Тема

Справедливость в браке

Татьяна Горбачева
Справедливость в браке
Справедливость в браке

Что лучше — быть правым или быть счастливым? Этот вопрос должен задать себе каждый, кто стремится построить семью. Почему так? Разве не нужно говорить истину? Разве отказ от своего мнения не превращает нас в жертву и терпилу? Как быть со справедливостью в семье?

Мы вспоминаем о справедливости, как только ощущаем ее отсутствие. «Это несправедливо!» — возмущаемся мы внутренне или даже кричим вслух. Ущемленное чувство собственного достоинства требует, чтобы виновный был наказан. Сколько семейных ссор и скандалов разыгрывается по этому сценарию! Гнев, обида и разочарование погубили множество семей. Когда каждый из супругов сосредоточен только на своих интересах, они упускают из виду то, что они союзники и партнеры в браке.

Требование справедливости питается чувствами боли и бессилия, желанием защитить свое достоинство. Так, отстаивая свою правоту, можно спорить часами и годами, но эти разговоры не приводят к разрешению разногласий, каждый новый аргумент лишь подливает масла в огонь, и несправедливость только нарастает. Почему так происходит? Когда человек хочет «дать сдачи», физически или психологически, он собирает для этого все силы, чтобы сразу компенсировать все виды ущерба, в том числе и морального, за нанесенное оскорбление. Ветхозаветная заповедь «око за око» уравновешивает оскорбление и плату за него, указывая меру справедливого возмездия и тем самым сдерживая эскалацию конфликта. Казалось бы, это восстанавливает справедливость, но остается субъективная оценка конфликта участвующими в нем сторонами. Поэтому для разбирательства и урегулирования люди вынуждены обращаться к судье, независимому человеку.

В семье к судьям обращаются в последнюю очередь. Семейное дело — закрытое, люди избегают выносить свои разногласия на публику, а первым делом выясняют отношения между собой. Каждый оправдывает свою позицию, представляя ее верной и противопоставляя позиции другой стороны. Эмоция гнева придает человеку сил и возвышает над другой стороной: «я прав!» или «я не виноват!». Другая сторона эмоционально противопоставляется «правильному», превращаясь в «неправильную», и члены семьи разделяются на лагеря — «белых» и «черных». Суть конфликта заключается в том, что люди перестают любить друг друга, ведь «любовь не ищет своего». Греховное стремление защитить себя оборачивается ослаблением отношений в семье.

Например, на семейном консультировании гневный муж жалуется, что жена неправильно готовит и воспитывает ребенка, неправильно ведет хозяйство, неправильно загружает посудомойку. «Я и не знала, что существует общепризнанный правильный способ», — пошутила я тогда. Такие представления существуют в отношении многих вещей, не только в отношении посудомойки. Действительно, существуют более эффективные и менее эффективные стратегии. Или более простые. Или более дешевые. Или более привычные. Но это не означает, что одна стратегия «правильнее» другой. Есть просто разные взгляды на предмет и разные способы сделать одно и то же дело. Теоретически это признают все, а вот практически очень трудно согласиться с тем, что твое мнение может не быть единственно правильным. Мешает внутренняя убежденность в том, что ты прав и наперед знаешь все реакции другого.

Случалось ли вам когда-нибудь заранее проигрывать воображаемый разговор с супругом? В супружеских отношениях все осложняется еще и тем, что у каждого есть свой «послужной список» — история диалогов: что и как было сказано, предвзятое мнение о возможной реакции другого. Мы думаем, что знаем ответ еще до того, как другому представится возможность ответить. Из-за этого супруги иногда избегают трудных разговоров, считая такое занятие бесполезным. Но не разумнее ли было бы все-таки задать супругу открытые вопросы, проявить к нему достаточно уважения, чтобы он смог ответить, и с вниманием отнестись к его мнению?

Если продуманный разговор все-таки происходит, то мы замечаем, что реальные слова собеседника оказываются не такими, какими мы их себе воображали. По своему опыту могу сказать, что часто они оказывались добрее, благожелательнее, чем то, что я себе представляла. Однако убежденность в правильности сделанных заранее умозрительных выводов делает задачу услышать другого очень трудной, поскольку к мотиву отстаивания своей позиции добавляется еще и сложность признания того, что мы неправы. Признание своей неправоты воспринимается нами как угроза нашей личности, и включается механизм защиты. Эти ощущения особенно сильны, если признание ошибки угрожает нашему представлению о себе. Например, для меня как преподавателя признание ошибки в моих педагогических подходах гораздо более болезненно, нежели мое незнание котировки валют. В семейных отношениях каждый из супругов особенно чувствителен к предписанным ролевым функциям. Мужчины болезненно переносят ошибки, касающиеся финансового обеспечения, способности защитить семью, быть сильными и пр. Женщины уязвимы, когда оказываются неправы или несостоятельны в заботе о членах семьи, в создании семейного единства и согласия. Но ошибаться — это нормально. Невозможно научиться чему-то и не совершить при этом ошибок. Так же нормально менять свою позицию и мнение по мере накопления опыта и мудрости. Признание своей неправоты освобождает место узнаванию, как сделать лучше, как стать лучше. Когда же мы слишком крепко держимся за свою правоту, мы в итоге удерживаем себя от того, чтобы измениться в лучшую сторону.

Созидание отношений происходит при изменении перспективы. Справедливость держит в фокусе себя, свои переживания и желание изменить другого. Любовь переносит фокус внимания на другого, на его чувства и потребности. Семейная жизнь строится на любви и доверии, которые теряются в требованиях справедливости. Невидимая ткань семейного единства изнашивается в конфликтах, где каждый чувствует, что с ним поступают несправедливо.

Как можно изменить перспективу? Относиться к другим, даже самым близким, просто как к людям. Людям, которые отличаются от вас, могут переживать разные чувства, хорошие и плохие, и которые могут вас многому научить. Мартин Бубер описывал важнейшие отношения как встречу двух личностей, открытых друг другу, — Я и Ты. Эти отношения принимают обоих и отдают должное уникальности и человечности каждого. Но совсем иные отношения возникают, когда человек сводится к функции, роли, профессии, работе или полу, воспринимается как объект — Оно. Отношения Я—Оно неравнозначны, человек в таких отношениях воспринимает себя личностно, а другого — как обезличенный объект. Обезличивание происходит, когда мы относим людей к определенной категории (левый, либерал, демократ и т. д.), видим их в определенной роли (клиент, банкир, политик) или как-то характеризуем их (контролер, ленивый, вызывающий). Другой может восприниматься как препятствие («Ты мешаешь мне разговаривать!», «Ты не помогаешь мне заниматься!»), как средство продвижения («Этот член совета директоров, надеюсь, согласует мое деловое предложение, и я смогу получить то, чего хочу»), или общение с ним может казаться неактуальным («Я никогда не утруждал себя разговорами с этим человеком, он просто никогда не слушает, идиот»). Такое восприятие унижает другого человека и порождает в нем чувство несправедливости. Восприятие другого как низшего всегда ощущается, это может вызывать у «я» приятное чувство самоутверждения, но унижение другого, воспринимаемого как Оно, через обезличенность накапливается в нем и неизбежно будет выражено в той или иной форме протеста.

Справедливость в браке

То, каким мы видим человека, — результат нашего выбора. Люди естественным образом воспринимают другого как личность. У нас есть естественные чувства и желания в отношении других людей, и в тот момент, когда мы решаем не следовать этим желаниям или оказываемся не в состоянии этого сделать, мы испытываем внутреннюю боль. Ради того, чтобы как-то оправдать ее, — ведь не можем же мы быть виновными в своей собственной проб­леме! — мы находим причину своей проблемы в другом. Этот другой становится объектом обвинения, мы начинаем видеть все, что связано с ним, в искаженном виде и, воспринимая человека как некий объект, «вступаем в сражение» с ним. В этом и кроется семя конфликта — наша потребность в оправдании искажает наше восприятие реальности.

Читая Евангелия, мы удивляемся, как Иисус мог находить общий язык с такими разными людьми: с фарисеями, состоятельными, мытарями, бедными, больными и прокаженными — с множеством разных людей. Он призывал: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф 11:29). Иисус в божественной кротости воспринимал каждого человека как достойного Его служения. Вера некоторых удивляла и восхищала Его! А вот Его критика звучала как раз по отношению к тем, кто превозносился над другими и почитал себя бо´льшим. Но Он не действовал с позиции осуждающего, а нес любовь и спасение всем людям.

Вопрос, что лучше — быть правым или быть счастливым, поставлен верно, потому что поиск справедливости уводит от главного, на чем созидается семья, — от любви и единства. Есть нечто более важное для брака, чем быть правым.

Важнее действовать вместе. Важнее слушать друг друга с открытым сердцем. Важнее относиться к супругу с уважением, даже когда вы не согласны с ним. Важнее сосредоточиться на общих целях, а не на деталях. И если для вас важен ваш брак, иногда вам придется отказываться от своей правоты.

 

ФОТО: Gettyimages

Работает на Cornerstone