Тема

Властелин дум

Петр Коломейцев
Журнал/Архив/Номер 28/Властелин дум

Властелин дум

Средства массовой информации являются несомненным благом цивилизации. Действительно, как могло бы мировое сообщество откликнуться и оказать помощь региону, терпящему бедствие, если бы не существование СМИ? Называя себя четвертой властью, то есть институтом, независимым от законодательной, исполнительной и судебной систем общества, СМИ, по их собственному утверждению, руководствуются только принципами информативистики, непредвзятости и политкорректности. Но не надо забывать, что СМИ сами по себе являются субъектом хозяйственной деятельности, частью мирового бизнеса, и их существование, развитие и совершенствование подчиняется экономическим законам. Можно сказать, что они, не имея специально поставленных перед собою целей и задач, превращаются в игроков на рынке, единственной целью которых является извлечение максимальной прибыли.

Так монетаризм проникает в область культуры. А это значит, что право на существование имеют только экономически успешные проекты. Вот и выходит, что «независимые» СМИ могут быть вполне продажными, то есть зависеть от своих спонсоров, следовать политической конъюнктуре и подвергаться цензуре. Даже неподцензурный и неподконтрольный интернет сильно зависит от рейтингов и предпочтений посетителей Всемирной паутины.

Притом что СМИ — это мощное средство воздействия на сознание и формирование общества, они сами являются продуктом общества. Стоит ли удивляться, когда бывший редактор христианского журнала, перейдя работать на телевидение, высокомерно говорит своим собратьям по вере: «Не мешайте нам, профессионалам, делать свою работу!»?

Но что дает обществу работа профессионалов? Исследования показывают, что большая часть этой продукции посвящена насилию, разврату, культу наживы и потребления. Пропаганда идеалов потребительского общества проникает даже в школьные учебники: «Деньги — это ворота в рай. Они открывают простор в мир путешествий, роскошных магазинов, делают доступным элитарное обучение или платную медицину. Под наличие или отсутствие у человека денег выстраиваются наши желания, потребности, интересы, мысли и многое другое, что есть у нас в душе и разуме. Наличие денег делает нас довольными, успокоенными, уравновешенными, их отсутствие ведет к стрессам и отчаянию».

На телевидении очень высокий процент кинопродукции в жанре экшен. «Мыльные» сериалы сменились криминальными. Появился сериал «Меч», в котором действует карательная организация, борющаяся за справедливость, альтернативная МВД и ведущая борьбу как с преступниками, так и с милиционерами. Большое место занимают криминальные хроники, причем если в праздничные дни новостные блоки могут отсутствовать в сетке вещания, то хроники криминальных новостей присутствуют.

Социологические исследования показали, что такой тематический состав вещания не соответствует запросам потребителей. В ответ на это мы слышим все то же: «Не мешайте профессионалам!» Также, несмотря на возмущение общественности, не сходят с экранов передачи типа «Дом-2». По оценкам специалистов, порноресурсы в интернете составляют от 80 до 90%, притом что «порнотрафик занимает от трети до половины всего мирового трафика». 

В советское время перед массмедиа директивно была поставлена высокая задача — воспитание нового человека. При этом все исследования не только отмечают сильную идеологическую направленность медийной продукции того времени, но вспоминают о добром кино, нравственной литературе, высокохудожественной эстраде. В эпоху культурного монетаризма профессионалы заботятся о другом — при минимальном вложении средств достичь максимальной выгоды. Конечно же, происходит и «воспитание» потребителя — воспитание у него дурного вкуса и низменных интересов.

Некоторые спросят: «Что же, современные массмедиа совсем уж бездуховны?» Конечно нет. Культура не терпит духовной пустоты. Но если мы посмотрим, чем заполняется этот вакуум, то поймем, что наступило «время слез, а не слов; рыданий, а не речей; молитвы, а не проповеди» (Иоанн Златоуст. О статуях II. — ПСС, т. 2, ч. 1). Книги, телеэкраны и интернет-сайты потчуют нас синкретической похлебкой из эзотерики, астрологии, нумерологии, каббалистики, оккультизма и откровенного колдовства. Некогда остроумный сатирик Задорнов появляется на экране в виде бородатого гуру, проповедующего идеи славянского язычества, которые якобы лежат в основе египетских и европейских дохристианских верований. По мнению Задорнова, слово «ра-дость» означает «достать свет» (Ра — бог солнца у египтян, а «дост», по его мнению, — корень глагола «достать»), «к-ра-сота» — «стремление к свету», «д-у-ра-к» — «доставший у Ра», «просветленный» то есть. И это он говорит абсолютно серьезно, а шутки и зубоскальство начинаются тогда, когда он пересказывает библейскую историю сорокалетнего хождения по пустыне народа Божия. Расширяет свою нишу в медийном пространстве мистика. Готика и хоррор становятся популярными в кино, литературе и компьютерных играх.

В сложившейся ситуации христианину довольно трудно найти место приложения своим идеям. Массмедиа противодействуют проникновению в их ряды тех идеалистов, которые хотят сказать миру что-то экзистенциально важное вместо очередной сенсации. В лучшем случае он не будет услышан и принят, в худшем — приспособится и станет таким же. Вот и апостол Павел пишет: «Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор 15:33). Именно поэтому христиане вынуждены дистанцироваться от существующих СМИ, телевидения, интернета, кино и создавать параллельные, христианские массмедиа.

Христиане руководствуются призывом Господа распространять среди людей веру во Христа и Его Благую Весть, прекрасно понимая, что СМИ могут оказаться эффективным подспорьем: «Как веровать в Того, о Ком не слышали? Как слышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы? … “прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!”… Итак, вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим 10:14–15, 17). Также христиане руководствуются чувством ответственности: «…за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Мф 12:36–37).

Понимая, что нейтральности нет и «кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф 12:30), создатели христианского медийного пространства пытаются начисто изгнать из него все, что хотя бы отдаленно напоминает светские СМИ, — темы, жанры, приемы. Получается продукция только для внутреннего потребления, потому что те, к кому она должна быть обращена, искренне считают всю христианскую сферу скучной, бездарной, банальной, назидательной кустарщиной. Но и внутри христианского сообщества существенны упреки в том, что она не удовлетворяет информационный голод и говорит о том, что и так хорошо известно всем верующим.

Выход из создавшегося тупика, как мне видится, существует, и он уже наметился. Это использование достижений медийного производства и храброе освоение тех тем, о которых христиане думают, но не говорят, тех жанров, которые раньше считались неприемлемыми. Процесс этот должен быть осторожным, чтобы не профанировать христианское благовестие, но и достаточно новаторским: «Се, творю все новое» (Откр 21:5), «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби» (Мф 10:16).

То, что сегодня качество христианской продукции сильно улучшилось, говорит о том, что люди бизнеса верят в действенность своих спонсорских вложений в дело христианского просвещения. В то же время и светские массмедиа начинают отзываться на вызов христианства. Разве не чудо, что некоммерческий фильм Мела Гиббсона «Страсти Христовы» и фильм Павла Лунгина «Остров» оказались среди рекордсменов проката?

Мы много размышляем о нашем постиндустриальном обществе и о том, куда нам идти дальше. Ответ же только один — к Христу, к распространению в обществе вести о спасении. Перед лицом вечности альтернативы у нас нет!

 

Автор: Петр Коломейцев

 


Работает на Cornerstone