Тема

Есть ли у наших детей будущее в церкви?

Всеволод Погасий
Журнал/Архив/Номер 58/Есть ли у наших детей будущее в церкви?

Есть ли у наших детей будущее в церкви?

— В чем причина духовной апатии молодежи в нашей церкви? — задал я вопрос одному лидеру церкви, женщине, стоявшей у истоков общины.

— В том, что им негде приложить свои силы, — прямо ответила она. — Все в церкви уже устроено и определено. Все налажено. Ответственные служения заняты взрослыми, зрелыми служителями. Служения не резиновые. Церковь живет и функционирует, она вполне самодостаточна.

— И у молодежи?

— Да. У них есть специально созданное молодежное служение. А ведь молодежь «заточена» на деятельность. Ребятам нужны свершения. Им нужна реальная ответственность.

Помолчав, она продолжила:

— Это очень похоже на ситуацию 80-х, на которые пришлась моя молодость. Призывы к романтическим завоеваниям 60–70-х годов были уже не актуальны. Дела героев тех лет, хоть и приводились в пример, но уже были слишком далеки от реалий жизни. Общество находилось в состоянии стагнации. Все уже оформлено, понятно и предопределено. Все прагматично. В геологи уже не идут. В летчики тоже. Молодежь стремится в мединституты, потому что у врачей есть перспектива карьерного роста, определенный блат. Если Аркадий Гайдар в 15 лет командовал полком, потому что в этом была реальная необходимость, то комсомольцы 80-х перестали, по сути, быть на передовой социальных завоеваний. Хотя формально так и пропагандировалось.

— Так в чем сходство ситуаций с молодежью 80-х и молодежью в современной церкви?

— Приветствуется, чтобы молодежь приходила в служения. Но реальной ответственности им зачастую дать не могут. Да и не бывают такие служения многолюдными. Вот и остается для тинейджеров формат молодежки! Но такое служение часто замыкается внутри определенного круга. В нем, вроде бы, есть те же элементы, что и на взрослой литургии: прославление, проповедь; есть домашние группы. Но ответственность ненастоящая.

— Но ведь есть же опыт привлечения молодежи к разного рода дьяконии — помыть квартиры и окна перед Пасхой пожилым людям…

— Да, но есть ли в этом жизнь? Удалось ли поставить эту помощь на поток? Это ситуативные акции…

Есть ли у наших детей будущее в церкви?

Большинство протестантских церквей возникли в начале-середине 90-х. И молодые люди, а порой подростки, обратившиеся к Богу в то время, встали перед необходимостью созидать церковь, начинать служения, евангелизировать, ездить с миссионерскими поездками. Именно они сейчас пасторы, лидеры и служители прославления, наставники домашних групп. Они «оформили» и «причесали» церкви. Можно ли еще в этих общинах что-то добавить или изменить? Наверное, можно. Но кто доверит подросткам  это серьезное дело? Дать им крайнюю ответственность за взрослые мероприятия — не мудро. Страховать их, чтобы в нужный момент подхватить ситуацию, — значит, не дать им пожать плоды своих решений и действий. Так ребята и переживают опыт псевдоответственности, видимости действия, у которого нет последствий. Эта игра быстро наскучивает, она ненастоящая. В ней нет нерва реальной жизни.

Ситуация осложняется еще и тем, что в подростковом возрасте ребята находятся в «мертвой точке»: вера родителей уже не является достаточным фактором в их отношениях с Богом, должна появиться собственная вера. А этот процесс неотделим от базовой психологической потребности подростков действовать, осознавать себя через самореализацию. Но именно в этот период на подростковое сознание и на их страстную часть души претендуют популярные в мире формы самореализации. Подросткам нужно самовыражение? Пожалуйста! Ты можешь стать виртуальным героем! Победителем автогонок или классным шутером1! В качестве бонусов — рейтинги и «лайки»2. А главное — никакой ответственности. Победа или проигрыш отражаются лишь на собственном самолюбии. Да и проигрыш в компьютерной игре — понятие относительное: перезагрузился и начал опять. И так множество раз, пока не повезет или не надоест.

Уход интересов в сферы, не требующие усилий, преодоления себя или подвижничества, — характерная тенденция у современных тинейджеров. Спортивные, художественные или музыкальные школы не воспринимаются как область увлечений. Настоящая жизнь начинается перед монитором.

Старших подростков и молодежь начинает волновать самоопределение. Звучат вопросы: какие экзамены сдавать? куда пойти учиться? где больше рейтинг? куда возможно поступить без блата? а на какое образование у родителей хватит денег? Далее: как выглядеть, чтобы быть привлекательной для мальчиков? за кем ухаживать? как встроиться в церковную систему отношений между парнями и девушками? какой статус в молодежной (церковной) иерархии хочется иметь и как его достичь? Но так мыслит обычный добропорядочный старшеклассник. Чем же тогда отличается от него церковный подросток или молодой человек?

— Есть ли выход? — задаю я вопрос моей собеседнице.

— Священное Писание дает очень интересный образ: в Псалме 126:4–5 сыновья сравниваются со стрелами в колчане. Стрелы летят быстрее и поражают цели на большем расстоянии, чем может достать человек, вооруженный мечом. Каждое новое поколение должно пойти дальше своих родителей, решить более глобальные задачи. А для этого молодежь должна быть пленена романтикой служения. Что это значит? «Мертвая точка» может быть преодолена только энергией самого человека. Ему нужно быть чем-то зажженным, вдохновленным. Он должен услышать призыв и поверить в него. Ему важно уразуметь, что он «надобен Господу». Что Бог делает на него большую ставку в деле Евангелия и Царства Божьего. И чем ярче звучит призыв, тем категоричней он будет принят.

Церковь тогда будет востребована молодежью, когда она станет стартовой площадкой для ее дальнейшего служения. Она должна уподобиться луку, натягивающему тетиву со стрелой. Куда они полетят? В миссии, в библейские школы, чтобы дальше служить в других городах и странах. Почему это так важно? Во многих общинах есть феномен «постаревшей молодежи». Молодым людям уже за тридцать, а они продолжают так называться, а главное, осознавать себя членами молодежных домашних групп и молодежного служения. Детская сфера такой церкви подобна реке, которая начинается с бойкого ручья детского служения, хочет быть полноводной, но в устье заболачивается, потому что никуда не впадает3.

— Думаю, — продолжает моя собеседница, — нужно обратиться к опыту церквей на Западе: не одно десятилетие (и даже столетие) они решали проблему молодежи. Прежде всего второе и последующие поколения должны быть ориентированы на служение за пределами материнской церкви. Сфера их деятельности должна иметь открытый горизонт. Им важно осознавать себя миссионерами. Здесь речь идет не только об участии в миссионерских проектах, но и о взгляде на свою жизнь как на миссию, порученную Богом.

Есть ли у наших детей будущее в церкви?

Но стратегия церкви по отношению к молодежи — это часть проблемы. Вторая часть связана с позицией родителей. Вопрос в том, какого будущего в действительности они хотят для своих подростков. На поверхности — чтобы они выросли христианами. Но готовы ли мы посвятить своих детей Христу по-настоящему? Чего мы для них желаем? Устроенной жизни: получить образование, хорошую работу, супруга или супругу из верующих? Тогда мы просто приспосабливаем их к существованию в этом мире. И надо набраться смелости, чтобы признаться в этом. Ведь какое самое сложное решение родитель однажды должен принять? Отпустить своего сына или дочь и позволить им стать жертвой Богу. Так поступила Мать Христа. Ее материнское сердце разрывалось при виде распинаемого Сына. Но оно болело не от жалости к себе: завершался крестный путь ее смирения: «Да будет рабе Твоей по Слову Твоему». Посвятить Богу своего ребенка — значит видеть в нем служителя и вкладываться в такую его судьбу. Значит, с детства формировать в нем образ героя как героя веры. Ставить ему в пример людей, ответивших на Божий призыв к служению и рассказывать о славе Христовой, явленной в их жизни.

Многие резонно спросят: но… ведь не все церковные подростки и молодежь должны связать свою судьбу с религиозным служением — в церкви, в миссии и т. д.? А кому решать, какой должна быть судьба ребенка? Да, до старшего подросткового возраста об этом беспокоятся родители. Затем уже сам молодой человек или девушка будут выбирать, чем заниматься в будущем. Но какие ценности лягут в основу их выбора? Вопрос стоит остро: кто определяет судьбу? Если сам молодой человек, то где здесь Бог? Значит, в его христианском воспитании было упущено что-то важное. Если же он научен в смирении спрашивать: Господь Иисус, какова Твоя воля обо мне? Ты по какому пути призываешь меня идти? — значит, он был хорошо наставлен и получил здоровую прививку от своеволия. Его юная энергия была направлена в русло служения, а значит, к обращению от себя и почитанию другого большим. У него есть опыт послушания, представление об иерархии.

Поощрение молодых людей к миссионерской деятельности стало традицией для некоторых церковных ассоциаций и даже государственных структур. Многие западные миссионерские общества специализируются на подготовке и отправке молодых людей в африканские и азиатские страны для работы на существующих миссионерских станциях. Ребята преодолевают зависимость от комфорта и благ цивилизации, сталкиваются с людьми, которым нужна реальная помощь, разочаровываются в своих возможностях и открывают нужду в Божьей силе.

Некоторые образовательные программы в Западной Европе и Америке предоставляют возможность молодым людям посвятить год после окончания школы и до поступления в университет поискам себя — участию в благотворительных, миссионерских или волонтерских проектах. Цель таких проектов — увидеть мир глазами страдающих, научиться бескорыстно помогать, разделять боль другого. Возвращаясь, они уже по-иному смотрят на свое будущее, на создание семьи, образование и работу. Они будут ощущать в своем сердце печать пережитого служения. В Южно-Африканской Республике существуют спонсируемые государством миссионерские институты⁴. Молодые верующие могут связать свое будущее с обучением в них и последующей деятельностью на миссионерском поприще. А могут стать учителями, инженерами, музыкантами, рабочими, служащими, учеными, домохозяйками. Но они должны знать, что такое служение, и тогда, возможно, они не смирятся с судьбой обывателя.    

1 Стрелком в компьютерной игре.
2 Отметка «понравилось» в социальных сетях.
3 Пример с рекой Иордан, в истоке которой — Генисаретское озеро, а в устье — Мертвое море.
4 Например, Evangelical Seminary of Southern Africa.

 

Автор: Всеволод Погасий
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone