, ни разу не преступившего Закон), стало одним из краеугольных камней христианства. Когда в XI веке один из первых древнерусских писателей, митрополит Илларион, пожелал сочинить похвалу новой христианской вере, он назвал свое произведение «Слово о законе и благодати». Вот что он писал: «И Христова благодать всю землю объяла и, как вода морская, покрыла ее… И уже не идолослужителями зовемся, но христианами; не лишенными надежды, но уповающими на Жизнь Вечную».

Конечно, и отношения верующих между собой должны основываться на том же принципе свободного обмена дарами. Один из самых интересных примеров — краткое Послание Павла к Филимону. В нем разбирается всего один частный вопрос: Павел упрашивает Филимона простить беглого раба Онисима и принять его обратно как брата во Христе — а затем отослать его обратно к Павлу, чтобы тот смог послужить ему. Зачем же было включать частную переписку в канон Писания? Именно потому, что она показывает принцип действия благодати на практике. Павел особо подчеркивает, что он ничего не требует, не ставит и не принимает никаких условий: Филимон может только сам, по доброй воле, откликнуться на призыв Павла, который в свое время послужил его обращению в христианство, и в ответ на этот дар преподнести свой, свободно и радостно.

Что касается Ветхого Завета, то в русском переводе это слово встречается довольно редко, всего несколько раз (например, в Книге Бытия (6:8) говорится, что Ной «обрел благодать пред очами Господа», а в Притчах Соломоновых (3:34) — что Господь «смиренным дает благодать»). Но это вовсе не означает, что Ветхому Завету чуждо само это понятие. Во-первых, еврейское слово хен, которое так переводится в этих местах и действительно имеет много общего с греческим харис, встречается куда чаще — просто любой перевод, в том числе и синодальный, бывает не вполне последовательным.

А во-вторых, и в главных, ветхозаветные книги, не прибегая к богословским терминам, повествуют именно о благих дарах Бога сначала патриархам, затем избранному народу, Израилю, а потом и всему человечеству. И призвание Авраама, и освобождение израильтян из египетского рабства, и множество других историй Ветхого Завета говорят нам о том, как Господь не по заслугам и не в силу необходимости дарует людям гораздо больше того, на что они могли надеяться, и не требует от них никакой платы — всего лишь ждет благодарного принятия этих даров.

А Закон — да он, по сути, есть частный случай проявления благодати: он ведь тоже был дарован Богом на пользу народу. Поэтому проблемы с ним возникали у книжников и фарисеев вовсе не потому, что сам по себе Закон был плох или устарел, а потому, что они сводили всю свою веру и жизнь к его положениям, обращали куда больше внимания на него, чем на Того, кто его дал, кто вовсе не связан рамками Закона и кто ставит человеку эти рамки не как тюремные стены, а как ограду на мосту через бездонную пропасть.

Возвращаясь к тому образу, с которого мы начали: люди в теплый летний денек восторгаются природой и говорят о ней «Благодать-то какая!», можно сказать, что они, по большому счету, совершенно правы. Этот мир создан Богом так, чтобы человеку было в нем хорошо, и даже если человек много чего в нем напортил (и не только с экологической точки зрения), то Бог дает ему постоянные и обильные дары, идет ему навстречу, наконец, Сам становится человеком и умирает на кресте за наши грехи. Все это можно назвать словом «благодать», и вопрос только в том, как много из этого мы готовы заметить и с благодарностью принять из Его рук.

 

Автор: Андрей Десницкий
Фото: из архива ХЦ «Возрождение»

 


Работает на Cornerstone