Тема

Вера, действующая любовью

Михаил Черенков
Журнал/Архив/Номер 30/Вера, действующая любовью

Вера, действующая любовью

Люди любят сравнивать, переспрашивать, прицениваться. Даже в вопросах веры. Поэтому преимущества христианской веры можно и нужно показывать и доказывать.

Так почему все же христианство? Почему мы снова и снова отстаиваем его исключительный характер, противопоставляем его всем остальным учениям и религиям? Уверен, что решающим фактором многие христиане здесь назовут действенность, жизненность самой веры, включающей новое рождение, преобразование ума, опытное знание, измененную жизнь, излившуюся любовь. И именно это отличает веру Христову от суеверий.

Суеверие — пустота, скрывающаяся за впечатляющим набором знаний. Вера — принятие спасающей Божьей любви и ответное действие. Суеверие — интерес к псевдодуховному знанию, дающему успех в вопросах земных, преходящих. Вера — движение духа, страстный порыв человеческого естества к Богу и Божья помощь в преобразовании жизни человека.

Многие великие люди древности хорошо рассуждали и учили об истине, но лишь Один воплотил истину — взошел на крест и умер за грешный мир. Именно поэтому я могу уважать и с почтением слушать разных мыслителей, но следовать, доверять, полностью полагаться могу лишь на Христа. Лишь Он изменил мою жизнь, а не просто дал эзотерические знания или мистический опыт.

Увы, часто люди выбирают «свою веру». Такая вера вроде бы помогает жить хорошо, работает на человека. Но ничего не меняет в самом человеке, не открывает для него мир духовный, не ведет к Богу. Я бы назвал такую веру суеверием. «Своя вера» очень удобна для человека или целого государства, но совершенно бесполезна с точки зрения Бога. Как альтернатива вере человеческой в Библии названа «вера Божья», единственно спасающая и преобразующая душу.

Порой выбор веры усложняется политическими, идеологическими, коммерческими интересами. По преданию, князь Владимир долго и придирчиво выбирал между иудейской, мусульманской и христианской верами. Согласно «Повести временных лет», князь с удовольствием слушал о вере мусульман, «но вот что было ему нелюбо: обрезание и воздержание от свиного мяса, а о питье, напротив, сказал он: “Руси есть веселие пить: не можем без того”». Не принял Владимир и папских посланников, так как «вера отцов» для него была важнее учения «какого-то» апостола Павла. Отверг князь и хазарских евреев: «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Или и нам того же хотите?»

В конце концов греческий священник заинтересовал Владимира православием. Церковная красота, пение и служба архиерейская покорили сердца русичей. К тому же христианский Бог помог Владимиру покорить Корсунь и выздороветь от глазной болезни. Красивая и полезная вера пришлась по душе князю, на нее можно было опереться, использовать в политике.

Но, как говорил писатель Николай Лесков, «Русь была крещена, но не просвещена». Суеверие обитает в потемках и боится света. Свет испытывает веру, разоблачает мнимую и ложную.

Что-то похожее произошло с убежденным приверженцем иудейской веры Савлом. Его озарил свет небесный, поверг наземь и ослепил. Оказалось, что, будучи человеком верующим, защитником «веры отцов и дедов», он не знал Бога. В растерянности Савл вопрошает: «Кто ты, Господи?.. Что повелишь мне делать?»

Позже апостол Павел поясняет, на чем основывается живая вера — на реальной трансформации духа, связанной с фактом воскресения Христа и совоскресением с Ним: «Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна» (1 Кор 15:17). То есть вера связана с неким моментом истины, когда жизнь чудесным образом преображается, обновляется.

Если Бог воплотился и умер, это печальная история, мало что меняющая. Но если Он воскрес и жив, то Его присутствие преображает жизнь людей. Воскресший Иисус встречает фанатика Савла и превращает его в Павла, христианина, апостола.

Радикализм этого превращающего момента можно больше понять, читая письмо апостола к галатам: «Во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью» (Гал 5:6). То, что составляло ядро его прежней веры, веры его народа, Павел почитает второстепенным, малозначимым, а на первое место ставит «веру, действующую любовью». Любовь распространяется уже не только на своих — свой народ, «свою веру», но и на эллинов, и на варваров.

Именно такая любящая вера преобразила и личность самого Савла-Павла. В слове о кресте, в истории о страдающей любви мало эстетики, для утонченных греков все это выглядело юродством. В обращении в христианство, тогда гонимое и малочисленное, не найти политической целесообразности и элементарного здравого смысла, для бывших друзей это выглядело безумием. А для самого апостола вера в любящего и страдающего Иисуса стала «силой Божьей», движущей и вдохновляющей на служение и подвиги.

Вера, действующая любовью и сильная Богом, не тешит любопытство, но бросает вызов человеку, его готовности измениться полностью, родиться заново.

История Савла говорит о его перерождении в совершенно нового человека. В истории о князе Владимире, названном равноапостольным (то есть равным и апостолу Павлу), есть строительство церквей, утопление идолов, заключение династических браков и военных союзов, укрепление государства, но умирает князь в лихое время войны с двумя родными сыновьями Святополком и Ярославом.

Конечно, мы мало знаем о реальной жизни исторического князя Владимира. Возможно, в его жизни были и покаяние, и искреннее обращение к вере, и духовное преображение личности. Но история закрепила другое — его военные и политические успехи. Жаль, что именно они вспоминаются в первую очередь, а не личность и личная вера самого князя Владимира.

Символом России доныне остается витязь на распутье. Сегодня принято говорить о национальной, исторической вере, которая выступает культурообразующим фактором, делает страну консолидированной и сильной. Вот только чем сильной? Социологи свидетельствуют, что в стране больше «христиан», чем верующих. То есть больше тех, кто выбирает христианство как культурный и политический национальный бренд, мало задумываясь, что перед Богом такая вера окажется пустой, беспомощной, ложной. Обращение россиян к живой вере, покаяние, духовное обновление гораздо важнее и действеннее, чем проекты «модернизации» или «русского мира». Признаком национального обращения и неподдельной веры будет действующая любовь, когда измененные люди будут служить Ему и друг другу, объединившись вокруг воскресшего Христа. Иначе вера тщетна и мы живем так, будто Христос не воскрес, будто Он не встретил Савла, будто Владимир Русь не крестил, будто и не было тысячелетнего христианства на Руси...

 

Автор: Михаил Черенков

 


Работает на Cornerstone